September 5th, 2013

0casanova

Россияне за эвтаназию

Вчера смотрел «Трубу» Виталия Манского — документальный фильм о разных людях и племенах, обитающих по ходу газопровода «Уренгой — Помары — Ужгород». Фильм не о страданиях народных, и не о нефтедолларах, а про население — в основном постсоветское. Во что оно верит, чем живёт, о чём мечтает, как оно ловит рыбу, крестит детей, плавит металл и отмечает праздники. Пересказывать не возьмусь, но общее впечатление от сограждан — кто все эти люди? Боже, что у них в голове...

А тут вдруг ФОМ с утра пораньше порадовал цифрами свежего опроса россиян о моральных ценностях.
И снова у меня возник всё тот же вопрос.
Вот, ознакомьтесь:

66% россиян считают недопустимым уклонение от службы в армии.
62% считают, что женщина не имеет права прерывать беременность.
68% хотели бы возвращения смертной казни.
54% не имеют ничего против эвтаназии.
70% россиян — за связь без брака.
64% россиян — не против эмиграции.
91% россиян осуждают самоубийство.

Цифры эти интересны не только сами по себе, но прежде всего для сравнения убеждений с практикой.
Если мы слышим, что в Израиле общество осуждает уклонение от призыва, то можно ожидать, что и уровень этого уклонения будет низким. Ведь уклоняться или не уклоняться — выбор членов того самого общества, которое в массе своей осуждает.
Если мы слышим, что в католической Италии население не одобряет абортов, то можно ожидать, что их число будет невелико. Замечу в скобках, так оно и было.

А в России всё с точностью до наоборот. Мы осуждаем ровно те практики, по которым сами же уверенно претендуем на мировое лидерство. Вообще нет никакой связи, ни на деле, ни в сознании людей, между тем, что граждане считают моральным или аморальным, и тем, как они сами себя ведут в предложенных обстоятельствах.

Честно говоря, я даже не знаю, откуда это всё берётся. То ли от государства, которое много веков избавляло подданных от тяжкого бремени свободного выбора, отчего моральные оценки утратили привязку к практике. То ли от религии, в которой ношение амулета заменяет знакомство с заповедями, не говоря уже об их соблюдении. То ли наоборот, подмена с амулетом — следствие того, что религиозные институты давно подстелились под государство, заменившее заповеди высочайшими указами...

В любом случае, как показывает и фильм Манского, и опрос ФОМа, разруха, увы, по-прежнему не в клозетах.
Уповать остаётся лишь на то, что выборка в обоих случаях не репрезентативна.
Хотя здравый смысл и жизненный опыт подсказывают, что увы.
0casanova

Почему решение сирийской проблемы Обаме не по зубам

В моём недавнем посте про Сирию внимание самых горячих спорщиков зацепилось за фразу:
Они мне все в одинаковой степени враждебное зверьё
Сирийская оппозиция
При этом одна часть публики обрадовалась возможности отвлечься от предметного разговора про Сирию на обсуждение моего "расизма", а другая, наоборот, принялась одобрять и растолковывать это моё утверждение в самых категорических расистских выражениях.

Вина тут целиком моя, как и фраза моя, я её написал, и ни разу не отказываюсь.
Но если всё же стоит объяснить,
То ничего не стоит объяснить
.

Есть гражданское население Сирии. Которое страдает от стрельбы, резни, голода, болезней, от жары и холода.
Можно это население считать агнцами, а можно — козлищами. В любом случае, "простые сирийцы" — заложники в схватке между нынешней властью и претендентами на престол.
Но ни одну из проблем этих заложников ракетным залпом не решить.

И есть противоборствующие стороны: Башар Хафезович аль-Асад, мясник и сын мясника, и вожди противостоящей ему оппозиции. Асад, безусловно, лютый зверь. Это может быть сюрпризом для всех тех западных держав, которые десятилетиями уговаривают Израиль отдать ему Голанские высоты, но для тех, кто не в танке, с Асадом давно и хорошо всё понятно. Он — диктатор арабской страны. Покуда не чувствует угрозы своему режиму, строит у себя в стране больницы, школы и детские сады, сплачивает подданных обещаниями скорой битвы с Израилем и щедро финансирует террористические ячейки в каждом из соседних государств. Как только почувствовал угрозу режиму — выводит на улицу танки и бронетехнику, начинает стрелять в так называемый "свой народ". Который ни разу не свой, на самом деле, потому что диктатор в таких странах, как правило, из одного племени, а большинство подданных — из другого. И стоит ситуации в стране по какой-то причине обостриться, все эти розни немедленно вспоминаются обеими сторонами.

