August 27th, 2011

кровожадный жид

Никогда не скажем «эта страна»

Игрался с новым яндексовским приобретением — этот сервис собирает из твоей тви-френдленты и FOAF-ленты все ссылки, опознанные как публикации СМИ, ранжирует их по числу сославшихся, после чего верстает в виде газетной полосы — размером в один экран, с горизонтальным скроллингом (довольно остроумная имитация листания, много лет назад успешно реализованная в Инопрессе).

Главной темой пятницы там, разумеется, оказалась покупка Яндексом Tweeted Times. Но на втором месте — манифест «Правого дела» и бесчисленные пересуды по его поводу в разных социальных, интернетовских и традиционных медиа (отдельно порадовал материал в «Известиях»; упреждая публикацию манифеста, они опубликовали убийственный разнос какого-то совершенно другого документа, попавшего в распоряжение редакции).

Манифест, хоть и весит в PDF под 200 килобайт, оказался не чета михалковскому: 28 страничек карманного формата. Начинается с преамбулы, описывающей текущее состояние России. По содержанию — мы живём, под собою не чуя страны. По форме и интонации — прозаическая версия «Песни невинности, она же опыта» И.А. Бродского.

Дальше начинается набор практических рекомендаций по улучшению жизни в стране. Он похож на сокращённую для телевизора версию известного документа «300 шагов к свободе» — увы, со всеми основными его недостатками: утопичностью, маниловщиной, безадресностью, непоследовательностью, сползанием в мелочёвку. По сравнению с «300 шагами» в манифесте «Правого дела» удивительно много призывов сажать на долгие сроки.

А в самом конце документа я наткнулся я на вообще прекрасное:

Мы никогда не скажем о России "эта страна".

Это, видимо, дорвался до пера известный в узких кругах безработный политтехнолог Милитарёв, без изгнания которого с трибуны обходится редкий Русский марш.

Для тех, кто не в курсе, поясню смысл этой странной клятвы. Среди активистов РНЕ, ДПНИ, Славянского союза и им сочувствующих бытует поверье, согласно которому словосочетание "эта страна", применительно к России, является оскобрительным и уничижительным. Этот речевой оборот помогает бдительным борцам со всякой нерусью в их вечном поиске безродных космополитов, врагов России, наймитов Вашингтонского обкома, и далее по списку. Поверье зародилось где-то в середине 1990-х, и свойственно узким, зато агрессивным и невежественным поцреотическим кругам. Ни в каком словаре русского языка мы не найдём объяснения, с какого перепугу указательное местоимение «эта» могло бы рассматриваться как оценочное.

Забавно, что торжественная клятва национал-патриотов соседствует в манифесте с кровожадными призывами об ужесточении ответственности по 282-й статье УК РФ. Понятно, что разные части документа писались в разных комнатах, но неужели же никому не пришло в голову хоть один раз прочитать получившееся буриме целиком перед публикацией?
reading

Исповедь гейши

Подписался на prostitutka_ket.
Не знаю, кто на самом деле ведёт этот дневник, и какая часть записок — художественная проза, но написано очень качественно.
Не удивлюсь, если там уже есть какой-нибудь договор с издательством по выпуску этих заметок отдельной книгой.
pirate flag

Геморой за свои деньги

Почему у пиратов — удобно, а в легальных магазинах — такой геморой? — интересуется Миша Визель, безуспешно пытавшийся купить в российских онлайновых магазинах легальную версию «Понедельника» Стругацких в FB2 для чтения в поезде.

Меня тоже давно этот вопрос волнует. Причём не про русские магазины, а про американские вовсе даже. Почему с легальным контентом столько гемороя за деньги пользователя? Это как-то связано с охраной авторских прав, или это проклятье такое?