January 11th, 2012

Налич:Чайки

Как работает круговая порука

Как я и предсказывал неделю назад, Генеральная прокуратура РФ вступила в героическую борьбу против экстрадиции из Польши Александра Игнатенко, самого высокопоставленного участника подмосковной прокурорской ОПГ, много лет крышевавшей нелегальный игорный бизнес. На протяжении 8 месяцев Игнатенко удавалось избежать ареста, поскольку ведомство его босса Юрия Чайки (генпрокурора РФ, и по совместительству отца Артёма Чайки, активного участника подмосковной прокурорской ОПГ) срывало передачу в Интерпол необходимого запроса от российских правоохранительных органов. Но, несмотря на все эти уловки, Игнатенко всё же был арестован в Польше, на горнолыжном курорте в Закопане. По ходу выяснилось, что первый заместитель прокурора Московской области является по совместительству гражданином Евросоюза (или обладателем фальшивого евросоюзного паспорта — вопрос о подлинности литовских документов, с которыми Игнатенко путешествовал по миру, пока выясняется).

Теперь Генеральная прокуратура РФ по закону обязана представить польским властям материалы, объясняющие необходимость экстрадиции Игнатенко в Россию (как, впрочем, и причины, по которым Россия просила Польшу о его аресте). Но, как мы знаем, руководство генпрокуратуры ни при каких обстоятельствах не может допустить выдачу своего беглого коллеги и подельника в Россию: логика джентльменских соглашений между Игнатенко и его коллегами с Большой Дмитровки предусматривает, что они его отмажут от возвращения на Родину любыми доступными способами. Поэтому наша Фемида сейчас будет юлить, как уж на сковородке, и позорить страну на весь Евросоюз, объясняя польским коллегам, что Игнатенко не только не понятно за что экстрадировать, но даже и арестовывать его, по-хорошему, не стоило.

Первый акт в этом цирке уже начался: Генпрокуратура сегодня заявила, что не располагает документами, необходимыми для составления запроса об экстрадиции. Будто бы этих документов она до сих пор не получила из Следственного комитета. При этом ёжику ясно, что Следственный комитет уже давно всё, что можно, на Игнатенко и собрал, и передал эти материалы во все мыслимые инстанции, преодолевая титанические усилия генпрокуратуры по развалу дела на своих подмосковных коллег. Данные о преступной деятельности Игнатенко и его ОПГ дошли с прошлой весны до прессы и публики, до Интерпола и до поляков. И только подельники беглого прокурора из особняка на Большой Дмитровке до сих пор в упор не видят этих данных.

Их можно понять: какому же преступнику интересно, чтобы его сообщник угодил в руки правосудия — а уж тем более в руки конкурирующей силовой структурой, которой в данном случае является СКР. Кого трудно было б понять, будь Россия цивилизованным правовым государством — так это господ Путина и Медведева, непосредственных начальников Чайки. Им-то какой резон терпеть этот международный позор? Неужели и им тоже Артём Чайка заносил конвертики от Ивана Назарова?

Впрочем, если вспомнить, что у нас «на особом президентском контроле» находятся дела о покушении на убийство Бекетова и Кашина, и что «лучшие силы генеральной прокуратуры» по прямому указанию президента второй год задействованы в расследовании гибели Магнитского, то вопрос этот выглядит уже риторическим. Совершенно на самом деле не важно, кто именно, кому, сколько и по какому делу заносил. Просто вот такая у нас выстроилась вертикаль, в которой любой сколько-нибудь серьёзный криминал непременно с кем-то повязан на самом верху, на уровне кооператива «Озеро». По самому масштабу деяний сразу понятно: если люди себе позволили украсть 5,4 млрд из казны под видом налогового возврата — значит, у них достаточно серьёзная крыша, и они неприкасаемы. То же понятно и про заказчиков нападений на Кашина и Бекетова, и про покровителей Александра Игнатенко, и про людей, распиливших выручку от продажи украденных у «Евросети» мобильников, и про роль госпожи Голиковой в афере с миллиардным распилом на томографах, и про нашу бурно расцветающую киберпреступность (о ней, впрочем, скоро расскажу отдельным постом)... Когда президент Медведев, со ссылкой на доклад начальника своего собственного КРУ, сообщает стране и миру, что у нас ежегодно на одном только госзаказе воруется триллион рублей из пяти выделяемых, то не извольте сомневаться: случайных людей среди укравших этих деньги практически нет. Потому и не известно ничего об аресте и посадке людей, укравших 4 триллиона (порядка $133 млрд) на госконтрактах за годы президентства Медведева. Слишком высокого полёта птицы. Чайки практически.
Android

