February 4th, 2013

всюду жизнь

Открыт сезон охоты на прохожих

У думских идиотов, штампующих законы о полицейском государстве, нашлись добровольные помощники в погонах. К законодательному творчеству подключилось пилицейское ведомство, и фантазия у него, как выясняется, не менее богатая, чем у сидякиных-железняков.

На сайте МВД опубликован законопроект о медицинском освидетельствовании граждан на предмет алкогольного опьянения. Освидетельствовать по новому закону предлагается не водителей, не пешеходов-участников ДТП, не хулиганов и дебоширов, совершивших какие-либо административные правонарушения (как это предусмотрено действующим законодательством), а вообще любого прохожего, по усмотрению полицейского, которому этот прохожий попался на глаза. И проверять этого прохожего будут на самом деле не на опьянение, как сегодня, а на превышение нормы в 0 промилле. Которая, как известно, ни к опьянению, ни к антиобщественному поведению никакого отношения не имеет.

Это поистине революционное новшество, по своему коррупционному потенциалу сравнимое только с сочинской Олимпиадой. Если любого человека, идущего на работу, или на деловую встречу, или в детский сад забирать детей, можно будет задержать прямо на улице для прохождения медицинского освидетельствования без каких-либо других оснований, кроме прихоти первого встречного держиморды, то тариф на освобождение от такой проверки сложится буквально в первые минуты действия нового законодательства. От проверки, результаты которой ничем не угрожают гражданину, кроме потерянных нескольких часов, по замыслу законодателей из МВД, можно будет только откупиться взяткой. При этом никаких мер защиты граждан от произвола при назначении освидетельствований, как и никакого наказания полицейскому, случайным образом выхватывающему из толпы прохожих для направления в клинику, законопроект МВД, разумеется, не предусматривает.

Комментарии на тему: Александр Починок, Владимир Соколов.
кровожадный жид

Из экстремистской Конституции

Аксане Пановой и ее коллегам могут предъявить обвинения в экстремизме, сообщили РБК-ТВ источники в полиции Екатеринбурга на условиях анонимности.

Преступление Пановой и её коллег состояло в том, что они разместили на рекламных щитах в городе цитаты из Конституции РФ.

Полгода назад я тут уже писал про ползучую отмену положений действующей Конституции. Но до последнего времени дело ограничивалось банальным несоблюдением её статей властями. А логика закручивания гаек не велит останавливаться на полпути. Если поначалу власть ведёт себя так, как будто Конституции не существует, то рано или поздно она должна разобраться с теми, кто попытается напомнить ей об обратном. Так что перспектива внесения Конституции РФ в печально известный Федеральный список экстремистской литературы Минюста не выглядит такой уж фантастической перспективой. Подобное решение выходит за рамки полномочий полиции Екатеринбурга, но вступившего в законную силу решения райсуда где-нибудь в Чечне было бы достаточно.

Покуда этого не произошло, процитирую вульгарную и примитивную статью 14, присутствовавшую на одном из экстремистских плакатов:

1. Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.
2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.


На практике эта норма давно уже не работает, но до самого недавнего времени разговоры о её отмене de jure не велись с такой откровенностью и бесстыдством.
dead cash

Удивительные приключения гражданина Х.

В «Известиях» всплыл прекраснейший персонаж на букву Х.

Вся история похождений этого деятеля за последнее десятилетие достойна пера Ильфа и Петрова.

Когда-то он трудился на Кубани начальником подразделения РАО ЕЭС и воевал с Чубайсом. По формуле «враг моего врага — мой друг» сблизился на почве этой борьбы со всемогущим в ту пору Лужковым. А где Лужков, там и «Интеко». Гражданин на букву Х. помог компании г-жи Батуриной за смешные по её меркам деньги (миллиард рублей) получить права на огромный участок олимпийской землицы в Сочи. В благодарность тут же получил ярлык префекта Северного административного округа в Москве, и переехал с Кубани под крыло к чете Батуриных. До кучи получил также титул секретаря политсовета «Единой России» — и поговаривали уже про некие интересные сделки с участками на юго-западе Нерезиновой, которые мутит новоиспечённый префект.

