March 8th, 2013

0marcius

8 марта

Русская Wikipedia в статье о 8 марта повествует:

23 февраля (8 марта) 1917 года во время начала беспорядков, переросших впоследствии в Февральскую революцию, работницы-текстильщицы Выборгского района Петрограда одними из первых объявили забастовку. Также по Невскому проспекту к Городской думе прошла организованная социалистами процессия с требованиями женского равноправия и хлеба.

23 февраля (8 марта) 1917 года является датой начала Февральской революции, в результате которой в России была свергнута монархия и установилось двоевластие Временного правительства и Петросовета.

8 марта 1917 г. исполком Петросовета постановил арестовать царя и его семью, конфисковать имущество и лишить гражданских прав. В Царское Село прибывает новый командующий Петроградским округом генерал Корнилов Л. Г., объявивший императрице постановление Совета министров об аресте царской семьи, и расставивший караулы, в том числе для защиты царя от взбунтовавшегося царскосельского гарнизона. 8 марта царь в Могилёве прощался с армией и издал прощальный приказ войскам, в котором завещал «сражаться до победы» и «повиноваться Временному правительству»
.

Какое отношение все эти события имеют к международному женскому дню, Yahoo! его знает. Но мы же уже договаривались 8 марта по старому стилю, что если есть мужской праздник, лишённый исторического содержания, то должен быть и женский, столь же беспочвенный.

Просто чтобы можно было девушкам цветы подарить, без обязательства впоследствии на них жениться.

Хотя, если меня спросите, ничего плохого в женитьбе нет. Главное — не делать этого слишком часто. Один раз в 10 лет — самое оно.

Короче, с праздником вас, барышни.
putin thimble

Сказочка про доброго царя и плохих билалов

Недавно Путин инспектировал сочинские олимпийские стройки.

Эпизод мыльной оперы «хороший царь устраивает нагоняй плохим боярам» был разыгран в строгом соответствии со сценарием автократического пиара, известным с древнейших времён. Фабула такова: в государстве есть Владыка, которому придворные летописцы приписывают абсолютно любые достижения его подданных, но который волшебным образом не несёт ответственности ни за какие беды и несправедливости, творящиеся в его правление. Чтобы как-то оправдать эту свою особенность, Владыка должен быть, с одной стороны, всемогущ и всеведущ, а с другой — он не может знать о происходящем в стране вообще ничего: видимо, основное время жизни он проводит то ли в коме, то ли в медитации.

В один прекрасный момент Владыка являет подданным свой грозный лик и спрашивает, как идут дела в государстве. Ему рассказывают какие-нибудь вещи, которые на тот момент из всех жителей страны не знал только он один. Например, что сроки строительства олимпийских объектов сорваны, а сметы завышены. Владыка, разумеется, впадает в гнев, но буквально в ту же секунду, подтверждая свой легендарный дар всеведения, объявляет всему миру имя подлинного виновника всех безобразий. Виновник — разумеется, боярин, лихоимец и богатей, потому что других при этом Владыке к кормушке не допускают. Публика, может быть, раньше никогда не слышала имя этого вельможи, но заранее его ненавидит (как и абсолютно любого из тех, чьими руками Владыка управляет страной), так что тут же в обществе начинается сладкое предвкушение разнообразных наказаний для того, кто объявлен крайним.

Сказав своё грозное слово, Владыка удаляется с глаз народа, а опричники принимаются рыть доказательства вины опального боярина с таким же усердием, с каким десять лет до этого они закрывали глаза на все его грехи. Тут же выясняется, что он съел чижика, замучил слона в зоопарке, украл Янтарную комнату и тратил казённые деньги на собственные нужды.

При этом, если опальный боярин — не дурак, то он, услышав речь Владыки, заблаговременно отправляется в изгнание, куда-нибудь туда, где опричникам сложно было бы его арестовать. И там благоразумно пережидает опалу. От греха подальше в такое же добровольное изгнание отправляются также его ближайшие родственники и подельники, чтобы не попасть в соучастники и не стать заложниками.

Собственно говоря, это ровно то, что случилось с Ахмедом Билаловым и его роднёй до этой минуты. Но, поскольку сценарий не нов, легко спрогнозировать, что случится с опальным боярином дальше.

Он будет сидеть в каком-нибудь Лондоне или Стамбуле и вкладывать всё то, что успел вытащить из страны, в тамошние фирмы и недвижимость. Каждую неделю к нему будут приезжать на переговоры решальщики из опричнины, предлагая ему отдать ту или иную собственность в обмен на снятие обвинений. Все они, разумеется, жулики. Половина не имеет полномочий закрыть дела против боярина, другая половина не имеет такого намерения: не дураки же они хлопотать в подобный момент за опального! Те люди, которые реально могут (и хотят) решить его проблему, никуда не едут, боярин звонит им сам.

Спустя несколько месяцев, в связи с очередным каким-нибудь неурожаем, приходит пора Владыке объявлять виновником всех бед нового боярина. И тому, кто сидел до тех пор в опале, верные люди докладывают, что дела против него закрылись, в зоопарк завезли нового слона, Янтарная комната нашлась, а про чижика уже вообще никто не помнит. Тогда опальный боярин без лишнего шума, стараясь не привлекать к себе внимания, собирает пожитки и возвращается в Отечество. Потому что он, конечно же, успел удачно вложить вытащенные оттуда средства в пару-тройку заморских гостиничных сетей, но там рентабельность в лучшем случае 10%. Наворовать столько, сколько тащат из казны чиновники при грозном Владыке, в глупой загранице боярину не светит. Так что одна ему дорога — обратно, в закрома Родины. В надежде на то, что там за время его отсутствия ещё не всё окончательно разворовали.

