May 24th, 2011

potter

Интернет как телефон: статистика

В 1989 году в СССР насчитывалось 39,7 млн телефонных аппаратов на 286,7 млн жителей.
То есть один аппарат на 7 человек.

Интернетом в России пользуются (по мартовским данным ФОМ) 50,3 млн человек, при населении 141,8 млн. Итого, 35,47% жителей страны. По оценке ФОМ, это 43% российского населения в возрасте 18+.

Можно, конечно, доступность телефонной связи брать не от общего поголовья, а от числа домохозяйств. При среднем размере семьи в 3,5 человека можно посчитать, что домохозяйств в СССР было 81,9 млн, тогда их телефонизация составляла 48,5%.
zalupoj

Трезвый образ и подобие

В Ульяновской области запретили продажу крепкого спиртного по выходным.

В репортаже BBC рассказывается о куче лазеек, найденных пьющей частью местного населения буквально в первый же день существования "сухого закона" в регионе.

Навскидку приходит в голову, что все эти лазейки (кроме самогоноварения, о котором, впрочем, в репортаже ничего не сказано) в данном конкретном случае объясняются половинчатостью меры. Власть в России не готова отказаться от акцизных алкогольных доходов даже на 15 минут в сутки — поэтому запрет не касается ни пива, ни вина, ни ресторанов, ни служб доставки.

Впрочем, стоит на минуту задуматься, и станет понятно, что половинчатостью всего не объяснишь. В США, например, сухой закон не признавал деления на пиво и водку, выходные и будние дни. А лазейки всё равно находились, и кончилось всё, как известно, бесславным отзывом антиалкогольной поправки к Конституции. При этом ни до, ни после этой поправки проблема с пьянством и алкоголизмом не стояла в США так остро, как у нас, если верить первым лицам государства.

Беда в том, что политика голых запретов (будь то половинчатых или тотальных, неукоснительно соблюдаемых) — это борьба со следствиями, а не с причинами недуга. И помогает она не больше, чем носовые платки против гриппа.