October 23rd, 2009

hands

Пелевин

Дочитал вчера свежего Пелевина.
Расстроился.

Первые 150 страниц — отличный текст, насыщенный смыслами и прекрасно выстроенный, со всеми фирменными пелевинскими парадоксами, выворачиванием реальности наизнанку, выяснениями кто кому снится, сила ночи, сила дня. Эти 150 страниц, безусловно, заслуживают прочтения... А потом вдруг это всё кончается, и начинается унылое описание компьютерной бегалки-стрелялки — бледный римейк «Принца Госплана» с Достоевским в главной роли. Дальше по сюжету нам объясняют, что так оно и должно было случиться, потому что коллектив авторов, писавших первые 150 страниц, разогнали, а главный демиург теперь халтурит сценаристом шутера про Достоевского. Но повествование уже развалилось, и все последующие попытки склеить его обратно, вернув персонажей первой части, неубедителен. Возникает жёсткий кризис перепроизводства телег. Сюжетные узлы, заброшенные перед началом шутера, начинают развязываются заново, но все развязки так похожи друг на друга, что каждая из них делает все остальные необязательными... Складывается чувство, что автору несколько раз надоедало писать эту сагу, а потом приходилось браться за неё заново.

Интересны были бы соображения прочитавших о прототипах демиургов и издателей.