April 9th, 2001

00Canova

Impressive overpaid

Во жизнь пошла. Тезка Тезкович огласил причины сопротивления журналистов Кохуйордану:

Они там все - сопротивленцы, млин - борются по одной причине. Они были impressive overpaid.
Нет других причин.
НЕТУ.


Как все-таки тяжело жить со сложной душевной организацией.
Помнится, два с половиной года назад, когда я рискнул сотрудничать с ФЭПом, Тезка Тезкович мне очень умно объяснял, почему деятельность этой организации объективно вредна. Умно объяснял, доходчиво. А сегодня, с убежденностью старушки из хлебной очереди в "красном поясе", Тезка Тезкович без тени сомнения повторяет козырную фэповскую дезу - о сказочных богатствах журналистов НТВ, которые Газпром, видимо, пытается у них забрать.

Антон Борисыч, ты не охуел ли часом?
Ты в самом деле думаешь, что Сванидзе, Доренко и Леонтьев с Соколовым получают меньше денег, чем Максимовская, Насибов и Иртеньев с Шендеровичем?
Ты серьезно считаешь, что сотрудникам, которых переманили с НТВ на РТР - Ревенке, Масюк, Лусканову, Мамонтову, Кулистикову - обещали на новом месте платить зарплату меньше, чем они получали в Мосте? Что ОРТ сманило из НТВ передачи "О, счастливчик" и "Что? Где? Когда?" обещанием меньших бюджетов, чем раньше?
Ты действительно веришь, что у тех, кто сегодня согласится делать НТВ на условиях Газпрома, зарплаты уменьшатся? Что их заставят по второму разу выплачивать давно погашенные кредиты?

Если ты так не считаешь - то по сравнению с кем они были impressive overpaid? С коллегами из CNN и ABCNews?

А вообще - мне странно и печально, что ты не понимаешь такой простой человеческой мотивации, как неготовность предавать своих. "Свои" в данном случае - это не только Гусинский и Киселев, но и наш с тобой тезка Титов, которого третий месяц гноят в тюрьме. Не за преступления (даже Страна.Ru не может объяснить, что ему конкретно инкриминируется), а ровно в силу той самой неготовности к предательству. Если бы он дал нужные показания на кого следует, если бы покаялся в НТВшной мерзости - как Добродеев в сегодняшнем письме - то был бы сейчас не просто на свободе, а в таком же шоколаде, как Добродеев. Просто одни люди готовы на предательство, а другие - извини и уволь. Если до тебя все-таки не дошло, почему мы не готовы предавать, тогда можешь продолжать верить в экономические мотивы, вряд ли я тебе что-нибудь еще могу тут объяснить.