February 7th, 2013

0marcius

После Путина

Дмитрий Быков неожиданно откликнулся со страниц OpenSpace на одну недавнюю запись в этом ЖЖ — о призраках Гойи и ложной позе неучастия.

В своей реплике Быков предсказывает, что в России после Путина (когда б ни наступил этот период в её истории) власть не получат ни идейные наследники нацлидера, ни его непримиримые противники. А достанется власть — как над страной, так и над умами её жителей — некоей третьей силе, которой сейчас пока не видно.

Прогноз формально безупречен. Что у Путина не окажется идейных наследников, самоочевидно, потому что за 13 лет у власти он не предложил обществу ни единой собственной идеи; следовательно, и наследовать-то нечего. Сегодняшняя истовая преданность холуёв — всего лишь талон в закрытый распределитель. Как только талон перестанет действовать, холуи его выкинут, или спрячут подальше — как случилось в своё время с партбилетами КПСС. И назавтра побегут присягать на верность любому, в ком почуют новую власть, будь он хоть отпетый клерикал, хоть воинствующий безбожник.

Так же самоочевидно, что у людей, вся программа которых сегодня сводится к лозунгу «Россия без Путина», с его уходом не останется реплик. С советскими диссидентами и политэмигрантами в конце 1980-х это произошло совершенно закономерно. Поскольку список претензий к советской власти был у них проработан досконально, а вот всерьёз побиться над вопросом «Что взамен?» им было жалко времени, ввиду явной бессмысленности таких размышлений. Кажущийся исключением Солженицын, который в 1990 году напечатал 28-миллионным тиражом свой манифест «Как нам обустроить Россию?», абсолютно не мыслил себя в той роли, какую определил ему Войнович. Брать власть или ответственность за будущее России ему было совершенно незачем. По сути дела, эссе Солженицына — всего лишь развёрнутая реплика Филина из анекдота «Мыши, станьте ежами». То есть набор полезных советов, путь к исполнению которых в реальности автору неведом и не интересен. Кто найдет этот путь, будет прославлен в веках, сулит Солженицын. Но сам совершенно не претендует на им же выдуманные лавры.

А раз и путинцы, и антипутинцы с уходом Путина станут одинаково неактуальны, на передний план выйдет кто-то третий. Тут Быков прав. Но прав какой-то солженицынской правотой. Потому что на самом деле совершенно не важно, кто станет рулить «Россией после Путина», а кто завладеет её умами. Интересный вопрос — в другом. Доживём ли мы до такой России, в которой первую и системообразующую роль вместо властей согласится играть население. До общественного договора, до общей платформы, до консенсуса по важным вопросам существования страны и общества. Сформируется ли когда-нибудь в России такое население, которое станет воспринимать себя не холопами любой текущей власти, а её избирателями и, по сути, нанимателями.

Мой собственный ответ на этот вопрос, увы, пессимистичен. Я думаю, что если общество российское не сформировало никакой объединительной платформы за последнюю тысячу лет, то оно в ней, вероятно, и не нуждается. Видимо, обществу этому не интересно брать ответственность за собственную жизнь, а хочется делегировать эту ответственность кому ни попадя. Вчера — Ельцину, сегодня — Путину, завтра — Хуютину или Хуельцину. Какая, в сущности, разница.
0marcius

О быстродействии российских идиотов

На сайте «Единого реестра» Роскомнадзора любой желающий может убедиться, что пост Тёмы Лебедева с рекламным роликом австралийского метрополитена действительно фигурирует в списке запрещённых материалов, подлежащих блокированию и фильтрации на всей территории РФ. Причём сам "нехороший" пост вышел 29 января в 4 часа дня, "основание для внесения в реестр" появилось у чиновников 31 января, а уже 1 февраля адрес был добавлен в чёрный список. Три рабочих дня система чиновничьей цензуры работала по-стахановски. В этот смешной для государственного документооборота срок, за которой никакому гражданину России не удалось бы восстановить утерянный паспорт, кто-то успел написать и прислать в Роскомнадзор донос на этот пост, там его прочли, признали обоснованным, переслали в Роспотребнадзор, где дежурный эксперт, чтобы не сказать "мудак", изучил этот донос, вынес по нему своё заключение, оформил письменно, переслал обратно в Роскомнадзор, затем "экспертизе" присвоили входящий номер, и адрес записи, "пропагандирующей самоубийство", внесли в реестр на сайте zapret-info.gov.ru, а мотивированное предписание о блокировке страницы направили в администрацию «Живого журнала». Три дня на всё про всё, друзья мои.

Фантастическая скорость работы системы госцензуры в Интернете поражает воображение. Объясняется это чудо, повидимому, тем, что вся запретительная цепочка явно работает сейчас на автомате, вообще без участия головного мозга (даже если у кого-то из задействованных чиновников и присутствуют остатки этой субстанции на донышке черепно-мозговой кости). Видимо, какой адрес ни укажи сейчас в доносе, через три рабочих дня он появится в реестре.

