December 7th, 2011

всюду жизнь

Олечка-людоедка: дело судьи Боровковой

Мировая судья Боровкова привычным движением руки впаяла вчера Навальному 15 суток. Отказавшись, по своему обыкновению, допустить рассмотрение вопроса о его виновности по существу.
Мировая судья Боровкова — широко известная фигура в узких оппозиционных кругах столицы. она штампует такие приговоры не первый год.
Заметим, барышне судье 26 лет. Она не застала ни Ежова, ни Берию, ни Вышинского. Она даже Брежнева в живых не застала.
Она просто винтик.
И этот винтик не обучен крутиться никаким другим способом, кроме предусмотренного рисунком государственной резьбы.
У неё нет даже того ментовско-прокурорского стажа, которым объясняется упыриная кровожадность и юридическое невежество подавляющего большинства нашего судейского корпуса: она не успела послужить в системе МВД и лично приобщиться к тамошней "палочной системе" выполнения планов по возбуждению дел. Но увы.
И совершенно не имеет значения, какие она в детстве читала книжки, и какую пила пепси-колу.
Она даже прекрасно может в свободное от работы время возмущаться коррупцией и произволом, и мечтать о такой стране, где на улицу будет не опасно вечером выйти, а с жалобами на здоровье не страшно обратиться в ближайшую поликлинику.
Но когда приходит ей время напяливать мантию и отрабатывать судейскую зарплату — она превращается в винтик тупой репрессивной машины. Как те нацисты, которые в Нюрнберге потом твердили: мы просто исполняли приказ.

Или как герой пророческого стихотворения Н.С. Гумилёва про человека вообще без рефлексии:
Он стоит пред раскаленным горном,
Невысокий старый человек.
Взгляд спокойный кажется покорным
От миганья красноватых век.

Все товарищи его заснули,
Только он один еще не спит:
Всё он занят отливаньем пули,
Что меня с землею разлучит.

Кончил, и глаза повеселели.
Возвращается. Блестит луна.
Дома ждет его в большой постели
Сонная и теплая жена.

Пуля им отлитая, просвищет
Над седою, вспененной Двиной,
Пуля, им отлитая, отыщет
Грудь мою, она пришла за мной.

Упаду, смертельно затоскую,
Прошлое увижу наяву,
Кровь ключом захлещет на сухую,
Пыльную и мятую траву.

И Господь воздаст мне полной мерой
За недолгий мой и горький век.
Это сделал в блузе светло-серой
Невысокий старый человек.
К сожалению, в подлые времена каждому из нас может выпасть комсомольская путёвка в палачи. Не только мировой судье Боровковой и другим сотрудникам репрессивной машины. Но и писателю Г., написавшему донос на Библиотеку Мошкова. И сокамерникам Ходорковского, которым пришлось лжесвидетельствовать, чтобы он не получил УДО. И журналистам НТВ, которые на этой неделе ещё не знают, кого им на следующей велено будет разоблачать как шведских шпионов.

Легко презирать судью Боровкову — тем более, что она полностью такого отношения заслужила, и в правовом государстве на выстрел не должна быть подпущена к работе в системе юстиции.

Но гораздо важнее спросить себя: а мы бы сами как себя на её месте повели?
0kozel_animated

Дуракам и провокаторам: про конкуренцию в Интернете

Сегодня позвонили мне за комментарием: какая платформа в социальных медиа — самая правильная?
Твиттер или Фейсбук? ЖЖ или Google+? ВКонтакте или YouTube?

Мне на такие вопросы, в различных формулировках, приходится с 2006 года отвечать практически непрерывно. Пришло время ответить один раз, зато развёрнуто, чтобы закрыть порядком надоевшую тему.

Оптимальной площадкой для распространения и получения информации в XXI веке является глобальная сеть Интернет. Точка.

Все существующие в Интернете социальные сети, поисковики, онлайн-СМИ и иные ресурсы — всего лишь части одной глобальной системы, обеспечивающей потребность современного человека знать ответы на свои вопросы и рассказывать людям то, что он считает нужным поведать. В точности как это сказано во Всеобщей декларации прав человека, ст. 19:

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

А все гнилые базары о том, что пользователь непременно должен выбрать для себя раз и навсегда, читает ли он Газету.Ру или Ленту.Ру, ищет Яндексом или Гуглом, регистрируется в Твиттере или в ЖЖ — удел ровно двух категорий ораторов. Об этом в 2011 году могут говорить либо законченные дураки, которые за последние 17 лет не удосужились ни разу заглянуть в мировую статистику, либо заведомые провокаторы, задача которых — дискредитировать свободные площадки для общественной дискуссии, вбрасывая ложный тезис о том, что все эти площадки являются взаимоисключающими.

Никто в Интернете не обязан выбирать один ресурс ни для поиска, ни для общения, ни для узнавания новостей. Наоборот, ценность Интернета как информационного источника обеспечивается богатством пользовательского выбора, и свободой одновременного обращения ко всем существующим здесь альтернативам. Поэтому за 17 лет существования графического веба никто тут никого не «сожрал» и не «сожрёт». Если кто-то из мировых лидеров вышел за эти годы из бизнеса (как AltaVista и Lycos в поиске или MySpace в соцсетях), то случилось это сугубо по внутренним причинам этих проектов, безо всякой связи с успехами или интригами их конкурентов. Что касается конечного пользователя, то для него существование разных путей решения одной и той же информационной задачи является безусловным благом. И он за это благо постоянно голосует — и временем своим, и деньгами — одновременно поддерживая великое многообразие успешных, жизнеспособных платформ практически в любом сегменте.