И надежда эта, как правило, сбывается. Потому что — слава Владыке — страна богата нефтью, газом, лесом и всяким ископаемым добром. Которое глупые иностранцы, смысла жизни не знающие, закупают для своей дурацкой промышленности. А в Отечестве даже ребёнок знает, что всё это богатство Бог послал Владыке, его боярам и опричникам на окормление. И чтобы крепко на нём нажиться, никакая промышленность им не нужна. Кроме, разве что, добывающей.
0marcius

Реформы в Фейсбуке, или Как сказать «вас много, а я одна» по-американски

Случилось неожиданное.

Мордокнига объявила о том, что скоро выкатит новый дизайн ленты новостей.
Сам по себе дизайн при этом больших изменений не претерпит — разве что станет больше похож на творчество оформителей Гуглоплюса (в том числе перестанут уродски сжимать при воспроизведении выкладываемые пользователями картинки). Но вот по части функционала обещан реальный прорыв. Кнопка «All Friends» прямо на странице френдленты позволит пользователю отказаться от навязчивых услуг той бешеной автоматической обезьяны, которая сейчас избирательно цензурирует все новости, на которые он совершенно добровольно, в здравом уме и ясной памяти, подписывался.

Уникальность Фейсбука как сервиса состоит в том, что он сначала посадил ту самую обезьяну миллиарду своих пользователей на шею, а теперь в качестве великой милости позволяет её обратно ссаживать, по желанию владельцев аккаунтов. Мне грешным делом представлялось более логичной идеей предлагать пользователям включение этой замечательной фичи, если кто-то думает, что она ему зачем-нибудь нужна. Но при введении фильтров сортировки пользователям не только забыли дать выбор — их даже толком никто не предупредил, что они читают вовсе не то, что им пытались поведать интересующие их авторы, а некий случайный машинно-генерированный конспект, при подготовке которого содержание показываемых и скрываемых постов вообще никак не учитывалось и не анализировалось.

Обычно таким нахрапом вводятся те фичи, которые явным образом отвечают интересам сервиса, но противоречат интересом пользователей. Например, если сервис решает ужимать загружаемые картинки и видео ради экономии места на своих дисках, то он никому не предложит галочку «хранить оригиналы». Но в данном конкретном случае речь явно шла не об экономии места на серверах. Кто-то, видимо, решил, что от фильтрации, основанной на косвенных данных о пользовательском поведении, улучшится user experience. И что пользователи сами по себе слишком глупы, чтобы самостоятельно проверить полезность таких фильтров, поэтому единственный возможный способ их внедрения — даже не включение по умолчанию в опциях просмотра, а тупое навязывание без права отказаться.

Судя по последующим событиям, результаты двухлетнего эксперимента признаны неудачными. От того, что пользователи пропускают записи, которые были им адресованы, user experience ни у кого не улучшился, а от того, что фильтрация вводилась в непрозрачном режиме, её обнаружение вызвало негативный резонанс. В результате анонсирована опция отключения фильтрации. Причём находиться она будет не в самой жопе пользовательских настроек, а на видном месте в правом верхнем углу первой же страницы, которую видит залогиненный участник соцсети.

Мне лично кажется, что новый вариант управления составом своей френдленты намного логичней и полезней прежнего. Ведь в Фейсбуке человеку и так показывают потоки только от тех людей, которых он самостоятельно выбрал, причём в подавляющем большинстве случаев речь идёт о личных знакомых, или об авторах, на которых пользователь счёл нужным подписаться. Совершенно не факт, что в социальной ячейке, состоящей из десятка близких друзей, пишущих о событиях своей личной жизни, люди будут часто лайкать и расшаривать статусы друг друга, как это происходит с информацией СМИ, картинками и шутками. Так что логика «если кто-то кого-то не лайкает 2 недели, то они, вероятно, раззнакомились, и надо их друг от друга отписать» не вполне отражает реалии социальной модели. И вполне закономерно, что сервис отказывается от этой эпидерсии.

Печально другое: в очередной раз Фейсбук выкатывает публичный анонс будущих изменений вместо того, чтобы внедрить их на практике. До IPO политика сервиса была прямо противоположной: об основной массе нововведений пользователям сообщалось лишь после того, как они начинали спрашивать what the fuck. Но если б причина состояла в одном только переходе компании в публичный статус, в этом не было бы ничего страшного. А, судя по январскому эпизоду с выкатыванием семантического поиска, проблема тут не совсем пиарного свойства. Видимо, исправление алгоритмов, затрагивающих нынешний миллиард активных пользователей, оказывается чем дальше, тем более сложной инженерной задачей. И способ её решения ищется не в софтверной, а в социальной плоскости: тупо разделив участников соцсети на белую кость и остальное быдло, семантический поиск в середине января выкатили на США, пообещав иностранным пользователям, что когда-нибудь праздник случится и на их улице. И я вполне допускаю, что с отказом от навязчивой фильтрации выйдет такая же срань: американцам её дадут, а всем прочим помашут ручкой.