October 2nd, 2013

11 сентября с георгиевской ленточкой

Анонс: вся правда про Ящик

В ближайший четверг после 20:00 в рубрике «Человек под дождём» на оптимистическом телеканале выйдет интервью Константина Эрнста, посвящённое ходу и результатам телевизионного марафона в помощь пострадавшим на Дальнем Востоке.

Если верить моим собеседникам, видевшим интервью, там будет сказано много важного и интересного о тонкостях информационной политики зомбоящика. И о том, почему телевидение навсегда круче Интернета.
0kozel_animated

ВКонфликте

Ровно полгода назад миноритарным акционером ВКонтакте сделался фонд United Capital Partners, выкупивший 48% акций соцсети у двух её первоначальных соучредителей. Сделка была совершена в тайне от остальных владельцев, руководства и коллектива компании. Впоследствии эта секретность была объяснена желанием UCP успеть с заключением сделки, чему огласка могла помешать. Конспирологических теорий вокруг прихода нового миноритария строилось великое множество, но вскоре после публичного объявления о приходе UCP в публичном поле закончились все заказные скандалы вокруг Павла Дурова — и можно было предположить, что стороны нашли какое-то взаимопонимание в общих интересах.

Предположение, как мы знаем, оказалось ошибочным. Во вчерашних «Ведомостях» Павел Дуров впервые публично рассказал о странном поведении нового акционера, и уже через несколько часов с собственной версией конфликта выступил фонд UCP. В Форбс поступило заявление одного из управляющих партнёров о том, что этот фонд "допускает" отставку Павла Дурова, а сам партнёр дал большое интервью изданию «Цукерберг позвонит», где перечислил все накопившиеся к создателю ВКонтакте претензии. По сути, в интервью полностью подтверждается всё то, что накануне рассказывал «Ведомостям» сам Дуров: что представители UCP зачем-то выдвигают против него кучу бредовых и смехотворных обвинений, грозят судами, натравливают на компанию американских адвокатов, и вообще ведут себя так, как будто бы полгода назад несколько миллиардов долларов в акции «ВКонтакте» вложили не они сами, а кто-то из их злейших врагов.

Почему они так себя ведут — загадка не только для Павла Дурова, но и вообще не очень понятно, с точки зрения здравого смысла. Отчего, разумеется, в прессе снова возникает спрос на конспирологические объяснения: мол, UCP изначально затем и пришли, чтобы сменить менеджмент крупнейшей российской соцсети на более лояльный и управляемый, с точки зрения власти. Но это объяснение звучит довольно нелепо, потому что миллиарды долларов, уплаченные за миноритарный пакет «ВКонтакте» ни на миллиметр не приблизили их к контролю над компанией. Есть ровно один человек на свете, от решений которого зависит продолжение работы Павла Дурова гендиректором компании, и имя этого человека всем известно. Его зовут Алишер Усманов, он доверил Дурову управление (и голосование) своим 40%-ным пакетом акций, что вместе с дуровскими собственными 12% составляет 52%, и представителям UCP ни на какой козе этого расклада не объехать. Если в условном Кремле созрело решение менять Павла Дурова на менее самостоятельного и более покладистого игрока, который бы по первому свистку закрывал оппозиционные сообщества, для этого не нужно вкладывать миллиарды в миноритарный пакет, а нужно вызывать на кремлёвский ковёр Усманова. Благо опыт имеется — как мы помним, зачистка ИД КоммерсантЪ в 2012 году проводилась именно таким способом, и совершенно не потребовала никакого выкупа акций издательского дома через подставные инвестфонды.

