September 15th, 2011

barbed wire

Что запрещено в Белоруссии

По поводу вчерашнего поста получил кучу справедливых нареканий от читателей из Белоруссии.

Действительно, я неточно выразился. Социальные сети в этой стране пока не запрещены. Запрещён только доступ к ним без предварительного предъявления паспорта.

Ну, и ещё пара-тройка вещей, вроде песен Цоя и акций в память о чернобыльской трагедии, которые легко может перечислить Google по запросу «в Белоруссии запрещены».
putinkipa

Зачем Суркову явка?

В комментариях к моему недавнему посту про выборы — и тут, и в Google+, и на Эхе Москвы — постоянно вбрасывают одну и ту же нелепую мантру, которая гласит:

Власть заинтересована в высокой явке избирателей для придания легитимности выборам.

Внимание, вопрос: кто и когда, во власти или в оппозиции, объявлял нелегитимными думские выборы 2007 года, с их нарисованной явкой в 63,71%?

Если вы таких заявлений ни от кого не слышали, то с чего вы взяли, что власть мечтает о более высокой явке, чем она умеет нарисовать? Вам об этом сам Сурков сказал? Или вы уже научились его мысли читать? Или можете вспомнить какие-нибудь конкретные действия власти, направленные на повышение явки?

Лично мне вспоминается только инициатива этой самой власти по отмену нижнего порога явки на выборах всех уровней.
putin thimble

Карманный путч

Если я правильно понимаю сложившуюся ситуацию, Прохоров на думские выборы уже не идёт.

Ни в составе «Правого дела», ни с каким-либо новым политическим объединением, которое ему теперь уже никто не даст создать.

Самая главная интрига выборов теперь — как Прохоров будет 800 миллионов рублей возвращать из партийной кассы.

Думаю, что никак. Как минимум для трёх действующих лиц в этой драме 800 прохоровских миллионов на счетах партии как раз и были основным смыслом всей аферы. Потому что ни в какую Думу они не собираются, зато бабло на партстроительстве осваивают давно и весьма изощрённо.

Отдельный зачот Газете.Ру, которая первой рассказала читателям о предстоящем карманном путче.
cash

Перевернутый мир: тендер ПФР

Минувшей весной Счётная палата РФ проверяла Пенсионный фонд России.

Нашла кучу всего интересного. Например, выяснилось, что каждый год ПФР без малейших уважительных причин задерживает переводы страховых взносов в НПФ на 7-11 месяцев, причём суммы подвисающих средств растут лавинообразно: 12,6 млрд в 2008 году, 35 млрд в 2009 году, 63,9 млрд в 2010 году, 85 млрд в нынешнем. При этом деньги, зависающие в Пенсионном фонде, никуда не инвестируются. Они просто лежат мёртвым балластом на корсчету ПФР в Центральном банке России. А когда деньги не инвестируются, то нет и дохода. В общей сложности из-за одних этих задержек будущим российским пенсионерам причинён ущерб, оцениваемый почти в 6 миллиардов рублей. С одной стороны, смешные деньги, с другой — в общем-то, есть, в чём разобраться Генеральной прокуратуре, когда она уже решит все свои вопросы с социальными сетями.

Счётная палата нашла и эти задержки, и много других нарушений, но почему-то не сочла нужным об этом распространяться публично.

Зато буквально через пару месяцев после окончания проверки Пенсионный фонд России объявил через сайт государственных закупок удивительнейший тендер на 13,4 миллиона рублей. За эти смешные деньги победителю тендера предлагалось выполнить научно-исследовательские работы по теме «Накопительная часть трудовой пенсии в РФ и за рубежом: особенности правого регулирования и тенденции развития».

Как это часто бывает с подобными тендерами, речь шла о заказе работы, которая уже давно и благополучно выполнена, причём не в каком-нибудь далёком исследовательском центре, а непосредственно в том министерстве, в структуру которого ПФР, собственно говоря, и входит. Называется оно Минздравсоцразвития, и результаты исследования, за которое ПФР обещал заплатить 13,4 миллиона, держит на своём сайте в открытом доступе ещё с ноября 2010 года, время от времени дополняя. Проведена эта работа, надо полагать, не из праздного любопытства, а во исполнение прямого поручения, полученного министерством от правительства РФ.

Но Минздрав почему-то не стал претендовать на деньги Пенсионного фонда. В тендере оказалось ровно два участника. Один как дурак предложил сделать работу за 7,7 млн. И, разумеется, проиграл. А другой, как умный, попросил за ту же работу 10,4 млн рублей. И, разумеется, выиграл.

5 сентября конкурсная комиссия объявила имя победителя. Им стал Государственный научно-исследовательский институт системного анализа Счетной палаты Российской Федерации. Той самой Счётной палаты, которая прошлой весной деликатно не заметила нарушений в работе ПФР.

В ближайшее время эта любезность будет щедро оплачена деньгами Пенсионного фонда России.

В общем, нормальная такая история для перевёрнутого мира: как проверяющая инстанция выигрывает тендеры у проверяемой.