May 15th, 2013

manhorse

Экономия на мозгах

Прекрасная sapovich интересуется: как может приличная компания размещать свой офис в ебенях?!

И, честно вам сказать, у меня нет никакого вразумительного ответа на этот вопрос.
Фото Джеффри Скотта Холланда Ugly Industrial Building, фрагмент
Ну, то есть я, конечно, всё понимаю и про экономию денег, и про то, что арендная плата для хай-течной компании — это убытки в чистом виде, и про то, что место промышленности — в промзоне. Которую, по-хорошему, лучше бы вообще куда-нибудь вынести подальше от человеческого жилья, за городскую черту.

Но товарищи дорогие. Это до какой же степени нужно не ценить своих сотрудников, предлагая им тратить три-четыре часа в день, каждый день, на поездки в офис и обратно!

Не тратить лишних денег на аренду — это святое. Интернет-компания, у которой на пафосный офис в пределах бульварного кольца ушло больше денег, чем на разработку продукта — это epic fail по определению. Но у этой проблемы, как и у любой другой, есть два решения: тупое и рациональное. Арендовать по дешёвке угол в заводском цеху у МКАДа, куда никогда не доедет потенциальный партнёр, и где самая банальная курьерская доставка превращается в боевой квест — тупое решение. А рациональное — оптимизировать производство так, чтобы сотрудникам, способным работать на удалёнке, не приходилось без необходимости таскаться в офис. Для совещаний и переговоров, планово случающихся два раза в неделю, совершенно необязательно платить за переговорку 365 дней в году (предварительно её за свой счёт оборудовав). Встречи с партнёрами, клиентами и подрядчиками можно вообще проводить на нейтральной территории, в кафе. Опять же, перед тем, как рассматривать "дешёвые" варианты аренды у чёрта на рогах, стоит вникнуть в смысл понятия «коворкинг».

Короче, если полагаться на свои мозги, то всегда можно найти разумные и приемлемые решения.
А если компания их не ищет — то работать в ней не стоит и начинать, ни за какие деньги.
putin thimble

Перевёрнутый мир:дело «Кировлеса»

В Ленте.Ру — репортаж с очередного (сегодняшнего) заседания в Кирове по «делу Навального».
В архиве фотолент государственного РИА «Новости» сюжет этого заседания сведён к одной фразе:
Свидетели обвинения по делу о хищениях "Кировлеса" в отношении оппозиционера Алексея Навального не дали показаний против подсудимого.
Коротко и ясно. Жаль, что судье Блинову запрещено рассматривать дело по существу.

По скорости и подробности интернет-трансляций этот суд может сравниться только с презентациями Apple на WWDC. Только там презентуются передовые технологии, а в Кирове — средневековые.
Навальный в Ленинском райсуде г. Кирова. Фото Рамиля Ситдикова, РИА Новости
Ленточный репортаж Козенко из зала суда — увлекательнейшее чтение. Правда, резюме — такое же, как у РИА.
Месяц слушаний, пять заседаний, а до сих пор не нашлось ни одного свидетеля обвинения, который мог бы подтвердить хоть один из его ключевых пунктов.
Например, что Навальный имел какое-нибудь отношение к доходам или акциям «Вятской лесной компании».
Или что он имел полномочия принудить кого бы то ни было к заключению сделок с ВЛК.
Или что в этих сделках присутствовал какой-нибудь преступный сговор.
Или что лес хоть раз отгружался бесплатно.
Или что сделка «Кировлеса» с ВЛК была в чём-то невыгодной для госпредприятия.

А самое забавное случилось сегодня под конец заседания:

Директор Юрьянского лесхоза Геннадий Литвиненко стал по счету 22-м из 39-ти заявленных обвинением свидетелей. Тут уже защита Навального и Офицерова настояла на чтении показаний со следствия. Там было сказано, что Литвиненко был рад приходу ВЛК, потому что иначе продукция бы сгнила, а покупателей на нее не было. «Нейтрально к ВЛК относился. Мне команду из "Кировлеса" дали продавать — вот я и продавал», — вступил в спор со своими же показаниями Литвиненко. «Так нейтрально или положительно?» — спросила его адвокат Данилова. Последовал тяжелый вздох, потом долгая пауза. «Но ведь пропало же бы все», — наконец с отчаянием сказал Литвиненко.

Ну и пропало бы, подумаешь. К моменту появления «Вятской лесной компании», коварно вызвавшейся найти покупателей на древесину «Кировлеса», дебиторская задолженность госпредприятия достигала 600 миллионов рублей, как сообщил сегодня в суде свидетель обвинения, первый зампред правительства Кировской области Сергей Щерчков. По поводу этих 600 миллионов ни у следствия, ни у суда вопросов нет. Наделавший эти долги крепкий хозяйственник Опалев освобождён от любой ответственности в обмен на показания против Навального. А вот разница между 15 миллионами, за которые ВЛК купила лес, и теми 16 миллионами, за которые она их продала — это, конечно, преступление века.

Запасаемся попкорном: завтра с утра начнётся новое заседание. В запасе у обвинения — ещё 17 директоров лесхозов. Вдруг кто-нибудь из них вспомнит, как Навальный его пытал, или как лес для «Вятской лесной компании» отгружался бесплатно!