March 28th, 2013

0козел Фрэнк

Заказуха в «Новой газете»

Вчера пришлось полсотни раз давать комментарии по поводу наезда «Новой газеты» на соцсеть вКонтакте.

Просуммирую вкратце мои соображения.

«Новая газета» неоднократно изобличена в публикации коммерческой и политической заказухи за деньги. Факты публикации газетой заказных материалов доказаны превыше всякого сомнения. Все публикации заказухи происходили с ведома и согласия главного редактора. Осмысленные комментарии руководства газеты по поводу этих эпизодов отсутствуют.

Все сколько-нибудь серьёзные пиарщики Москвы знают, сколько стоит коммерческая заказуха в «Новой газете» — и в федеральном выпуске, и в региональных версиях. Лично я могу засвидетельствовать, что те статьи по конфликту Дерипаски и «Илим Палпа», которые опубликованы в «Новой газете» под видом редакционных материалов, предлагались к публикации в Ленте.Ру за деньги, но были отвергнуты в связи с их вопиюще заказным характером. Так что я даже знаю, почём обошлась их публикация в НГ.

Заказчиком материала, направленного на дискредитацию «вКонтакте», мог выступать любой претендент на покупку пакета акций этой соцсети. Цена вопроса оценивается в десятки, если не сотни, миллионов долларов.

В свете вышеизложенного у редакции «Новой газеты» был очень простой выбор. Либо подойти к публикации ответственно и представить серьёзные доказательства подлинности публикуемого компромата, либо положиться на то, что пипл схавает компромат без доказательств.

Редакция выбрала второй вариант.

В связи с чем вынужден констатировать: Павел Дуров и Владислав Цыплухин меня до сих пор не обманывали ни разу, а редакция «Новой газеты» обманывала ровно столько раз, сколько раз она предлагала поверить ей на честное слово.

Я не являюсь активным пользователем сети «вКонтакте», потому что для людей моего возраста и социального положения логичней общаться с друзьями и коллегами в Фейсбуке. Но в данном конкретном споре я верю Цыплухину и Дурову, что письма, которые «Новая» опубликовала от их имени, являются фальшивкой.

Если «Новая газета» представит доказательства подлинности этих писем, я, конечно же, изменю своё мнение. И напишу об этом здесь. Но на данный момент мне очевидно, что «Новая газета» правдивости своих источников не проверяла и не предоставила. Приходится ориентироваться на track record, который у «Новой», увы, катастрофический.
00Canova

Законопроект ни о чём

Текст разработанного в Совете Федерации законопроекта «О добровольчестве (волонтёрстве)» бесследно исчез с сайта верхней палаты российского парламента. Можно было бы предположить, что он переехал куда-то на новое место, но поиском по сайту Совфеда документ тоже не обнаруживается.

Связано ли это с отрицательной оценкой, которую подготовленный сенаторами проект получил в правительстве и администрации президента, судить сложно.

В любом случае, копии удалённого документа находятся сегодня и в кэше Гугла, и на сайте web.archive.org. Видимо, люди, которые почли за лучшее припрятать скандальный документ подальше от глаз общественности, не догадывались о существовании архивирующих сервисов.

Проект, подготовленный сенаторами под руководством единороса Валерия Рязанского (главного пенсионера РФ), предусматривает создание уполномоченного государственного органа, в котором всем желающим заняться волонтёрством в России предложат регистрироваться и получать какие-то «личные книжки» неустановленного образца (но с защитой от копирования и подделки). Статья 8 законопроекта говорит о том, что к определённым видам работ (которые туманно определяются как опасные) добровольцев смогут привлекать только органы государственной власти. Статья 14 предусматривает создание единого госреестра российских добровольцев, который будет осуществлять сбор и хранение их персональных данных, а также присвоение заявителям идентификационных номеров.

В общем и целом, законопроект совершенно не так ужасен, как могло бы показаться из первоначальных заявлений его инициаторов. В частности, там нигде не сказано, что наличие государственной регистрации и письменного договора о проведении волонтёрских работ является обязательным условием, за несоблюдение которого можно кого-то привлечь к ответственности. Наоборот, утверждается, что регистрация — дело добровольное, а деятельность волонтёра может вестись и безо всякого договора с какими-либо юрлицами, в индивидуальном порядке (ст. 12 п.3). В той редакции, которую сперва выложили на сайте Совфеда, а затем стыдливо оттуда потёрли, по сути дела, говорится следующее: если россияне, занимающиеся волонтёрской деятельностью, пожелают развести вокруг неё волокиту с бюрократическим оформлением каждого своего действия, то они имеют на это право. Но, по сути дела, такое право существует у любого россиянина и сегодня. Никакой некоммерческой организации не возбраняется заключать договоры с физлицами об их участии в её работе на тех или иных основаниях. Никакой НКО не запрещено выдавать добровольцам благодарственные письма, рекомендации и справки об их участии в тех или иных инициативах. Если этого не происходит, то исключительно ввиду бессмысленности и бесполезности подобных процедур в российских условиях. В случае принятия специального закона они останутся в точности такими же бессмысленными и бесполезными.

