June 23rd, 2009

100george

ЧасКор о войне

Статья Александра Храмчихина «Как мы опоздали на Ледокол» — о том, что Сталину стоило бы атаковать Германию в апреле 1941 года, и тогда бы Вторая мировая закончилась к 1943-му, со значительно меньшими потерями. Читается очень увлекательно. Лишняя иллюстрация известной истины о том, что история не знает сослагательного наклонения.

Рядом — более свежие тексты того же автора о перспективах войны между двумя Кореями.
Вот это уже читается как совершеннейшая фантастика.
еврейские лапти

Скинхеду дали 23

Алтайский краевой суд приговорил руководителя местной скинхедской группировки «Волки Одина» Алексея Кельбера к 23 годам, сообщает Ъ-Омск.

Первое нападение, о котором стало известно правоохранительным органам, группировка совершила 5 мая 2007 года: поздно вечером националисты набросились с молотками на гражданина КНР Ли Фуцзюня, возвращавшегося в гостиницу «Центральная». Пострадавший чудом остался в живых. В дальнейшем группировка совершила еще около десятка схожих по почерку нападений. Так, 20 июня 2007 года члены группы нещадно избили молотками, а затем закололи ножом алтайца Михаила Кундина, а 5 августа того же года, по материалам дела, на Комсомольском проспекте националисты зарезали азербайджанца Эльвина Новрузова. Как указано в обвинительном заключении, «убийствами и причинением тяжкого вреда здоровью группировка намеревалась добиться возникновения паники и массового страха среди неславянского населения, создания в Барнауле атмосферы нетерпимости к лицам нерусской национальности, принуждения их к выезду за пределы города и РФ».
sechin

Вся власть — советам

Отвечая на вопрос о том, кому принадлежит реальная власть в стране, по 21% опрошенных назвали Путина и Медведева. 17% уверены, что власть находится в руках бизнесменов и олигархов. Реальным носителем власти 6% назвали правительство, 5% — бандитов.
Свежий опрос ВЦИОМ
reading

Иллюзия репортажа

Портрет Наташи Морарь с обложки Сноба
Cover story июньского «Сноба» — большая статья Панюшкина про Наташу Морарь. Классический очерк из серии «Пламенные революционеры»: маленькие трагедии из человеческой жизни под видом злободневного репортажа о политической борьбе на постсоветском пространстве. Любовная проза с печальным концом, небрежно завуалированная под биографию молдавской революционерки. Фирменная у Панюшкина стилистическая игра: чем настойчивей нагнетается документальность повествования, тем дальше оно дрейфует в сторону художественного рассказа, в котором все персонажи и события вымышлены, а их совпадения с реальными историческими лицами и фактами — случайны. Высокохудожественная постановочная фотосъёмка, призванная будто бы удостоверить подлинность рассказа, ненавязчиво подчёркивает, что все реальные лица тут только заняты в ролях.