June 6th, 2011

00Canova

Открытка из Камбоджи-3: победа коммунизма

Любопытный исторический факт: американцы уничтожили в Камбодже больше мирного населения, чем в Хиросиме и Нагасаки. При том, что Америка ни одного дня не находилась с Камбоджей в состоянии войны. Просто Киссинджер считал целесообразным её бомбить. А Камбодже нечем было ответить.
Останки жертв коммунистического правления в Камбодже, 1975-1979
Ещё один примечательный исторический факт: местные коммунисты в деле уничтожения мирного населения Камбоджи оказались в 8 раз эффективнее американского агрессора. Хотя у них не только B52 не было — даже пуль не хватало на всех. Пришлось мотыгами. Но они управились. В деле геноцида собственного населения преимущества коммунистического строя даже как-то глупо оспаривать.
00Canova

Лытдыбр: Сайгон

Первое впечатление от Сайгона: блин, ну вот на хрена я сюда приехал.
Унылое свинцовое небо, широченные неуютные улицы, застроенные по обе стороны коробочной архитектурой советских семидесятых, дорожные пробки, непрерывное гудение клаксонов, жара, вонь и дождь.

К тому же сразу началось не встречавшееся в северной части страны мелкое мошенничество: лицензированный таксист аэропорта довёз до ближайшей подворотни, пересадил меня в какую-то левую Тойоту Иннову, а сам уехал. Правда, Иннова была сильно новей и комфортней того жуткого китайского SUV, на которых ездят официальные таксисты аэропорта — но пересадка в незнакомую частную машину в подворотне приятных впечатлений от города не добавила.
Вид на реку Сайгон с балкона Majestic
Но всего через 15 минут въехали во Французский квартал, и я, честно говоря, глазам своим не поверил. Начался такой вполне себе тропический Париж: собор Notre Dame, площадь с Оперным театром, опрятные европейские улицы с магазинами сплошь знакомых марок (увы, одёжных, а не компьютерных) — и, наконец, Majestic Hotel Saigon, вполне достойная отрыжка времён колониализма, где за 140 единиц нерусских денег дали мне номер люкс на пятом этаже, с балконом на реку. WiFi работает, кабельный Интернет работает, Фейсбук не блокирован, пепельницу в номер принесли — много ли человеку для счастья надо.

Ну, разве что ещё хотелось бы, чтобы дождь уже, наконец, перестал. Но тут уж надо было сезон выбирать правильно.
inversia1eye

Камбоджийский Швейцер

Этого забавного швейцарского дядьку зовут доктор Беат Рихнер.
Не смотрите на инструмент: на самом деле, он педиатр.
Доктор Беат Рихнер, Сием Реап, Камбоджа, суббота 4 июня 2011
Вскоре после окончания мединститута в родном Цюрихе 27-летний Рихнер отправился по линии Швейцарского Красного креста лечить детей в Камбодже. Практика в пномпеньской клинике Канта Бопа была недолгой: в город вошли красные кхмеры, которые убили в стране 900 врачей из находившихся там 950. Рихнер уцелел — вернулся в Цюрих, работал в детской горбольнице, потом открыл собственную практику. Попутно играл на виолончели, писал песни, издавал детские книжки с собственными картинками... А в 1991 году к нему обратился гражданин Сианук, он же дважды коронованный король Камбоджи, и попросил помочь с восстановлением детской клиники в Пномпене. Так Рихнер вернулся в Индокитай.
Collapse )
Дай Вам Бог здоровья, доктор Рихнер.
И, разумеется, денег.
00Canova

Тени Сайгона

Отправился на закате гулять под дождём по вечернему Сайгону.

Дорожное движение тут совершенно адское. Ни зебры, ни светофоры не отвлекают многотысячную толпу мотоциклистов и нуворишей на джипах от нескончаемой гонки по городским улицам. В некоторых местах переводом стаек испуганных прохожих через улицы занимаются постовые в хаки, отчаянно свистя мотоциклистам. В других местах пешеходы просто бросаются в гущу транспортного потока, и там лавируют со спокойной уверенностью Брюса Ли. На проспекте Нгуена Хуе одна модельной наружности юная горожанка учила меня этому искусству, дав знак следовать за ней — прямо под колеса надвигающегося «Лексуса» (вернее, как оказалось полсекунды спустя, в щель между «Лексусом» и колонной обгонявших его справа байкеров).

С такими приключениями я неспешно (хоть кое-где и вприпрыжку) обошёл Французский квартал, и отправился ужинать на знаменитую крышу «Рекса», где с 1959 по 1973 год расквартированные в здешних краях американские военные расслаблялись перед смертью, пленением.или отправкой обратно в Штаты. После прибытия в Сайгон первых частей армии США на этой крыше действовала полевая кухня, где готовили индейку на День благодарения в 1959. Когда кухня съехала в военные лагеря, тут устроился бар. Здесь же проводились ежедневные армейские брифинги для прессы, прозванные Five O'clock Follies за малую информативность. В том же зале в 1976 году прозвучало объявление коммунистических властей об аннексии Южного Вьетнама (она же, на их языке — объединение страны). Отель был ненадолго переименован в Ben Thanh, но 10 лет спустя, с началом вьетнамской перестройки, вернул себе историческое название, а недавно был ещё и перестроен изнутри до полной неузнаваемости. Сейчас тут 289 пятизвёздных номеров — впрочем, по цене о звёздах никак не догадаться: люкс на сегодня стоит от 104 долларов с завтраком и Интернетом.

Цокольный этаж отдали под бутики всевозможной Феррагамы, Bvlgari и Bally — получилась ухудшаемая версия Третьяковского проезда. А вот крышу отделали совершенно офигительно: деревянный пол, деревянная мебель, плетеные стулья и конический навес из оргстекла, делающий это место неописуемо уютным в разгар тропического ливня. Который как раз в эту минуту бушует от меня в полутора метрах, но мне даже iPad сдвигать незачем. Кухня тут не позорная, но цены по местным меркам сумасшедшие — примерно уровень московского «Маяка» или «Жан Жака», что дороже моего Majestic раза в полтора. Досадный дизайнерский проёб — плазменный экран над стойкой бара, где CNN бесконечно зомбирует гостей заведения усатой будкой президента Йемена (издалека — вылитый Лукашенко) и архивными клипами Стивжопса, чей iCloud будет анонсирован в полночь по здешнему времени (попробую не уснуть).

Стараюсь не замечать CNN, пью Whisky Sour, дышу влажным индокитайским воздухом и думаю обо всех тех американских солдатах, которые сгинули в здешних джунглях и болотах за 19 лет бездарной войны — или вернулись с неё навсегда поломанными, как герои «Охотника на оленей» или наши афганцы… Всё-таки удивительно туп и жесток был XX век на всём своём протяжении, от англо-бурской войны до балканской. Нулевые на этом фоне смотрятся какой-то эрой милосердия, невзирая на Афганистан, Ирак и нынешнюю Ливию.

Posted via LiveJournal app for iPad.