June 29th, 2012

dead cash

Контент и кризис

Удивительный пир во время чумы наблюдал вчера на Красном Октябре.
Фотография Сергея Браткова
В Прогресс-баре на Digital October громыхала шумная вечерина, посвящённая обретению алкогольной лицензии. Тут же, за отдельным столом, редакция КоммерсантЪ ТВ справляла поминки по телеканалу, который в ближайшую пару суток должен прекратить вещание.

Тем часом, во дворе под громкий ностальгический DJ-set тусовалась приятная публика, собравшаяся на вернисаж выставки Сергея Браткова «Шапито Moscow» в бывшем шоколадном цехе (этажом ниже телеканала До///дь). Там встретил нескольких сотрудников OpenSpace.Ru. Нынешняя редакция ресурса прекращает свою работу завтра. Архив издания за весь период с мая 2008 съезжает на отдельный домен, название которого пока не называется.

А накануне в галерее «Триумф» открылась выставка Арсена Ревазова «Один к двум». Там поминок не справляли, зато я много нового услышал о предстоящем избавлении Онексима от непрофильных интернет-активов: в холдинге заговорили о кризисе, и стало не до грибов. Говорят, что Сноб уцелеет, потому что является имиджевым для учредителя, но с кучей сопутствующих проектов, и в медиагруппе «Живи», и в холдинге РБК, расстанутся без сантиментов.

Понятно, конечно, что закрываются в первую очередь те контент-проекты, которые не генерят учредителю немедленного бабла. Но всё равно неуютно от всей этой внезапной суеты про оптимизацию, в которой не заметно ни одной идеи про повышение выручки. У нас и так доля проектов, генерирующих оригинальный контент, составляет не больше 16% от рынка, против 35% в англоязычном сегменте. Если весь эффективный менеджмент в нынешнем кризисе сведётся к простой мысли о пользе экономии на производстве оригинальных материалов, то очень многих качественных ресурсов можем в близком будущем не досчитаться. Потому что качественный контент действительно дорог в производстве, и, чтобы экономически оправдать его создание, нужен коммерческий ум и талант, опирающийся на стратегическое видение перспективы. А чтобы тупо резать косты, достаточно эффективного менеджмента в дорогих пиджаках, ездящего на дорогих машинах.
bloody

Умер прототип Интернета

В ближайшую субботу во Франции прекратит своё существование служба Minitel — национальный аналог Интернета, запущенный в пилотном (региональном) виде в 1978 году, а в масштабе всей страны в 1982-м.
Терминалы Минителя готовы к утилизации
Когда Франция запускала этот сервис, он был самым передовым и революционным в мире. Секрет успеха был чрезвычайно прост: минителевский терминал бесплатно предоставлялся каждому абоненту национальной телефонной сети. Платил за это удовольствие налогоплательщик, так как телефонная сеть (PTT, позднее France Telecom) была государственной. На пике популярности сервиса во французских домохозяйствах было установлено 6 миллионов терминалов, через которые доступом к различным услугам пользовались до 25 миллионов жителей страны. Поставкой услуг и контента занимались 26.000 сервисов, от железнодорожной компании SNCF до эротических чатов. Сегодня терминалы остаются подключены в 600.000 французских домохозяйств, владельцам которых они преимущественно дороги как память (годовой оборот сервисов составляет 200.000 евро при заявленных 2 миллионах активных пользователей).

В 1997 году, то есть ровно на полдороги между запуском сервиса и его бесславной ликвидацией, президент Франции Жак Ширак похвалялся, что простой булочник в Обервилье может с помощью терминала управлять из дома своим банковским счётом, о чем не может мечтать его коллега из Нью-Йорка.

При этом огненные буквы, предвещающие гибель Минителя, в ту пору уже вовсю полыхали на стене. Могильщиком проприетарной государственной инфосистемы стал свободный и универсальный трансграничный Интернет. Если бы Минителем управляли частные предприниматели, вложившие в него свои собственные деньги, то они бы, конечно, попытались оседлать глобальный тренд интернетизации, и, может быть, всё то, что у нас сегодня зовётся Интернетом, называлось бы Минителем. Потому что конкурентное инфраструктурное преимущество у Минителя перед Интернетом на тот момент было огромным. Это было, по сути дела, готовое крупномасштабное решение по обеспечению всего населения доступом к компьютерной сети в масштабах целой страны. И оно вполне могло бы быть адаптировано с учётом изменившейся к середины 1990-х годов ситуации на мировом ИТ-рынке. Всё, что для этого нужно было сделать — очистить рациональное зерно (сервисную модель с открытым подключением вендоров и контент-провайдеров) от плевел в виде устаревшей инфраструктуры однотипных текстовых терминалов, намертво завязанных на конкретную телефонную сеть.

К сожалению, крупные бизнесы, которыми рулят чиновники, не любят ни к чему адаптироваться: им и так хорошо. По этой причине Минитель не сумел прижиться ни в одной из стран, где ещё до появления Интернета пытались внедрить успешную французскую модель. Помешал тот факт, что минителевцы ни на минуту не готовы были обсуждать возможность адаптации своей архитектуры под разные страновые условия, не хотели делать из существующей закрытой модели открытую.

Это примерно как если б Стив Джобс в своё время сказал бы, что плееры iPod нужно через iTunes намертво привязать к платформе Мака — и пусть все остальные завидуют. Понятно, что никто из поклонников цифровой музыки не стал бы мигрировать с Windows на Макинтош ради одной только возможности заливать аудиофайлы в свой MP3-плеер. Поскольку Стив Джобс не был чиновником, то он прагматично адаптировал iPod к реалиям рынка, вложившись в портирование iTunes на ту платформу (пускай чужую и нелюбимую), где можно было получить больше четверти миллиарда платящих пользователей для своего устройства и сервиса. И получил их. А французские чиновники, отвечавшие за Minitel, успешно сохранили систему на терминалах образца 1982 года. Ту систему, которую завтра придётся закрыть навсегда.

Жалеть Минитель не приходится, но урок из этой истории грех не извлечь. Госконтроль и выживание в конкурентной высокотехнологичной среде — две вещи несовместные. Государство действительно может принести пользу инновациям и инноваторам, занимаясь своим прямым делом — обеспечением базовой инфраструктуры, строить которую на деньги разрозненных частных инвесторов долго и дорого. В частности, в США ещё в 1990-х годах государство вложилось в прокладку магистральных интернетовских каналов, связавших восточное побережье США с западным — и от этого развитию Сети на американском континенте вышла безусловная польза. Но упаси Господь чиновникам с их консервативной ментальностью рулить Интернетом и задавать направление его развития. Если охота порулить веб-строительством, то приведите, пожалуйста, свои собственные госуслуги в соответствие хотя бы с Эстонией десятилетней давности. А уж с теми сервисами, которые имеют коммерческую перспективу, рынок как-нибудь справится сам.