August 29th, 2013

0chaykovsky

Антисемитизм и гомофобия

Ситуация с нетрадиционными половыми отношениями в сегодняшней России очень напоминает положение с евреями в Советском Союзе.

Я родился в СССР и прожил в этой стране 23 года — половину жизни. За эти годы у меня не возникло ни одного конфликта, связанного с моей национальностью — ни в школе, ни в институте, ни во дворе, ни в больницах, где довелось работать.

При этом на государственном уровне практиковался махровый антисемитизм: запреты на профессию, ограничения по занятию руководящих должностей, квоты в вузах. Каждый еврей это на себе чувствовал так или иначе. Но на уровень улицы эта политика никак не транслировалась. И, естественно, она не прибавляла советской власти никаких очков в глазах населения.

То же самое происходит сегодня с геями.
За 16 лет жизни в постсоветской России я не слышал ни о каких погромах, трудовых конфликтах или иных проявлеииях гомофобии "снизу". Населению эта тема тупо по барабану. Ему совершенно без разницы, кто с кем спит, и в какой позе. Все очаги озабоченности — в структурах власти.

Единственное отличие советской ситуации от постсоветской состоит в том, что в СССР антисемитские нормы и квоты не афишировались. А в путинской России гомофобные нормы очень широко пиарятся — в том же самом расчёте, исходя из которого царский режим сто лет назад сделал стратегическую ставку на «дело Бейлиса». Что широкая публика одобрит и сделает оргвыводы. А власти останется только разводить руками и ссылаться на vox populi.

Расчёт этот не сработал в 1913 году, он не сработает и сто лет спустя.
Замена государственного антисемитизма на государственную гомофобию ничего тут не изменит.
00Canova

Лытдыбр: минимализм

И ладно бы, что я с прошлой осени не брал в руки iPad классического "джобсовского" размера — в тот же день, как дали мне подержать iPad mini, я его сразу купил, и горя с тех пор не знал.

Но вот сегодня, добравшись из Венеции до московской своей квартиры, раскрыл я MacBook Pro 15" с экраном retina, и поразился: какой же он бессмысленно огромный! На хрена мне этот дисплей, размером с анатомический атлас Синельникова, а главное — эта несуразная клава на ширину плеч, с бессмысленными дюймовыми алюминиевыми полями по краям?! Хочу назад, в свои уютненькие 11".

Честно говоря, раньше ведь никогда такого не было. С конца 1990-х, когда в моём повседневном быту прочно обосновались мобильные компьютерные устройства (ноутбуки, КПК, потом смартфоны), неизменно ощущался этот компромисс между комфортом и мобильностью. Устройства, удобные в использовании, были велики, тяжелы и громоздки — в путешествие короче двух недель их просто лень было с собою брать. А устройства, легко влезающие в карман или наплечную сумку, всегда воспринимались как ущербные по своему функционалу: и в экран мало помещается, и клавиатура куцая, где много полезных символов доступно лишь через fn, и батарейка живёт меньше мотылька, и модуль WiFi слабенький: половину сетей просто не ловит, а на другой половине развивает очень вялую скорость... Но всё это теперь в прошлом, потому что клавиатура в моём MacBook Air 11" — полнофункциональная, модуль WiFi выжимает до 10МБ/c в домашней сетке, а на экране видно ровно столько, сколько мне надо. При этом появилось великое множество прикладных задач, которые с помощью iPhone/iPad/iPod решаются проще, чем в настольной ОСи — например, покупка билетов на поезда Trenitalia или регистрация на рейс Аэрофлота. Всё это можно по старинке делать через веб, но в мобильном приложении много удобней.

Может быть, я не репрезентативен. А правильным пацанам подавай диагональ во всю стену. Посмотрим. Но до сих пор направление прогресса определялось спросом как раз таких гаджет-фриков, как я.