October 27th, 2013

всюду жизнь

За их и нашу свободу

Сегодня после 14:00 от Страстного бульвара (метро «Пушкинская»/«Тверская»/«Чеховская») начнётся марш за свободу узников 6 мая и всех российских политзаключённых. Вот его маршрут, согласованный с властями города Москвы:
Маршрут шествия 27 октября

К сожалению, тема узников совести в Российской Федерации не привлекает большого внимания общества.
Даже люди, которых не устраивает коррупция, казнокрадство, криминал во власти, дефолт системы образования и здравоохранения, цензура в СМИ и ворох уродских законов, принятых в последнюю пару лет взбесившимся принтером, зачастую оказываются равнодушны к проблеме политзаключённых в РФ.

Может быть, потому, что число людей, которых можно отнести к политическим заключённым в сегодняшней России, не идёт ни в какое сравнение не только со сталинским террором, но и с брежневским застоем (в период с 1956 по 1987 год в СССР по политическим статьям осуждено 8145 человек).

Или потому, что болезни общества касаются каждого из нас лично, а проблемы политзеков — это как бы их особая статья, и многие верят, что никогда на их месте не окажутся...

Мне кажется, что политзаключённые в сегодняшней России (будь то участницы Pussy Riot, экипаж Arctic Sunrise, или обвиняемые и осуждённые по «Болотному делу») — часть одной большой проблемы, на которую невозможно закрывать глаза. Эта проблема — полное отсутствие независимого судопроизводства. Сегодня в России можно любого человека обвинить в чём угодно, и суд такое обвинение поддержит. Следственный комитет уже передумал считать гринписовцев пиратами, а мурманский суд по сей день с этим обвинением согласен... У нас сегодня меньше выносится оправдательных приговоров, чем в 1937 году. Чтобы попасть под жернова, сегодня не нужно быть ни членом панк-группы, ни участником несистемной оппозиции. Достаточно, чтобы кому-то показалось правильным тебя привлечь, в рамках плановой кампании по борьбе с врагами отечества. Как ту организацию в Истринском районе, которая занималась муковисцидозом, и получила статус «иностранного агента» за грант от CAF. Ну да, там никого не посадили, потому что план требовал административных дел. Зато план по Болотной требует уголовных. И мы не знаем, на кого у них выйдет разнарядка завтра.

Поэтому выйти нужно сегодня.
0vmetro

Старательский вальсок

Сходил на шествие.
Шествие 27 октября, фото Евгения Биятова, РИА «Новости»
За ссылки на качественные фоторепортажи буду отдельно признателен.

Как я и предполагал, народу пришло мало: тысяч пять, а никак не двадцать, указанных в заявке организаторов. Строго всё по Нимёллеру:

Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист.
Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ.
Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза.
Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей.
А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать


За самим Нимёллером пришли практически сразу: первый арест случился в 1935-м, второй — в 1937-м, и до мая 1945 года пастор находился в нацистских лагерях — Заксенхаузене, Дахау, Тироле (оттуда его освободили американцы). Несмотря на все годы, проведённые в заключении, Нимёллер после войны публично покаялся в том, что недостаточно твёрдо противостоял нацистам тогда, когда у него ещё была такая возможность — а в октябре 1945 года стал одним из инициаторов Штуттгартской декларации вины. В ней свою ответственность за бездействие в годы нацизма признал Совет протестантских церквей Германии.

Мы обвиняем себя в том, что не отстаивали своих убеждений с достаточной силой, — сказано в Штуттгартской декларации.

На это можно, конечно же, возразить: зато вы остались живы. А отстаивали бы с достаточной силой — могли бы кончить как доктор Корчак или доктор Боткин.

Так что тут разные бывают мнения, факт.
И каждый сам для себя выбирает.