August 19th, 2006

00Canova

Виды Севера: окончание

Не без приключений завершилась выкладка фотоальбома про послевоенный Израиль с Ливаном на три конкурирующих сервера: на Fotki.Com (добавленное — стр. 2 и 3), на PicasaWeb и на Flickr. В частности, наконец, удалось выложить серию про бронетехнику, куда входил давешний арбуз.
Художники и война
Collapse )
airplane

Дети хоронят конNeXion

Boeing решил прибить свою программу Connexion до конца года.
Суть анонса в том, что весь Интернет по WiFi, предоставлявшийся пассажирам "боингов" на длинных рейсах по договоренности с авиакомпаниями, перестанет работать. Убытки Boeing от этого мудрого решения составят 320 млн долларов.
Тут мне вспоминается чешский анекдот начала 1970-х, как чехи решили проверить на практике, действительно ли британское левостороннее движение является более безопасным, чем континентальное правостороннее.
Эксперимент полностью опроверг это предположение.
А состоял он в том, что 100 машин пустили по левой стороне дороги, пока все остальные продолжали движение по правой.

Я в нынешнем мае сделал 4 перелета Люфтганзой по маршруту Тель-Авив - Франкфурт - Вашингтон - Франкфурт - Тель-Авив.
В одном самолете был логотип WiFi, но протокол не работал. В двух других не было и логотипа. Только в одном перелете — из Вашингтона во Франкфурт — сыскались разом и логотип, и работающий WiFi за 27 долларов в сутки. И это, обратим внимание, в Люфтганзе, где 62 из 80 дальнобойных самолетов оснащены локальной беспроводной сети.

К чему я это пишу? К тому, что плохому танцору мешает логотип Мобильных телесистем. При том уровне надежности сервиса, который обеспечивал Connexion, оценивать финансовые результаты — так же глупо, как поправлять прическу перед зеркалом в горящем доме. Надо сначала пожар потушить, мне кажется.
armyface

The man who wasn't there

От 19 августа 1991 года у меня остались те ж воспоминания, что и от нынешней войны в Ливане.
А именно: сидишь, разгребаешь какие-то срочно-неотложные дела за 2700 км от того места, где творится История, и друзья твои сейчас где-то там, на переднем краю, среди танков, дыма и трагической непонятки.
И хочется быть с ними рядом, а не слушать полуграмотные сводки по радио за тридевять сот. Но все заканчивается очень быстро.
И дальше много лет мне суждено слушать охотничьи рассказы тех, кто был там и тогда, хоть бы и статистами, и думать: а вот как бы я себя повёл, если б на меня в тоннеле надвигался танк? А если б "катюша" шлепнулась в соседнем здании от моей редакции, и кабинет завалило обрушившейся со стен штукатуркой? Что бы я тогда кричал в эфире?
Collapse )