April 9th, 2013

0marcius

Ответ «Новой газете» и её акционеру

За последние дни меня не раз попросили прокомментировать ситуацию с «Новой газетой».

С этим комментарием (который я, разумеется, сел писать ещё в прошлую пятницу, в индийской деревне) есть одна проблема. Дело в том, что если разбираться с моими претензиями к этому уважаемому СМИ обстоятельно и по существу, то получится 20 экранов текста, ссылок, цифр и дат, которые никому не интересно будет читать, кроме, может быть, тех, кого этот текст непосредственно касается. А если излагать вкратце, то за кадром останется много всего существенного, и всё равно не получится коротко. Как бы то ни было, попробую разобраться тезисно. Для простоты последующего обсуждения пункты в моём ответе пронумерованы и убраны под кат.

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Вместо послесловия. Моё предложение из предыдущей заметки остаётся в силе. Если «Новая газета» когда-либо представит доказательства того, что с ведома и согласия Павла Дурова на площадке «вКонтакте» осуществлялись провокации, о которых поведал миру Андрей Колесников, я охотно их здесь опубликую. У меня нет ни одной причины на свете выгораживать «вКонтакте». Я не являюсь ни акционером, ни наёмным сотрудником, ни даже сколько-нибудь активным пользователем этого сервиса. Я куда лучше знаком с журналистами «Новой газеты», чем с акционерами и сотрудниками питерской соцсети.

Но судя по тому, что Юля Латынина зачем-то объявила меня «другом Дурова», на вопрос, почему я вообще вписался в эту разборку, стоит дать ответ.

Я вернулся в Россию в 1997 году, и 16 лет наблюдаю за тем, как в здешней прессе работают механизмы информационного киллерства, заказного пиара, джинсы и манипуляции курсом ценных бумаг через инсайдерские сливы. Эта практика всегда представлялась мне постыдной. Но, к счастью, основные бюджеты, которыми она питается, — деньги сырьевых олигархов, делящих промышленные активы, госчиновников, нечистых на руку силовиков и биржевых спекулянтов. Интернет-рынок до самого последнего времени казался этой публике слишком ничтожной целью, поэтому формирование нашей отрасли как-то обошлось без этого говна. Как обошлось оно без бандитов, крышевания, министров в доле, откатов, наездов, похищений и заказных налоговых проверок.

А сейчас какие-то люди, для которых ведение чёрных PR-войн является привычным занятием, решили влезть с этой дубиной в Интернет. И мне не очень важно, кто эти негодяи: володинские они, сурковские, малофеевские, или чьи-то ещё. Мне в любом случае не хочется, чтобы они тащили это своё говно в Рунет. Мне хватает Единого реестра и уголовных дел против блоггеров.

«Новая газета» — продукт 1990-х, и ментальность её с той героической поры не изменилась. В этой редакции не понимают, до какой степени Интернет поменял правила игры в сфере расследовательской журналистики. В «Новой» работают по старинке. Вброс писем от Андрея Колесникова — точное повторение истории 2004 года про «письмо американских конгрессменов». А мы живём в эпоху WikiLeaks и Алексея Навального. Первое правило пехтинга — любые обвинения должны быть доказаны превыше сомнения перед тем, как мы начинаем их обсуждать.

Конечно, это неудобная ситуация для разоблачителей. Навальный никак не может договориться с Пехтиным и отозвать свои обвинения. Бастрыкинский бизнес в Чехии не исчезнет с той же лёгкостью, с какой рассосались за закрытыми дверьми все претензии «Новой газеты» к этому деятелю. Краденая диссертация Астахова не станет оригинальной. Потому что в 2013 году нужно сперва представить доказательства на суд независимой публики, и лишь потом предъявлять обвинения. И эти обвинения впоследствии нельзя будет взять назад по джентльменскому соглашению. Что в «Новой газете» этого не понимают, должно остаться проблемой «Новой газеты», а не тех, кого в ней мочат по заказу, коммерческому или политическому.
candle

So long, Maggie

Маргарет Тэтчер
В мае 2001 года Консервативная партия Великобритании оказалась в полной жопе и на грани первой за всю свою историю потери статуса «одной из двух» правящих в стране сил. Поскольку в политической истории Соединённого Королевства до этого была уже одна партия, которая навсегда утратила такой статус с приходом лейбористов, угроза выглядела серьёзной. И тогдашний председатель тори Джон Мейджор решил принять крайние меры. Он пригласил на партийный съезд уже давно ушедшую от дел Маргарет Тэтчер, чтобы она вдохнула в делегатов новые силы.

Леди в ту пору, видимо, уже понимала, что сползает в старческую деменцию, следующая станция за которой — смерть. Но она же обещала вернуться, как только позовут, а тут позвали. И вот, Маргарет Тэтчер выползает на трибуну в Плимуте.

— Меня предупредили, что моё участие в этом собрании должно стать неожиданностью, — сказала Железная Леди. — Но по дороге сюда я увидела много биллбордов, которые анонсировали моё выступление. На них было написано «мумия возвращается».

Сегодня многие британские СМИ припомнили ей ту прощальную остроту, выйдя под заголовком «Больше мумия не вернётся».

Но пигмеи могут сколько угодно скалить зубы над гробом поверженного гиганта. Тэтчер сделала для обновления своей страны больше, чем все другие политики XX века, вместе взятые. Британия, которую она унаследовала от лейбористов, была неэффективной госкорпорацией вроде той, которую сегодня пытается построить в России Путин. Где основные богатства контролировались безответственными чиновниками, вся заслуга которых сводилась к политической лояльности тем, кто их назначил. Маргарет Тэтчер разрушила этот гадючник. Понятно, что при этом появилась внушительная прослойка желающих плюнуть сегодня на её могилу.

Но место гиганта — в вечности. А всех этих пигмеев смоет поток времени, и никто о них не вспомнит.
0marcius

То ли менты тупые, то ли я чего-то не понимаю

Тут пишут, что ГИБДД ввело онлайновый сервис по проверке дорожных штрафов, висящих на автовладельце.

Зашёл я на этот сервис. Ввёл номер машины. Ввёл капчу.

В ответ мне пишут:
Не введен номер свидетельства о регистрации транспортного средства

Вопрос в связи с этим очень простой, и я его задам: а на хуя?

Что, у нас номера машин с кодом региона больше не являются уникальным идентификатором?
Ездят по Москве несколько разных машин с таким же госномером, как и у меня?
Которые отличаются только номером и серией свидетельства о регистрации?

Ну хорошо, допустим, так оно и есть. Хоть и не очень понятно, как тогда на них штрафы вешают по данным с камеры, ведь там техпаспорт и ПТС не видно.
Но хоть номер свидетельства о регистрации — уникальный параметр?

Если да, то почему б не проверять только эту цифру, если госномер не может служить идентификатором?!

Вспоминается в этой связи старый армейский анекдот:

— Рота, равняйсь! Смирно! Возьмите лом и подметите плац!
— Товарищ командир, так ведь веником же чище...
— А мне не надо, чтоб чище. Мне надо, чтобы вы заебались.


Идеальное описание миссии всех отечественных госуслуг.
Главное — максимально усложнить доступ.