По сути дела, весь практический результат предложенного законопроекта сводится к двум пунктам. Во-первых, создание с нуля некоего федерального бюрократического органа по осуществлению государственного надзора за участниками волонтёрской деятельности в форме сбора их персональных данных, с непонятной целью и полным отсутствием каких-либо полезных полномочий. Во-вторых, возникновение госзаказа на новый тип учётного документа, на котором, видимо, предполагается освоить какие-то бюджетные средства по образу и подобию акцизных марок на табак и алкоголь. Во что два этих нововведения обойдутся налогоплательщику, сенаторы не потрудились даже намекнуть. О чём им и попеняли в отрицательных отзывах Кремль и Белый дом.

По моей личной оценке (основанной, в частности, на опыте участия в различных благотворительных проектах) в предложенном виде законопроект является полностью бессмысленным и бесполезным упражнением по пришиванию рукава к известному месту. Вероятно, авторы первоначальной инициативы руководствовались духом времени, когда взбесившийся принтер имени Железняка и Сидякина еженедельно выплёвывал всё новые нормативные акты, запрещающие гражданам России собираться по трое или обсуждать такое своё намерение в Интернете. Очевидно, сенаторы метили попасть в ту же пахучую струю. Но по ходу доработки документа весь его запретительный пафос выветрился из-за правок, которые прямым текстом указывают на необязательность всех предлагаемых регуляторных процедур. Появились даже какие-то запредельно либеральные по нашим временам нормы, вроде равноправия россиян и иностранцев при переводе старушки через дорогу. В результате законопроект, который изначально ничем не мог помочь добровольцам, оказался точно так же бесполезен и для тех, кому хотелось бы поставить всю их деятельность под казённый надзор. Поэтому отрицательные отзывы на документ, поступившие из правительства и АП, совершенно закономерны и предсказуемы.

Наверное правильно было бы людям, сообразившим удалить бумагу с сайта Совфеда, точно так же снять её с дальнейшего обсуждения, чтоб не смешить народ и дальше не позориться.
armyface

Как наказать шарлатанов

За неполные пять месяцев существования т.н. «Единого реестра» (он же чёрный список) запрещённых в России сайтов мы видели много разных способов реагирования потерпевших граждан и юрлиц на попадание их ресурсов в этот полусекретный перечень. Кто-то молча удалял контент, кто-то делал громкие заявления для прессы. Некоторые выполняли оба действия одновременно. Кто-то смеялся, кто-то плакал, кто-то боролся с запретами с помощью ретвитов, кросспостов и резервного копирования. Но, как замечал ещё Гилберт Кит Честертон в эссе «Об ортодоксии», падать можно под многими углами, а стоять — только под одним. На неправомерные, глупые и вредительские действия регулирующих госорганов в правовом поле существует ровно один адекватный ответ. С осатанелыми чинушами, которые пачками штампуют свои нелепые заключения о «пропаганде самоубийства» в роликах австралийского метрополитена, необходимо судиться. Тем более, что даже в самóм одиозном ФЗ№139 прямо прописано такое право потерпевших от произвола чиновников. Пункт 6 статьи 15 этого закона гласит:

Решение о включении в реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети "Интернет" и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети "Интернет", содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено, может быть обжаловано владельцем сайта в сети "Интернет", провайдером хостинга, оператором связи, оказывающим услуги по предоставлению доступа к информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", в суд в течение трех месяцев со дня принятия такого решения.

Анонимные и безликие чиновники, наштамповавшие с ноября полторы тысячи заключений о запрете «нехорошей информации» в Сети, разумеется, не ждут, что им кто-нибудь посмеет возражать в правовом поле. Оттого и беспредельничают в запретительном своём кураже, без оглядки на приличия и здравый смысл, не говоря уже о такой мелочи, как общественное мнение. Но то, что беспредельщики не ждут отпора, не значит, что они его не боятся. Как только стало известно о первом прецеденте оспаривания нелепых решений Роспотребнадзора в Арбитражном суде Москвы, пресс-служба ведомства забилась в глупых, но примечательных судорогах. За один понедельник 11 марта, предшествовавший первому судебному заседанию по иску YouTube LLC к Непотребнадзору на сайте ведомства появилось сразу два истерических пресс-релиза, отражающих полную неготовность обосновать свою позицию по конкретным решениям о запрете. В первом документе содержится полностью голословное, ни единой цифрой не подтверждённое предположение, согласно которому в связи с развитием телекоммуникационных технологий, и большей доступности к сети «Интернет» у детей и подростков, компьютерные и Интернет технологии существенным образом стали влиять на показатели детского суицида. Тут, кстати, в одной полуфразе дважды употреблено слово «Интернет», каждый раз с новой грамматической ошибкой. А по факту, разумеется, не существует никаких цифр, и никем не проводилось никакого исследования, которое могло бы доказать (или дать основания для гипотезы), что австралийская реклама безопасной езды в метро способна склонить российского подростка к суициду. Сайты субкультур и тоталитарных сект, воспевающих добровольный уход из жизни, действительно существуют, и если их станут закрывать, то правильно сделают. Но нынешняя борьба охренищенок с постами Лебедева, твитами Сулейманова и австралийским видео — это, кроме всего прочего, сознательный обман общества и нецелевое расходование бюджетных средств. Пора унять шарлатанов. Вернёмся, впрочем, к их PR-выхлопам от 11 марта.

