September 22nd, 2013

armyface

Лытдыбр: как мне понравился Питер

Уходящая неделя выдалась малость зигзагообразной.

Началась она с поездки в Воронеж, где группа авторов во главе с Эдуардом Бояковым поочерёдно презентовала местной власти и публике доклад о культурной ситуации в регионе и свои рекомендации по её улучшению. Исследование из 32 глав заняло 480 страниц формата А4, оно готовилось 4 месяца и вызвало в городе довольно бурную полемику (вплоть до угроз, оскорблений и доносов по начальству). Моя глава там, наверное, самая бесконфликтная, потому что я вообще не пытался давать оценки деятельности местных интернет-структур: они что умеют, то и делают, местный потребитель им судья, а свою задачу в рамках исследования я видел совершенно в другом. Есть некоторые best practices как в мировом, так и в российском региональном опыте, которые можно было бы с ничтожными затратами внедрить в Воронежской области, и её жители, от школьников до пенсионеров, могли бы от этого выиграть. При этом, разумеется, я совершенно не собираюсь переезжать вслед за Бояковым в Воронеж, селиться там, получать должность с полномочиями и реализовывать свои рекомендации на практике против воли местных жителей. Дело консультанта — посоветовать, а нужны ли там кому-то мои советы, покажет время. В любом случае, толк от моих рекомендаций выйдет лишь в том случае, если такие преобразования окажутся востребованы самими воронежцами. Если кто-нибудь до сих пор верит в перспективность культурных революций «сверху» в российских условиях, он приглашается изучить опыт пермского проекта.
Лечебный стул против жлобства в Платоновском сквере Воронежа
Из столицы Черноземья я не без приключений добрался до Белокаменной, поучаствовал в очень жизнеутверждающем заседании попечительского совета фонда «Измени одну жизнь» и отправился на Балтийский уикенд в город Питер. Откуда вернулся буквально пару часов назад — отдохнуть перед новыми странствиями.
Невский проспект в 8 часов утра
Про Петербург скажу, что давно уже северная столица не производила на меня столь сильного и благоприятного впечатления. Понятно, что это красивейший город в моём Отечестве: каким-то чудом его не разрушили ни большевики, ни война, ни два десятилетия крепкого постсоветского хозяйствования. Поэтому просто гулять по его улицам и набережным — счастье, но никогда в жизни меня не посещало желание там жить. Ибо город на Неве ещё с первого моего приезда в 1970-е годы, неизменно производил впечатление хмурого, депрессивного и неприветливого места, под стать балтийской погоде. Ни падение соввласти, ни пресловутое зоолетие, ни чехарда одиозных правителей не могла изменить этого моего впечатления. А тут вдруг что-то разом преобразилось — то ли в самом Питере, то ли в моём восприятии. Город оказался удивительно доброжелателен, легкомыслен, приветлив, несмотря на привычные свинцовые погоды. Я много и с удовольствием катался на метро, первый раз в жизни сходил на хоккей в Ледовом дворце, подискутировал о природе содомского греха с депутатом местного заксобрания Милоновым, посетил секретную «Аптеку» (эзотерический бар со входом через туалет на третьем этаже «Библиотеки»), сходил на премьеру «Джобса» в «Галерее», познакомился с кучей приятного и неожиданного народа, — и в кои-то веки Питер открылся мне с той стороны, о существовании которой я не подозревал, и даже не верил, когда мне пытались рассказывать. Может, он всегда таким был, а, может быть, это им так полегчало с переездом известного кооператива в пределы Бульварного кольца... Как бы то ни было, Питер рулит. Мне уже хочется закупиться термобельём и съездить туда на подольше.
0casanova

Конституционная реформа: 20 лет спустя

20 лет назад президент Ельцин подписал Указ №1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации». Суть его сводилась к разгону существующего парламента и установлению в стране единоличной власти президента. Парламент, естественно, ответил решением об импичменте Ельцина. Конституционный суд поддержал депутатов, и во власти наступил клинч.
Фото Владимира Вяткина, РИА «Новости»
В последующие две недели российской политической элите предстояло сделать выбор между советской (парламентской) и президентской республикой.

Поскольку та самая элита с обеих сторон состояла в основном из законченных уёбков и отморозков, решить вопрос путём мирных переговоров не удалось. Единственный пункт, по которому сторонники парламента и соратники президента полностью сошлись во взглядах, сводился к тому, что лучшим способом улаживания возникших между ними противоречий является вооружённое насилие и пролитие чьей-нибудь крови на улицах столицы. 3 октября вооружённые «защитники Белого дома» захватили здание мэрии на Новом Арбате, завладели колонной армейских грузовиков и отправились на штурм телецентра «Останкино». Ночью в город вошли правительственные войска, которые отбили у повстанцев телецентр и расстреляли здание парламента из танков. Погибли сотни людей, но никто из организаторов бойни не получил даже царапины, и никто впоследствии не был привлечён к ответственности за свою роль в слушившемся кровопролитии.

В те дни в России закончилась советская власть и начала оформляться та самая форма правления, которую мы можем наблюдать поныне: с единоличным президентским правлением при марионеточном парламенте и полностью бутафорской судебной системе.

Олег Кашин на днях опубликовал статью с собственным видением того, как могли бы развиваться те же самые события осени 1993 года, если бы в противостоянии победил не Ельцин, а конституционный (читай: советский) строй. Почему-то вся реконструкция исходит из допущения, что сторонники вооружённой борьбы за власть советов, одержав победу, непременно захотели бы строить тут парламентскую республику европейского образца, с полной выборностью и обязательной сменяемостью всех первых лиц в государстве. С какого перепугу Олег Владимирович приписывает Руцкому, Макашову и Баркашову приверженность ценностям буржуазной демократии, понятия не имею — по крайней мере, сами эти деятели не давали для таких гипотез ни малейшего повода. Но если оставить за кадром сюжет фэнтези, то с главным выводом статьи Кашина трудно не согласиться.

Указ Ельцина о ликвидации в России любых сдержек и противовесов, безусловно, подготовил почву для всего, что случилось впоследствии. Нынешняя система централизованного ручного управления всеми общественными процессами из одного кабинета в Кремле ковалась именно тогда — в октябре 1993, и потом ещё летом 1996 года, когда «для пользы дела» люди, именующие себя демократами, отредактировали результаты голосования на президентских выборах в правильную, с их точки зрения, сторону. На таком фундаменте никакой другой политической системы, кроме нынешней, вырасти и не могло.

Что же касается сочинений на тему "а если б в 1993-м победили Макашов с Баркашовым", то это, конечно, интересный вопрос. Но история, как известно, не знает сослагательного наклонения.
0jobs

Стив Джобс: гений, злодейство и мотивация

Посетил в Питере российскую премьеру «Джобса».
Это очень ушлый и, безусловно, грамотный коммерческий проект для монетизации ай-культа по дешёвке, на скорую руку.
Эштон Кутчер в роли Джобса, паяющего микросхемы
Collapse )