У меня нет добрых слов для Асада-младшего, хоть он мне и бывший коллега по гражданской специальности. В Сирии сегодня сотни тысяч людей мечтают поскорей проводить бывшего любимого президента в последний путь — и я не удивлюсь, если молитвы этих людей будут вскорости услышаны.

Но для сирийской оппозиции у меня тоже нет никаких добрых слов. Оппозицией там руководят в точности такие же звери, как Асад-младший и Асад-старший. Ни разу не египетские ботаны с Тахрира, отдавшие власть братьям-мусульманам во имя высших демократических ценностей, и не внуки Ататюрка, мирно протестующие на Таксиме против исламистских закидонов турецкого нацлидера. Сирийской оппозицией руководят людоеды, причём не в переносном, а в буквальном, как все мы знаем, смысле. Именно по этой причине нет никакой "моральной" разницы между поддержкой Асада и поддержкой его врагов. Кто б там ни победил, результатом станет массовая резня проигравших. Причём вырезать будут не комбаттантов, а целые сёла и городские кварталы — так с древности принято наводить конституционный порядок в том мире, частью которого является Сирия.

Существует ровно один способ международному сообществу предотвратить в Сирии резню гражданского населения. Для этого нужно туда входить наземными частями и производить полное разоружение всех воюющих сторон — как армии Асада, так и всех его нынешних противников. И на долгие годы оставлять там пришлую военную администрацию, которая бы отвечала вообще за всё: не только за безопасность населения, но и за медицину, за образование, за инфраструктуру, за бюджеты органов местного самоуправления и т.п. Если так сделать — то это действительно гарантия от геноцида с обеих сторон. И прецедент имеется, хорошо изученный, общеизвестный. Это оккупация израильским агрессором Иудеи, Самарии, сектора Газы, Восточного Иерусалима и Голанских высот. Благодаря этой оккупации, угнетённым жителям пресловутого Западного берега не довелось изведать ни Сабры с Шатилой, ни дамурской резни, ни Чёрного сентября. Повторюсь для ясности: для защиты мирного населения такая иностранная оккупация должна быть тотальной и бессрочной, а разоружение всех местных мужчин — стопроцентным. Стоит лишь отступить от этой схемы в мелких деталях (например, части местных оставить стволы и объявить их союзниками) — сразу получается Сабра и Шатила.

Но Барак Обама скорее съест своих детей, любимый галстук и португальскую водную собаку Бо, чем предложит Конгрессу и избирателю такое урегулирование для Сирии, при котором Америке пришлось бы сперва отправить туда пехоту, потеряв тысячи солдат в наземных боях, а потом оставить там гарнизон из нескольких десятков тысяч контрактников на 40-50 лет в общей сложности для круглосуточного патрулирования улиц. Так что вариант настоящей демилитаризации сирийских головорезов никем и нигде в мире не обсуждается, даже в теории. Речь идёт лишь о том, чтобы символически раздолбать с воздуха пяток или десяток зданий в районе Дамаска, навскидку объявленных оплотом Асада и его армии. Потом побомбить коммуникации, то есть дороги. Постоянно содрогаясь от мысли, что шальная ракета вот-вот угодит в здание школы, в посольство нейтральной страны или в лазарет. Агентства разошлют по миру цветные фотографии детских трупов, и начнётся сами понимаете что. Это самое крайняя точка, до которой "гуманитарная бомбардировка" может дойти, с учётом всех предшествующих опытов "замирения" в регионе. А после этой точки воюющие стороны продолжат спор о том, чьё племя нужно вырезать сначала, а чьё — потом.

Поэтому мне кажется, что разумнее было бы мировому сообществу не браться за гуж, когда совершенно доподлинно известны пределы готовности участвовать в дальнейших событиях.

А что касается моего личного отношения к жителям Сирии, то тут вообще всё просто.
Израиль и Сирия находятся между собой в состоянии войны.
Первый раз сирийские войска напали на Израиль в ночь с 14 на 15 мая 1948, через несколько часов после провозглашения независимости.
И с тех пор, уже больше 65 лет, в той или иной форме эта война продолжается, не только de jure, но и de facto.
Первые 28 лет это были в основном прямые столкновения, а в 1976 году Сирия оккупировала соседний Ливан, и превратила некогда цветущую «ближневосточную Швейцарию» в террористическое гнездо, откуда по сей день не прекращаются удары по гражданским объектам в Израиле.
И, по-моему, с учётом этого известного исторического факта, совершенно нормально мне относиться к Сирии так же, как советские люди после 22 июня 1941 года относились к гитлеровской Германии.
То есть без особенной оглядки на нормы политкорректности.