October 1st, 2011

Martyn Jacques

Эта музыка будет вечной

Яндекс проанализировал активность пользователей своего музыкального сервиса за первый год его существования. Оказалось, что на прослушивание 1,3 млрд аудиофайлов у пользователей сервиса за этот период ушло 10.000 человеко-лет. Кого слушали, а кого не очень — см. краткую справку об исследовании. А мне больше всего понравилось графическое представление активности пользователей "в попугаях":
Активность пользователей Яндекс.Музыки с августа 2010 по август 2011 года
putin dark

Перевернутый мир: конфендициальность

Мы можем обеспечить очень высокую степень Вашей конфендициальности, — обещают анонимные создатели проекта rusleaks.org/net/com, в рамках которого сегодня на шведском сервере обнародованы данные из нескольких сотен российских государственных баз данных.

Я не знаю, что такое конфендициальность, и очень сильно сомневаюсь, что этот проект как-то поможет России бороться с коррупцией. Но любому российскому пользователю имеет смысл заглянуть на этот сервер, чтобы выяснить, какую информацию о нём собирает и хранит родное государство, и через какую жопу организованы у наших властей алгоритмы слежки за гражданами. Вот, например, как выглядит в федеральной базе «Физлица / Авиаперелеты» информация об одном моём перелёте в Красноярск:
2 записи об одном и том же полёте
Нетрудно догадаться, что речь в обоих случаях идёт об одном и том же рейсе, просто информация о нём получена из двух разных источников (ни один из которых, разумеется, никогда не уведомил меня о сборе этих данных, целях сбора, способах использования и сроках хранения) — точки продажи билетов и стойки регистрации. Как видим, у двух источников, шпионящих за пассажирами одного и того же рейса по заданию Родины, по форме заполнения данных расходятся восемь полей из десяти. А если придираться, то и все девять. Это, конечно, не мешает, если речь идёт о слежке за перемещениями одного конкретного человека, но если мы говорим о таких государственных задачах, как, например, сбор обезличенной статистики о передвижениях граждан для нужд инфраструктурного планирования, то двойственная запись об одной поездке (с разными датами, разными точками вылета/приземления) свидетельствует о полной непригодности сведений из федеральной базы «Физлица / Авиаперелеты» для последующей статобработки.

Ещё опубликованные базы помогают убедиться в том, до какой степени смешны и нелепы все рассуждения наших госчиновников о "защите персональных данных".

Именно государство в России является основным препятствием для защиты этих самых данных. Потому что оно маниакально собирает сведения о гражданах в свои базы, тайно и в открытую, но не делает ровным счётом ничего для охраны собранной информации. Любые данные о нас, доступные властям, можно с тем же успехом публиковать на своей стене в Фейсбуке — уровень защиты будет примерно одинаков. Вернее, в Фейсбуке он даже выше, потому что там доступ к информации, вывешенной на твоей стене, можно ограничить в настройках. А доступ посторонних третьих лиц к информации, которую россиянин сообщил о себе государству, ничем не ограничен и никак не контролируется.
Android

Kindle Fire: дым без огня

Долго читал описание Kindle Fire, пытаясь разобраться, в чём наёбка. В итоге оказалось, что всё довольно просто. Kindle Fire — это вообще не планшет в том понимании, к которому приучили нас за последние полтора года устройства на iOS и Android. То есть не платформа для свободного доступа к софту и контенту от миллионов разработчиков со всех концов Земли. А банальное кассовое окошечко, через которое пользователь из любой страны мира может заплатить Амазону денежку. И, если этот пользователь живёт в США, то за эту денежку ему ещё и отгрузят товар. А если пользователь находится за пределами США, то деньги у него возьмут, а товар не отгрузят, сославшись на негодный IP-адрес.

Цена в 199 долларов, так потрясшая воображение всех американских рецензентов устройства, лишь на первый взгляд выглядит дешёвой. Потому что, один раз купив Kindle Fire, пользователю придётся потом заплатить абсолютно за всё, что он уже однажды, дважды или трижды в этой жизни покупал в App Store, Android Market, iBooks и iTunes Store — и за софт, и за игрушки, и за музыку, и за фильмы, и за книги. За программы, которые ему раньше доставались бесплатно в App Store и в Android Market, в амазонской лавке тоже предложат теперь заплатить заново, потому что никаких маркетов, кроме собственного, Амазон не признаёт. А 19 из 20 программ, доступных сегодня пользователям Андроида, пользователю Kindle Fire не получить и за деньги, потому что весь ассортимент Amazon AppStore ограничен сегодня 10 тысячами программ, против 190.000 в Android Market (про ассортимент App Store я вообще молчу).

Теоретически в Kindle Fire можно загружать и собственные фильмы, и музыку. Но на практике встроенный плеер способен проигрывать только товары из амазонского магазина, в его проприетарном формате c DRM. Возможно, в Amazon AppStore имеются приложения, способные помочь горю, но на устройстве они не предустановлены.

В отличие от 149-долларового Kindle Touch 3G и более старых моделей, вроде DX, в суперновинке не предусмотрено модуля подключения GSM/CDMA/4G. Для выхода в Интернет и доступа к другим устройствам владельцу Kindle Fire предлагается выбирать между кабелем и встроенным WiFi. Так что отправляясь в те края, где повсеместное наличие доступных хотспотов не гарантировано, нужно весь контент закачать на диск заранее. Тем более удивительно узнать, что встроенный накопитель Kindle Fire имеет объём 8 гига. В официальных спеках обещают, что этого достаточно для 10 фильмов. Остальное — на облаке.

С учётом всех этих обстоятельств авторы бесчисленных статей о Kindle Fire как "убийце" всех прочих планшетов на андроидной платформе выглядят, мягко говоря, неадекватно. Впрочем, до выхода устройства на рынок осталось всего полтора месяца. Для окончательных диагнозов — подождём.