February 9th, 2001

00Canova

Нана Гонобанович (см. у Р_Л)

Профессор Лейбов предлагает ввести в повествование реальных людей.
В том смысле, чтобы их потом - после публикации глав с их участием - разрубали до седла своим порядком, по логике "самосбывающихся пророчеств" (ивр.).

Очевидно, что первым персонажем в таком случае должен стать отец Александр Мень. Может быть, не сам он, а тот адвокат-кокаинист (не Падва, не Гофштейн, уточнить фамилию у тех, кто с ним нюхал), который отмазал Игоря Бушнева от обвинительного приговора по этому делу.

В истории Бушнева, кстати сказать, есть загадочная фигура - Екатерина Аникейчик. Тоже годится на роль персонажа.
00Canova

Ицкович - жертва Н.Г.

(см. у Лейбова от 9 февраля, 2:20ам)

Видимо, Дмитрий Соломонович - просто виктимный тип, раз мы о нем одновременно подумали.
Но он ни за что не побежит в соседний зал, если не будет в полной мере убежден, что "курильщик", опознанный свидетельницей на похоронах о. А. Меня, и есть тот самый "чудесный грузин" из нашей повести. Вспомним Макбета с Честертоном: чтобы третий факт показался непреложной истиной, первый должен быть известен наверняка (о. Александр был зарублен неизвестным орудием), а второй - проверяем по свидетельствам открытой печати (Галину/Екатерину Аникейчик действительно выбросили из поезда на станции "Семхоз", а спустя три года Б.В. Аникейчик действительно записал на кассету предсмертные обвинения Гурвицу, и тут же умер).

Нельзя начинать инжиниринг действительности с завтрашнего дня. Ибо не завтра началась бессмысленная жестокость русской жизни.