August 15th, 2008

00Canova

Два мнения

Российский офис Гугла опубликовал на Хедхантере вакансию Russia Policy Counsel.
Не прошло и двух лет, как Google Russia сообразил, что им нужен агент влияния в Кремле. Без этого им Яндекс никак не победить.
А дольше проработавший на российском рынке медиамагнат Руперт Мэрдок пришёл к противоположному выводу: если успех бизнеса зависит от политической крыши, то нафиг нужен такой бизнес.
Что ж, два мнения озвучено. И приходит пора спросить френдов.
[Error: Invalid poll ID 1242272]
[ Результаты опроса ]
00Canova

Про цензуру: кроме шуток

Нечаянно наткнулся в ЖЖ Татьяны Толстой (tanyant) на полугодичной давности запись с упоминанием о запрещённой к показу программе «Школа злословия» с моим участием. Там, в частности, сказано:

Некоторые гости тоже умерщвляются. Часть из них, особо живучие или везучие, выживают, но, конечно, бесследно это не проходит. Так, Антон Носик (dolboeb), передача с которым не вышла в эфир (пленка была размагничена и все следы его пребывания на канале стерты), вынужден прикрывать пулевое отверстие на затылке специальной вязаной шапочкой.

Шутка, наверное, остроумная (хотя моя мама, вероятно, с такой оценкой не согласилась бы, но она, к счастью, в командировке, и ЖЖ не читает; к её возвращению в столицу эту запись придётся убрать под замок).
Но, кроме шуток, мне всё же хотелось бы знать (если теперь уже можно обсуждать эту тему без опасения подставить Татьяну Никитичну и Авдотью Андреевну).
Что я такого чудовищного сказал в том интервью?
Какие конкретно слова нельзя произносить в вашей передаче, если хочешь, чтобы господа Кулистиков и Сурков её не запретили к показу?

Update: при получении от НТВ полного списка запрещённых к показу выпусков ситуация несколько прояснилась. Сурков, вероятно, приложил руку только к запрету Поткина.
lemonde

Не конкуренты

bearshitsky в кои-то веки со мной согласен.
Но с его далеко идущими выводами не согласен, в свою очередь, я.
Действительно, в нынешней войне блоги оказались не у дел.
Но это всего лишь специфика Южной Осетии — места, где нормальному человеку в XXI веке нечего делать.
Поэтому там нет Интернета, блогов, блогеров, да и офлайновых источников информации, независимых от одной из воюющих сторон, тоже нет, никогда не было и не будет.

За конфликтом в таких местах действительно трудно наблюдать по блогосфере. Но и по традиционным СМИ — не легче. Бумажных изданий, выдававших фотографии бомбёжки в Гори за снимки Цхинвали, тоже хватило. Собкоров в зоне боёв не оказалось практически ни у кого. А те немногие, которые там были и попали под обстрел, в первую очередь оказались озабочены вопросами собственной эвакуации, и лишь во вторую — сдачей материалов, или обновлением своих ЖЖ. Анальный луч смерти тому, кто их за это осудит. Я и сам был когда-то дурной, лез на рожон, тусовал по Ливану и Газе, на хую вертел любые приглашения проследовать в бомбоубежище. Но с тех пор, как у меня родился сын, гусарство закончилось. И осуждать людей, не готовых оставить своих детей сиротами "ради нескольких строчек в газете", считаю в высшей степени неуместной глупостью. Тем не менее, приходится констатировать: с оперативностью, полнотой и достоверностью сообщений из Южной Осетии в период с 8 по 12 августа была полная жопа у всех. И у телеканалов, и у радиостанций, и у бумажных газет, и у информагентств.

Действительно, блогосфера этого пробела в данном случае не восполнила (в отличие от многих других случаев за последнее пятилетие). Но и никаких событий, способных повысить пошатнувшийся в нынешнем тысячелетии авторитет бумажных изданий, в эти дни тоже не произошло. Дезы, провокаций, недосказанностей и непонятки везде хватало — не только в блогах. А если какое-нибудь традиционное издание заслуживает отдельных похвал за оперативность, достоверность и полноту освещения конфликта с 8 по 12 августа, то хорошо бы кто-нибудь назвал уже это издание. А то я в упор не вижу этого праведника в Содоме.