Второй пресс-релиз содержит прямые угрозы в адрес тех «несознательных» интернет-площадок, которые осмелятся оспаривать глупые решения чиновников Роскомнадзора. В этом документе можно найти весьма откровенное признание того, что ведомство знает о юридической несостоятельности своих шарлатанских заключений о «пропаганде самоубийств», и заранее готовится к проигрышам дел в российских судах:

в последнее время все чаще выявляются интернет-сайты, на которых размещается информация явно провокационного характера с «дефектными» призывами и способами совершения самоубийства, которая по формальным признакам может быть отнесена к запрещенной, но в действительности, содержат такие призывы и способы, решения по которым с высокой степенью вероятности могут быть оспорены в суде.

Заранее согласившись с невозможностью отстоять свои решения в правовом поле, пресс-служба угрожает тем, кто посмеет защищать свои законные права, созданием собственного компроматного ресурса. На проигрыши в судах ведомство поклялось отвечать средствами чёрного пиара. Цитирую дословно:

Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека планируется публикация рейтинга интернет-ресурсов не признающих проблему суицидов из-за содержащейся на сайтах информации о способах и призывах к самоубийству, и продолжающих распространение вредоносного контента.

То есть в дополнение к существующему чёрному списку Роскомнадзора ведомство обещает выкатить свой собственный чёрный список — для тех, кому проиграет в судах. По какой статье предполагается финансировать этот наброс на вентилятор, в пресс-релизе не сказано, но догадаться не трудно. Осталось лишь отследить на портале госзакупок, кто выиграет тендер по созданию и поддержке антирейтинга.

Сама по себе реакция чинуш на обращение YouTube в арбитражный суд — лучшее доказательство того, что избранная компанией стратегия борьбы в правовом поле является единственно правильным и адекватным ответом на чиновный беспредел в Интернете.

Первое заседание суда прошло 15 марта. Хотя по существу вопрос о запрещённом ролике там не рассматривался, без курьёзов не обошлось. Первым делом, юристы г-на Онищенко попытались уйти от ответственности за свои липовые экспертизы, перевалив её на плечи Роскомнадзора. Его потребовали привлечь к делу в качестве соответчика. Судья Кузин идею перевода стрелок не поддержал. Тогда ответчик заявил ещё одно ходатайство, в котором снова фигурировал Роскомнадзор, но уже в качестве «третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора». С этим пожеланием судья Кузин согласился. В результате чего на сайте Мосарбитража появилось восхитительное судебное определение:

Привлечь к участию в деле ... гражданку Роскомнадзор.

Вышеозначенную гражданку или её законных представителей ожидают в Арбитражном суде на Большой Тульской улице утром 26 апреля — вместе со всеми остальными участниками этой увлекательной тяжбы.

Тем временем, журналист Ленты.Ру, ставший автором первого в российской истории запрещённого твита, решил повторить подвиг YouTube и обжаловать произвол Непотребнадзора в судебном порядке. Его иск к цензорам г-на Онищенко будет в ближайшее время подан в суд общей юрисдикции.

Как может вспомнить читатель, в этом ЖЖ 15 марта (буквально в один день с судебным заседанием по иску YouTube) вышел пост о первом случае цензуры в Твиттере. Никаких призывов к подростковому суициду он, разумеется, не содержал, но я там проявлял ту самую несознательность, за которую Роспотребнадзор обещает вносить строптивцев в чёрный список. Поэтому 20 марта администрация ЖЖ получила предписание Роскомнадзора о блокировке моего поста.

Как верно отмечает пресс-служба г-на Онищенко, вздорное и клеветническое решение, на основании которого заблокирован мой пост в ЖЖ, с высокой степенью вероятности может быть оспорено в суде. И не извольте беспокоиться, братцы-кролики. Именно там я и собираюсь его оспорить.

Буду ли я при этом присоединяться к иску коллеги Сулейманова, или предпочту выйти против цензуры в ЖЖ с отдельным иском, пока не решил.

В любом случае, я убеждён, что судебные меры противодействия охамевшим цензорам Интернета — это правильный ответ на их беспредел. Так что вылезайте из жопы, доктор Смерть, Вас ждут в судебном заседании.

PS. Кстати, прецедент судебной победы, о которой казённые пиарщики пишут в сослагательном наклонении, уже имеется. Владимиру Харитонову, владельцу интернет-сайта "Новости электронного книгоиздания", хватило самого факта обращения в Таганский суд Москвы, чтобы Роскомнадзор вдруг всполошился и отменил неправомерную блокировку этого сайта, изъяв его IP-адрес из реестра. Так что не только гражданка Непотребнадзор, но и её сестра в статусе третьего лица понимает всё несоответствие практики интернет-цензуры действующему законодательству.