Остаётся другая версия, отчасти подтверждаемая в интервью г-на Качуро из UCP. Что новые владельцы миноритарного пакета соцсети действительно считают себя крутыми интернет-менеджерами, а создателя ВКонтакте — легко заменимой пешкой, на место которой можно поставить кого угодно, и бизнес в целом от этого только выиграет. С одной стороны, в это непросто поверить: на первый взгляд учредители UCP производят впечатление серьёзных людей, управляющих большими и разнопрофильными активами, а это подразумевает некоторую степень адекватности, вменяемости и здравомыслия. С другой стороны, стоит всё же вспомнить, что критерии, по которым топы UCP получили миллиарды долларов в управление, нигде не объясняются — и никаких оснований считать этих людей российскими Баффетами навскидку не просматривается. Из биографий управляющих партнёров легко заметить, что до прихода в фонд все они были наёмными менеджерами в зарубежных инвесткомпаниях, работающих на здешнем рынке. А потом кто-то, кого нельзя называть вслух, однажды решил поручить им управление активами неизвестного происхождения в размере 3,5 млрд долларов США, размещаемыми в тех не слишком прозрачных сферах российской экономики, которые находятся под плотным государственным контролем и регулированием. Это, безусловно, означает, что у управляющих партнёров UCP есть хорошие связи в высоких кабинетах, но это не даёт никаких оснований считать их сверхкомпетентными профессионалами в вопросах, связанных с управлением интернет-активами. Вполне можно себе представить, что эти люди на высокие технологии смотрят как глава путинской администрации на москвичей: без понимания, зато с презрением... и рады были бы назначить на место Павла Дурова кого-нибудь вроде товарища Долгих.
всюду жизнь

Братство оборотней

Сегодня Гагаринский суд вынес приговор двум оборотням в погонах: налоговику Рувинову и полицейскому Балабанову.

Они вымогали взятку у главы движения «Бизнес Солидарность» Яны Яковлевой за то, чтобы не создавать проблем её компании по результатам налоговой проверки. Проверка не выявила в компании никаких нарушений, но за отражение этого факта в отчёте преступники потребовали несколько миллионов рублей взятки. Яковлева обратилась в органы, оборотней задержали с поличным при получении 3,5 млн рублей.

А дальше вся наша "правоохранительная" система принялась героически отмазывать оборотней от ответственности. По ходу следствия из формулы обвинения у обоих фигурантов волшебным образом исчезло слово "взятка". Следователь Агаджанян мудро рассудил: раз в компании не было нарушений, то угроза нарисовать их в отчёте налоговой проверки была не вымогательством взятки, а всего лишь мошенничеством (ст. 159 УК РФ, подходящая для предпринимательской амнистии). То есть отягчающее вину обстоятельство путём нехитрой манипуляции превратилось в облегчающее. Дальше к отмазыванию оборотней подключился Гагаринский райсуд в лице судьи Алишера Ларина. Несмотря на то, что подсудимые на протяжении следствия слали потерпевшей СМС с угрозами, судья при вынесении приговора счёл возможным учесть их «раскаяние» и «активное содействие следствию». А ходатайство потерпевшей о предоставлении защиты в связи с угрозами со стороны подсудимых судья Ларин просто оставил без внимания.

В тех самых СМС оборотни как раз сообщали Яне Яковлевой, что им удалось решить проблему с прокуратурой и судом, так что скоро они выйдут на свободу, встретятся со своей несостоявшейся жертвой, и «каждый получит по заслугам». До сегодняшнего дня можно было предполагать, что это глупая бравада, но после решения Гагаринского суда сомнений не остаётся: оборотни действительно решили все свои проблемы, и скоро выйдут на свободу.

Резонно поинтересоваться, в какую сумму обошлась оборотням братская помощь следователя Левона Агаджаняна и судьи Алишера Ларина в «решении проблемы». Но беда состоит в том, что коррупционная составляющая тут даже не обязательна. Просто в братстве оборотней, охватывающем и суды, и прокуратуру, и следственный комитет, очень сильны традиции взаимовыручки. С вымогательством взяток российские предприниматели сталкиваются ежедневно, жаловаться на эту практику осмеливается лишь ничтожный процент — но почти в каждом случае, когда такое дело доходит до суда, реальное вымогательство взятки волшебно переквалифицируется в "покушение на мошенничество", всегда с одним и тем же объяснением, что вымогатель не имел полномочий исполнить обещанное за взятку. Даже если это в каких-то случаях может оказаться правдой, цель юридического маневра — отнюдь не в установлении справедливости. Когда вымогательство взятки переквалифицируют на мошенничество, из формулы обвинения исчезает такое отягчающее вину обстоятельство, как использование должностного положеиия. А с какой бы стати кто-то стал платить взятку, если бы оборотень, который её вымогает, был не при должности?!