Отдельное спасибо за эту заботу депутату Илье Пономарёву, вносившему законопроект о фильтрации, и министру связи Николаю Никифорову, в подчинении которого находится Роскомнадзор.

А вот, кстати, и запрещённый на территории РФ «пост, пропагандирующий самоубийство». Воспроизведу его здесь целиком, пусть меня тоже забанят.

Оригинал взят у tema в Про самоубийства

Пока мудозвоны из российского правительства, изучая печальную статистику самоубийств, придумывают законы, запрещающие говорить о самоубийствах (вдруг, какой-то мудак помрет, узнав, что таких мудаков много?), нормальные ребята снимают прикольные ролики на эту же тему.



Помните, что наш стрип http://www.artlebedev.ru/strip/2012/11/22/ попал в реестр запрещенных сайтов? Потому что какой-то мудак усмотрел в нем пропаганду самоубийства.

Предлагаю тем, кто запрещает мудакам побыстрее освобождать место на планете, убиться об стенку.

__________
PS. Ролик социальной рекламы австралийского метрополитена, из-за которого запрещён лебедевский пост, был размещён на YouTube 14 ноября 2012 года. С момента публикации он собрал 39.326.914 просмотров и получил 406.529 лайков от зрителей. Песню Tangerine Kitty, входящую в ролик, можно с 1 ноября 2012 года легально приобрести в магазине iTunes, где её рейтинг составляет пять звёзд из пяти возможных. Пишу об этом потому, что тут явно просматриваются серьёзные причины для мудаков из Роскомнадзора/Роспотребнадзора внести в реестр запрещённых сайтов как YouTube, так и iTunes.
Angry Birds

Бумажный след коррупции

Пришёл счёт из iTunes Store.
Не могу не поделиться скриншотом:
Счет за взятку в Демократии
Если кто вдруг не в курсе, «Демократия» — это такая увлекательная игра, а "взятка" — онлайновый платёж (т.н. in-app purchase) за внеочередное использование одной из её фич.

Но по логике, которой руководствуются составители «Единого реестра запрещённых сайтов» (а также пристальные читатели почты Навального из СКР), такая квитанция из App Store должна рассматриваться как основание для возбуждения уголовного дела по ст. 290 УК РФ.
hugh laurie

Двадцать процентов

Есть такая детская игра, которую в разных дворах называют «китайским дураком» или «турецким». Играется она так:
— Скажи цифру!
— 70.
— А у меня 71, я выиграл!


Когда тебе шесть или семь лет, это может казаться и умно, и смешно.
Когда в эту игру садятся играть взрослые дядьки с Охотного ряда, зрелище получается довольно тоскливое.

В декабре вице-спикер Железняк внёс говнопроект о государственной поддержке тех российских фильмов, которые не готов поддержать рублём отечественный зритель. Проект, как положено, состоит из мер коррупционного и запретительного характера. С одной стороны — пичкать «правильный» кинобизнес бюджетным баблом, с другой — законодательно ограничивать показ в стране иностранных фильмов. Квота, которая пришла в голову Железняку — 20%. Такова, по его задумке, обязательная доля российских фильмов в репертуаре любого кинотеатра.

На днях депутат от ЛДПР Дмитрий Литвинцев решил коллегу-едроса переплюнуть. И внёс свой собственный говнопроект, знаменующий чистую победу в «китайского дурака», нокаутом.

Проект «О кинематографии в Российской Федерации», рождённый Литвинцевым, предусматривает, как положено, щедрую смесь из коррупционных и запретительных мер. В частности, отечественным фильмам предложено выделять бюджетное финансирование в размере до 100% от заявленной сметы. Зачем-то предлагается полностью запретить производство на территории России любых иностранных фильмов (каким образом съёмки на территории РФ наносят ущерб отечественному кинопроцессу — не уточняется). Иностранные инвестиции в российское кино законопроект ограничивает 40 процентами от общей сметы. Но круче всего разобрался либерал-демократ с подсмотренной у Железняка квотой в 20% от репертуара.

Она в закон Литвинцева перенесена без изменений, только с обратным знаком. Если Железняк предлагал обязать кинотеатры к показу 20% российских картин, то сокол Жириновского требует ограничить квотой в 20% демонстрацию иностранных фильмов. Вероятно,после этого на 100%-ную госдотацию придётся переводить уже не съёмочный процесс, а весь кинопрокат. Ну так что ж за беда, главное — прокукарекать.

Понятно, что и тот, и другой законопроект ориентирован строго на северокорейские образцы. Но творчество Литвинцева достойно всяческих похвал. Сочинить такую несусветную чушь, на фоне которой даже оголтелый бред Железняка начинает казаться взвешенной позицией — задача не из простых.