Но не успел полезный знакомец Лужкова пустить корни в столице, как всплыла неприятнейшая подробность. Та земельная сделка, которую он в своё время любезно помог заключить, оказалась фикцией. Права, которые компания «Интеко» получила за миллиард рублей, не стоили той бумаги, на которой они были зафиксированы, а все уплаченные деньги, как выяснилось, осели в кармане посредника. Любовь градоначальника при этом известии сменилась столь же пылким гневом — персонажа на букву Х. тут же сняли со всех постов, отняли земли на юго-западе, возбудили уголовное дело о хищении миллиарда рублей у «Интеко», и объявили в розыск. Но, видимо, экс-префект был готов к такому повороту дел: он успел сбежать из России раньше, чем его начали искать — и деньги тоже перевёл в безопасное место.

А потом Лужкова сняли, и московские суды разом охладели ко всем делам об обидах, нанесённых бизнесу его супруги. Бывший префект к тому моменту успел обосноваться в Прибалтике, где с умом вложил заветный миллиард, купив себе не только вид на жительство, но даже что-то похожее на статус политического беженца из России. Параллельно занимался отмывкой своего юридического статуса на Родине: заочно судился со СМИ, которые рассказывали историю его сделки с «Интеко», добивался опровержений, а в конце 2012 года сумел закрыть своё уголовное дело (думаю, в связи с охлаждением столичных силовиков к бизнес-интересам своих бывших хозяев, обошлось не слишком дорого). Попутно «беженец» нанял даже команду продвинутых пиарщиков, написавших про него восхитительную статью в Википедии. Где нет ни слова про сделку с сочинской землёй, зато статья завершается хэппи-эндом:

После более 3 лет проведенных в ссылке, Х. вернулся в Россию.

Правда, из интервью «Известиям» следует, что в Россию герой прохиндиады собирается годам к 80, если еще будет жив (сейчас ему 54). И понять его нетрудно. Те же самые силовики, которые помогали ему с развалом дел, покуда он находился вне досягаемости, могут ведь и передумать, как только у них появится ранее упущенная физическая возможность взять хитреца за жабры. К чему ж так рисковать беглому секретарю политсовета «Единой России», если в кармане лежит литовская справка о том, что на Родине его преследовали за политику?!
smi.ru drawing

Лента приходит в себя

Не прошло и двух недель с запуска обновлённой Ленты.Ру, как в эфир вернулась старейшая из её мобильных версий. По адресу pda.lenta.ru теперь доступна подборка последних и главных новостей дня, свёрстанная в стиле нового ленточного дизайна. На тех устройствах, на которых я её смотрел (iPhone/iPod, SGSII), читается очень прилично. Обещают, что ещё одну мобильную версию по адресу m.lenta.ru выпустят тоже скоро. Ещё обещают вернуть поиск по сайту и добавить возможность комментирования новостей.

Это хорошая и, в общем-то, закономерная новость. Потому что Ленту.Ру делают очень профессиональные и неравнодушные люди, которые к читателю относятся достаточно трепетно. Конечно, в этой истории с редизайном они изрядно переоценили свои возможности, предложив взамен сложившейся за много лет экосистемы некий единовременно придуманный макет, в котором кучу вещей просто невозможно было учесть заранее. Но это со временем выправится, потому что Лента — живой организм, она существует в постоянном взаимодействии с читателем, и формируется за счёт его откликов не меньше, чем за счёт вкусов редакции.

Мне по-прежнему кажется, что редизайн существенно обеднил первую страницу в содержательном плане, но я уверен, что и эта проблема со временем решится. Что же касается разговоров о том, что из-за редизайна Ленту.Ру "перестанут читать", мне в это очень слабо верится. Потому что для главного новостного СМИ современной России первичен всё же контент, а не дизайн. Чтобы Ленте.Ру растерять аудиторию, ей нужно сменить не дизайн, а содержание, стиль, уровень редакционной работы. А к этому я попросту не вижу предпосылок.