December 5th, 2012

reading

«Русский Букер» за доброту

«Русского Букера» в нынешнем году получил Андрей Дмитриев за роман «Крестьянин и тинейджер».
Андрей Дмитриев. Фото Виталия Белоусова, РИА «Новости»
Роман выходил в феврале и марте в журнале «Октябрь», в конце мая попал в шорт-лист «Большой книги», а в октябре получил премию «Ясная поляна».

Как большинство читанных мною русских романов последнего десятилетия, книга Дмитриева рассказывает об ужасах современной нашей жизни, московской и деревенской, но как-то ухитряется обойтись без надрыва, пафоса и даже без малейшей попытки задаться извечными вопросами: кто виноват, и что делать. Фоном повествователю служит всё, чего можно ждать от бытописания российской жизни — нищета, пьянство, криминал, коррупция, вымирание деревни, вымирание интеллигенции, подростковая наркомания, две закадровых войны, афганская и грузинская — но среди действующих лиц нет ни вселенского Зла, ни даже отдельных злодеев. Всё устроено так, как устроено, и никто в этом не виноват. Ни Бог, ни царь и ни герой, как пелось в одном допотопном шлягере. Сама постановка проклятых вопросов в мире дмитриевского романа выглядит абсолютно неуместной. Все герои сплошь — прекрасные добрые люди, душевные, чувствующие, и они просто живут свою жизнь, в которой страдание так же естественно, как дыхание. Они даже умеют быть в ней счастливы — хоть объяснить природу, смысл и происхождение этого счастья ни читателю, ни автору не под силу. Но всё совершенно по-честному, без чернухи, соплей или фофудьи. Всё как в жизни, и всё про жизнь.

Очень добрая книга. Не пожалейте вечера.
0qaddafi

Масяня: blast from the past

Вчера звонили мне с одной радиостанции, просили прокомментировать новость о пяти новых сериях «Масяни», в которые вложился MediaMarkt. Спрашивали, считаю ли я, что Масяня может сегодня представлять какой-то интерес как двигатель торговли.
Я ответил журналистке: с момента выхода мультиков про Масяню прошло больше 10 лет. Несмотря на это, и Вы её до сих пор помните, и я помню, и даже рекламная служба MediaMarkt помнит. Значит, Masyanya not dead, несмотря на всю утекшую с тех пор воду.

А ночью вдруг прочитал у Куваева совсем готичное. Некий американец (сам он про себя пишет, что работал в Ираке подрядчиком Госдепартамента) в 2003 году на развалинах в багдадском квартале Карада подобрал флэшку с частным фотоархивом какой-то местной семьи. Подключил к компьютеру, просмотрел снимки, но так и не придумал, куда б пристроить находку (то ли покупателей не нашёл, то ли не искал). А теперь вдруг решил: не пропадать же добру! И выложил фотоальбом в Интернет. Там действительно иракские семейные фото начала нулевых — дети, женщины, старики... И, среди них, — вот таких снимков парочка:
Иракский мальчик в майке с Масяней
Откуда в саддамовском Ираке брались футболки детского размера с Масяней и лозунгом «Как хочется сладкой жизни!» — остаётся лишь догадываться.
kid sanskrit

Сбылась мечта патриота

«Независька» пишет, что в Администрации президента РФ готовится госпрограмма по воспитанию патриотизма в российских детях, начиная с детского сада. По данным газеты, программа ещё не запущена, но один её явный выпускник вчера уже постучался в комментарии к этому ЖЖ.
Комментарий
Самое смешное, что три непонятных слова, так возмутившие поцреотического читателя, в моём посте были переведены с помощью всплывающей подсказки. Но поборникам суверенитета в русском пространстве Интернета некогда учиться наводить курсор на подчёркнутые слова.

Кстати о непонятных суверенному россиянину языках, довольно примечательная статистика по этому поводу содержится в обнародованных Госкомстатом России данных переписи 2010 года. Есть там табличка про владение языками, из которой выясняется, что самым распространённым в России иностранным языком является английский, его понимают 5,48% населения. На втором месте — немецкий, о владении им заявили 1,5% россиян. В знании французского признались 0,45% жителей страны.

Динамика изучения иностранных языков по сравнению с переписью 2002 года не менее любопытна. Количество выучивших английский язык возросло на 8,9% (то есть на 618.988 человек). При этом число владеющих немецким сократилось на 825.198 человек (-28,5%), а французский язык за то же десятилетие не досчитался 88.823 своих носителей (-12,6%). Итого, общее число носителей трёх этих языков сократилось за 10 лет почти на 300 тысяч.

Самое время вводить уроки патриотизма в детском саду.