В денежном эквиваленте и аудиторных показателях одни проекты всегда будут успешней других. Но успех одного игрока совершенно не предполагает гибель другого. Скажем, капитализация Apple сегодня составляет 363,35 млрд долларов, а капитализация Microsoft — всего 215,86 млрд. При этом доля Windows на рынке ОС остаётся на уровне 85%, а Mac OS не превышает 15%. И совершенно не нужно Эпплу уничтожить Microsoft, чтобы много зарабатывать. Так же, как Microsoft не нуждается в гибели Apple, чтобы сохранять доминирующее положение на рынке ОС на протяжении четверти века. Более того, если б не деньги главы Microsoft Билла Гейтса, триумфально вернувшийся в Apple в 1997 году Стив Джобс имел все шансы вылететь в трубу за три месяца, со всеми своими грандиозными революционными преобразованиями. Зачем Билл Гейтс в 1997 году спас Apple прямой инвестицией? Зачем Яндекс, имеющий свою собственную платформу микроблоггинга Ya.Ru, покупает Tweeted Times? Зачем Гугл, вложив столько денег в Google Video, закрывает свой брендированный сервис и вкладывается в YouTube? Зачем Mail.Ru Group вкладывает прибыли одноимённого портала в акции ВКонтакте, Одноклассников, Twitter и Facebook? Зачем Рамблер ставит поиск Яндекса, а Mail.Ru — поиск Гугла?

Ответ на все эти вопросы — один и тот же. На информационном рынке бизнес состоит не в том, чтобы добиться разорения всех конкурентов, а в том, чтобы одновременно зарабатывать на самых разных способах удовлетворения одной и той же человеческой потребности. Будь то потребность пользователя в информации, или потребность бизнеса в рекламных площадях.

Тот, кто в 2011 году берётся это отрицать, и тащит в освещение ИТ-бизнеса протухшие офлайновые понятия о конкурентной борьбе за выживание — либо дурак, либо провокатор.

Применительно к узкой теме ЖЖ я об этом уже писал. От того, что пользователи Живого журнала имеют «запасные аэродромы», на которых они могут пережидать часы недоступности сервиса, ЖЖ только выигрывает. Его главный капитал — сообщество пользователей, читателей и авторов — умеет оставаться на связи именно благодаря наличию пресловутых «запасных аэродромов», несмотря на все попытки кибер-уголовников эту связь разрушить. Трудно назвать хотя бы одного востребованного блоггера в ЖЖ, у которого не было бы аккаунтов в Твиттере, Фейсбуке, на YouTube и в российских соцсетях. Причём все эти аккаунты существуют уже 3-5 лет, и ни к какому оттоку пользователей из ЖЖ, как мы заметили, не приводят. Октябрьские данные TNS Gallup о 13 миллионах уникальных российских пользователей ЖЖ за месяц — это абсолютный рекорд за всю историю существования Живого журнала. За первые 10 месяцев 2011 года, несмотря на две беспрецедентно жёстких и длительных DDoS-атаки на ресурс, аудитория ЖЖ выросла на 30% по сравнению с аналогичным показателем 2010 года. И странно было б, если б не выросла, учитывая место ЖЖ в сегодняшней жизни страны. И этого не заболтать никакими ссылками на то, что Фейсбук вырос ещё больше, а у слона вообще необъятных размеров член. Чем больше активных пользователей в Фейсбуке — тем больше становится людей, которые могут использовать свой логин для оставления комментариев и записей в ЖЖ. Зря, что ли, в интерфейсе ЖЖ эта возможность предусмотрена?
Martyn Jacques

Masha Kutskova rulez

По пути из Супа домой заглянул по делам в mstrsk: срочно нужны были розетка, WiFi на 5Мбит, тишина и еда. Получил всё необходимое, расплатился и пошёл спать, но тут вдруг услышал из дверей главного зала такой невъебический джаз, что просто остолбенел на пороге, а, дослушав до конца композиции, зашёл внутрь, разделся и остался.

Коллектив назывался Masha Kutskova, состоял из собственно Маши на саксе, клавишницы, ударника и басиста. Вместе они изготовляли такое живое и зажигательное джазовое приключение, что не написать про это было бы даже как-то непорядочно по отношению к читателям этого ЖЖ. Хватит уже того, что я вчера не отписался про ахуительный Jim Jones Revue, взорвавший и сравнявший с землёй экспедицию шоколадной фабрики на годовщине Digital October. Не написать про Машу было бы просто преступно и мегатупо с моей стороны. Masha абсолютно рулит. Как говорили в мои школьные годы, Эмерсон лёг и помер. Если услышите, что она где-то рядом с вами играет, отменяйте все планы на вечер, и бегите слушать.

Posted via LiveJournal app for iPhone.