January 31st, 2013

butts

Мозги и сигареты

В американском научном журнале PNAS на днях опубликована статья канадских и японских исследователей, которые выявили участки коры головного мозга, ответственные за потребность курильщика в сигаретах. Авторы исследования пишут, что обнаруженные ими механизмы возникновения этой потребности в лобных участках коры никак не связаны с уровнем никотина в организме курильщика.

Комментируя публикацию для СМИ, авторы высказали предположение, что электромагнитная стимуляция участков мозговой коры, ответственных за потребность в сигарете, может снизить влечение пациента к курению.

Данные эти довольно предварительные, и ни о каких пригодных к широкому внедрению медицинских методиках речь пока не идёт. Но с точки зрения победы над курением эта новость поважней любой запретительной возни и танцев с бубном вокруг рекламных щитов. Потому что человека, который не хочет курить, не может к этому склонить никакая реклама. А если курильщик зависим, то никакая суета вокруг билбордов его не спасёт. Говорю об этом как человек, родивший и выросший в СССР, где сигареты не рекламировались ни по ТВ, ни по радио, ни щитами наружной рекламы. Тем не менее, десятки миллионов советских людей, от раннего школьного до позднего пенсионного возраста, исправно курили такую дрянь, о которой я по сей день не могу вспомнить без содрогания.
glasses

Перевёрнутый мир: очки Google

В понедельник на закрытом мероприятии для разработчиков компания Google представила ограниченному кругу специалистов действующий прототип своих долгожданных очков.

В ответ Служба безопасности Украины объявила, что пользователи и импортёры гугловских очков будут привлекаться к уголовной ответственности, а сами очки подлежат конфискации. Простым владельцам устройств грозят штрафы в несколько тысяч гривен, импортёрам — тюремные сроки.

Складывается ощущение, что в разных полушариях нашей замечательной планеты время течёт в противоположные стороны.
0makovsky

Призраки Гойи

Максим Кантор опубликовал очень важный текст про Гойю. Который в XVIII веке не принимал свинцовых мерзостей испанской жизни, а с приходом наполеоновских войск оказался в такой же оппозиции к французским "освободителям":
Франсиско Гойя. Расстрел повстанцев в ночь на 3 мая 1808 года
Параллели с новейшей российской историей настолько очевидны, что их можно было бы даже не проговаривать. Впрочем, Максим уложился в две фразы, выразивших умонастроение немалой части мыслящих людей в сегодняшней России:

Сталинские лагеря не стали лучше от мерзостей приватизации. Но и приватизация лучше не стала из-за сталинских лагерей.

Тут, мне кажется, нечего возразить по существу наблюдения. Но хочется возразить по существу позы.

Не принимать окружающее зло, насилие, несправедливость — естественный выбор для порядочного человека. Так же естественно ему вслух заявлять о своём неприятии, обрекая себя на заведомо проигранный конфликт с действительностью, властью, обществом. Но это, увы, не значит, что каждый, кто обругал действительность, автоматически становится Гойей.

В позе неприятия и осуждения нет никакой самоценности. Если ты — гений, и пишешь великие полотна, то тут уж не имеет ни малейшего значения, как ты относился к старой власти, и как относишься к новой. Рисуй хоть подсолнухи, хоть менины. Ценить тебя будут за живопись, а не за гражданскую позицию. Она тут, на самом деле, абсолютно несущественна.

Если же ты не Гойя, а просто упиваешься позой пассивного неприятия любых окружающих порядков, то рано или поздно должен сам почувствовать, что эта поза вовсе не дистанцирует тебя от всей творящейся вокруг мерзости и несправедливости. Ты, гордый своим моральным превосходством, и готовый прожить в этой позе остаток дней, не становишься никакой альтернативой всему тому, что декларативно отвергаешь. Ты — всего лишь часть этого пейзажа, его добровольный соавтор и соучастник. В этом пейзаже есть жертвы, есть палачи, и есть твоё гордое, презрительное бездействие. Ничем не помогающее жертвам, но весьма удобное палачам.

Я это пишу не про Максима Кантора: он — живописец, писатель, философ, и я признаю за ним совершенное право художника, глядя в зеркало, видеть там Гойю. Просто хочется отметить, что это право не покупается одной голимой позой неучастия в окружающем зле. Если ты — не Гойя, то и право это — не про тебя. И либо ты предлагаешь свою реальность взамен отвергаемой, либо твоё неприятие — всего лишь праздная фигура речи.