December 18th, 2011

hands

Бумага not dead

На свете осталось ещё ровно два автора, чьи новые книги я вынужден покупать в бумажном виде раньше, чем издатели разродятся электронной версией:
Виктор Пелевин и Джон Гришем
Впрочем, одно дело — покупать, другое — читать. Сегодня зазор между бумажной и электронной публикацией бестселлеров так сильно сократился, что купить-то я бумажную версию ещё успеваю, а вот читаю уже электронную.
0kozel_animated

О топах и статистике

Как уже знают читатели Тёмы и Дронова, у Живого журнала появился новый алгоритм расчёта пользовательских рейтингов. В первой сотне свои позиции сохранили только adagamov.info (№1), sergeydolya (№4), radulova (№19) и abstract2001 (№77), остальные перетасованы довольно радикально. 26 участников прежней сотни съехали вниз, 70 пользователей поднялись в рейтинге. Второе место занял Слава Сэ. (pesen_net), что, в общем-то, знаменует возврат к жежешной традиции начала нулевых, когда лидерство в рейтинге оспаривали друг у друга популярные здесь писатели (тогда это были покойный dimkin и ныне заброшенный doctor_livsy).

В основу расчёта нового рейтинга положен так называемый социальный капитал — интегральный показатель, основанный не на количестве, а как бы на качестве аудитории того или иного блоггера. Формализовать этот критерий сложней, чем найти ему математическое выражение.

В принципе, социальный капитал, вычисляемый Дроновым — это такая же в точности математическая абстракция, как и авторитетность по версии Яндекса. В обоих случаях использование сложных математических формул связано с тем, что простые показатели популярности — число подписчиков/френдов, комментариев, перепостов, заходов на страницу, внешних ссылок на блог и т.п. — легко поддаются аппаратной накрутке. Использование сложных формул призвано эффект подобной накрутки нейтрализовать, потому что накрутчику трудно становится догадаться, с какими именно параметрами следует химичить. При этом стоит назвать вещи своими именами, и признать, что любые поправочные коэффициенты, с помощью которых создатели рейтингов пытаются заморочить голову жуликам — это, по сути дела, случайные числа, абсолютно произвольные и субъективные. Которые читателям рейтинга морочат голову ничуть не меньше, чем его накрутчикам. А, поскольку алгоритм расчёта формулы никогда и никем не публикуется, любой желающий усомниться в объективности коэффициентов имеет на это полное моральное право.

Так что на самом деле любой рейтинг является просто пузомеркой, коллективной забавой и потешным соревнованием, и именно так его стоит воспринимать. Релевантная статистика — та, что используется для оценки посещаемости блога, скажем, рекламодателями — основана всё же на традиционных показателях, в их самом кондовом виде: уникальные пользователи, заходы, просмотры, подписчики и т.п. Людям, которые обращаются ко мне по поводу размещения рекламы в ЖЖ, я не рассказываю ни про социальный капитал в 7679 баллов, ни про Яндекс.авторитетность в 402.120 пунктов, а просто даю доступ к своей гугл-аналитике. Отчёты там генерятся примерно такие:
* Общая справка о посещаемости и динамике за последний месяц
* Детализированная статистика по пользователям за последний месяц
Там, в частности, видно, что за период с 17 ноября по 17 декабря 2011 этот журнал читал 726.131 уникальный пользователь, без учёта просмотров через френд-ленты и RSS-ридеры (потому что счётчик гугловой аналитики считает только заходы на страницы в домене dolboeb.livejournal.com, а всё остальное игнорирует).

В отношении других платформ я такой справки дать не могу, поэтому отправляю интересующихся на страницы, где ведётся учёт их посещаемости. Вот, например, статистика моего Гуглоплюса, где прошлой ночью число подписчиков перевалило за 30.000. А вот данные по моему Твиттеру, где аудитория 9 декабря достигла 50.000 подписчиков, а теперь их уже 53.707. Сколько среди этих подписчиков живых людей, и как часто они ко мне заглядывают, данных нет, и, увы, не предвидится.

При этом самая прикольная, на мой взгляд, свежая динамика — это подписчики моего Инстаграмма, которых уже 2068 человек. Честно говоря, мне и в голову не приходило, что в этой замечательной сектантской соцсети так много русских пользователей. Надеюсь, в свете обещаний скорого выпуска Instagram для Андроида её рост продолжится и дальше. Потому что Path я пока что совершенно не понимаю, хоть он и растёт в последний месяц, как подорванный.
00Canova

Хорошо забытое старое

В середине ноября гулял по Казани с Анной Васильевной Чапман.
Анна Чапман
Поскольку я тогда ещё не знал, что работаю на шведские спецслужбы, профессионального разговора двух разведчиков у нас не получилось. Обсуждали всякую чепуху, вроде Интернета. И тут вдруг Анна Васильевна мне рассказала, что в моём ЖЖ ей больше всего понравился пост Tiré d'une lettre particulière, опубликованный тут без малого 8 лет тому назад, в морозном январе 2004.

Честно вам сказать, я тоже думаю, что это лучший пост за всю историю моего ЖЖ. Тот факт, что он собрал всего 218 комментариев, объясняется просто: у моего ЖЖ на тот момент было не больше 2500 читателей (против нынешних 36340). А это значит, что примерно 93% моих нынешних френдов даже не догадываются о существовании этого прекрасного текста. И это очень жаль. Но, спасибо Анне Васильевне, я вот сейчас возьму и перепечатаю то давнее письмо из Берлина.

Collapse )

PS. Судьба текста сложилась довольно забавно. Фельдман, когда писал письмо, не задумывался о возможности его публикации (если б он об этом думал, лучшая половина текста бы наверняка оказалась покоцана самоцензурой). Но, когда он разослал это письмо своим московским и израильским знакомым, оно, естественно, пошло гулять по рукам и редакциям. Когда его мне переслали, текст уже был достаточно знаменит в узких кругах. И я решил, что не могу лишить своих читателей такого удовольствия.

Фельдман, узнав о публикации, был в шоке, и прислал мне негодующее письмо. Завязалась интересная переписка, в ходе которой он довольно скоро согласился, что сам виноват: когда пишешь такой текст, глупо рассчитывать, что он никогда не попадёт в печать. Так что после публикации в моём ЖЖ он разрешил публикацию в «Комсомолке», с незначительной правкой, а дальше уж текст пошёл гулять по страницам печатных изданий, российских и зарубежных. Но прошли годы, и фельетон забылся. А в середине ноября в Казани Анна Васильевна мне о нём напомнила, и я решил, что непременно надо будет при случае снова его напечатать — ради тех читателей, которые пропустили его в своё время.

Сказано — сделано. Спасибо, Аня.
candle

Умер Вацлав Гавел

Чешское телевидение сообщает: что сегодня умер Вацлав Гавел.
Он скончался во сне, на 76-м году жизни, в собственном доме в Градечке, возле польской границы.

Известный драматург, диссидент, правозащитник и узник совести, выпущенный властями из тюрьмы в 1989 году, осенью того же года Гавел стал президентом независимой Чехословакии.

Как и Ельцин, он пережил распад федерации на отдельные государства.
Как и Ельцин, он добровольно оставил свой пост.
В отличие от Ельцина, он не фальсифицировал выборов, и демократический строй в Чешской Республике не был с его уходом уничтожен преемниками из спецслужб.
В отличие от Ельцина, он был честный человек, но никакой политик.

Спи с миром, pane Václave.
Тебя было, за что уважать.