April 21st, 2013

iphone

What's App?

В очередной раз установил на паре смартфонов WhatsApp.
Сразу получил пару прошлогодних сообщений.

Потом заглянул в его адресную книгу, и даже интересно стало: среди всех тех стартапщиков, телезвёзд, олигархов, режиссёров, студенток, раввинов, биржевых гуру и учеников средней школы, которые значатся там как пользователи с активным статусом, какая доля действительно пользуется этой приблудой?

Никто ещё не придумал способа пинговать тамошний контакт-лист ненавязчивым для адресатов способом?
0marcius

Любимый анекдот шахида

Диакон Кураев разразился вчера язвительной проповедью, за которую его наверняка попытаются теперь если не убить по фетве, то на худой конец привлечь по 282-й статье УК. Потому что других вариантов ответа на задаваемые им вопросы я, грешным делом, не припоминаю.

Меж тем, в Твитыре Джохара Царнаева находятся некоторые заявления, указывающие на весьма широкий кругозор бостонского бомбиста. Похоже, в свободное от учёбы и джихада время юноша заглядывал и на bash.org.ru.
Не знаю, читал ли этот твит Дэвид Ремник, но в свою подборку он его не включил.
Collapse )
Опубликовано за 20 дней до взрывов в Бостоне.
aragones

Легенда о Гладиаторе

Неожиданно для себя посмотрел «Легенду №17» — недавно выпущенное на экраны житие хоккеиста Валерия Харламова.
После просмотра трейлеров, я не ждал от фильма буквально вообще ничего, кроме неуклюжих попыток героизации брежневской эпохи с помощью набора голливудских штампов. Но оказалось, что фильму просто не повезло с трейлерами: они подстраиваются больше под ожидания телезрителя от фильма с таким сюжетом, чем отражают достоинства фильма.
Вбрасывание в матче с канадцами в Монреале: кадр из фильма
В действительности «Легенда №17» — совершеннейший праздник доброго и человеколюбивого фэнтези. Это светлая и трогательная сказка о любви, дружбе и чудесах, по воле конъюнктурного случая разыгранная в условных советских декорациях, как бы по мотивам реальных событий навсегда забытого тысячелетия. Авторы не пытаются даже сделать вид, что какие-то из экранных событий имеют отношение к воссозданию известных фактов и хронологии силами киноязыка. Чтобы заранее избавить зрителя от подобных ожиданий, фильм сразу же начинается с новеллы о том, как в испанском городе Бильбао, куда он приехал с мамой, восьмилетний Валерий Харламов на корриде спасает щенка лабрадора от стада разъярённых быков. Через ещё пару эпизодов героя случайно целует в аэропорту девушка его мечты (как бы та же самая Ирина, которую реальный хоккеист Харламов повстречал за пару лет до гибели) — и тут уж окончательно становится понятно, что слово «легенда» в названии блокбастера относится не к хоккею, а к жанру. И отсылает вдумчивого зрителя к «Легенде» №1 Ридли Скотта.

И уже с этого момента решительно никакие сопоставления сюжета с реальностью и фактологией не мешают получать огромное удовольствие от прекрасно придуманной, снятой и сыгранной киносказки. Не портит этого удовольствия даже предсказуемость сценарной драматургии. Заранее понятно, что первые 100 минут экранного повествования, включая корриду в Бильбао — лишь прелюдия для финальной схватки Добра со Злом; точно так же понятно, с чьим перевесом эта финальная схватка начнётся, и чьей победой закончится. Также совершенно ясно, что в самый отчаянный момент этой схватки на помощь Добру придёт белая магия, а не опыт жёсткой муштры в армейском клубе. Восстанет из пропасти Гэндальф, он же Мерлин, и ка-ак начнёт колдовать из-за океана, даруя своему войску победу... Единственная большая неожиданность сценария — в том, что побеждённые орки и гоблины, вместо того, чтобы издохнуть в конвульсиях у ног триумфаторов, как это обычно случается в голливудском фэнтези, вдруг оказываются нормальными ребятами, и сами толпой вступают в фан-клуб Харламова, не дожидаясь даже окончания схватки. По сути дела, это — единственная дань исторической правде во всей легенде. И она очень украшает финал.