Прощай, Стив. Здравствуй, Андроид

Сегодня прикупил у бомбейских исмаилитов из Ворли долгожданный Samsung Note.
Цена, которую просят за него в Москве (около 35 тыр на момент моего отъезда) находится, по моему впечатлению, совершенно по ту сторону добра, зла и приличий. В Панжиме и Мапсе хотят две трети от этой суммы, и тоже, на мой взгляд, перебарщивают. А исмаилиты — самые честные бизнесмены, которых я в своей жизни встречал, если обобщать впечатление — взяли меньше половины от московской цены, и тут уж на переплату грех жаловаться (справедливая цена устройства, на мой вкус, в районе 480 долларов).

С покупкой Note линейка топовых Андроидов в моём семействе, надеюсь, на обозримое будущее укомплектована. В неё вошли два СонЭрика (Xperia active и Xperia arc S), LG Optimus 3D и три Самсунга: Galaxy Tab 10.1, Galaxy SII и Note. Был у меня ещё примерно десяток разных устройств на той же платформе, от Highscreen Cosmo/MTS Glonass 945 до Samsung Galaxy P1000 и Xperia X10, а также Kindle Fire и B&N Nook Color, но всё это ни о чём — единственный по-настоящему охуенный Андроид из тех, с которыми я расстался, называется HTC Legend, это реально шедевр инженерно-интерфейсной мысли, и недаром он до сих пор не снят с производства и продажи, но не может, блядь, телефон для связи иметь батарейку со сроком жизни 5 часов в режиме ожидания звонка. Ну, если, конечно, владелец трубы не разбит параличом на расстоянии вытянутой руки от телефонной розетки — тогда можно вообще батарейку выкинуть, и не париться о её жизнестойкости.

Собственно, к чему я все это пишу в городе Мумбае, где уже вторые сутки лежат кирпичами iPhone 4S, iPhone 4, iPad и iPad 2, оказавшиеся неспособными федерально зароумиться в сеть Idea 3G, куда и Samsung SII, и Note, и arc S, и Xperia active спокойно цепляются с той же самой гоанской карточкой. Принудительное пересаживание всех iOS-устройств на WiFi и чистый эксперимент по переходу в беспримесный мир Андроида навели на очень интересный и неожиданный для меня вывод.

Оказывается, iOS5.0.2 и iOS5.0.3b уже нахуй низачем уже не нужны, если говорить в чистом виде о функциональности. Эти устройства, безусловно, должны быть у моих родителей, потому что освобождают гуманитариев пенсионного возраста от необходимости понимать, как что включается и настраивается. То есть по интерфейсу задел покойного Джобса сомнений не вызывает. Но в чистом виде по возможностям Андроид уже всё догнал и перегнал. Поэтому в Индии, где устройства iOS есть только у русских, этой системы никогда и не будет. А в тех странах ЮВА, где iOS, как и в России, покупают вместо нормальной обуви из чисто статусных соображений (например, во Вьетнаме), праздник закончится в ближайшую пару лет, по мере прорыва разных Самсунгов, Сонь, HTC и LG в мир гламура.

Лично для меня на сегодняшний день существует ровно одна программа, отсутствие которой на платформе Android ощутимо и пока болезненно. Она называется Instagram. Андроидный аналог Picplz эмулирует ровно половину функциональности. Впрочем, создатели Инстаграмма уже объявили пару месяцев назад, что выход клиента на Андроиде — в числе приоритетных планов развития. Когда эти планы будут реализованы, с мобильными устройствами от Apple можно будет смело попрощаться — по крайней мере, до воскресения Джобса из мёртвых. В то же время, никаких перспектив по возвращению с МакОСи на платформу PC я для себя не вижу, и думаю, что к середине десятилетия на Мак перейдёт буквально anyone worth knowing, кроме людей, профессионально работающих в средах вроде Линуха. Что до MP3-плееров, тут я тоже не вижу никаких серьезных конкурентов для iPod, кроме, собственно, iPhone/iPad. Хоть у меня и стоит уже Google Music на всех андроидных устройствах, и работает не сильно, но в тысячу раз надежней iTunes Match, в музыкальную жизнь андроидных телефонов я не верю. Похоже, этот мой скепсис разделяют и создатели Spotify - пожалуй, единственные люди, чей приход на Андроид мог бы заставить меня передумать.