November 9th, 2013

probka_nl

Как они гробят Москву

Проект торгового центра
В свежем Коммерсанте-Weekend — пожалуй, лучшая на моей памяти статья Григория Ревзина.
О новом торговом центре у метро «Полежаевская», и вообще — о градостроительной политике нынешней московской власти.
Хочется перепубликовать целиком, настолько сочно и по делу написано.
Но не поддамся соблазну, а процитирую три абзаца:

Если кто помнит, Сергей Собянин начинал в Москве с того, что запрещал лужковские стройки, поскольку город уж не мог их вынести. Там как-то соединялись жители, обиженные точечной застройкой, транспортный коллапс, изношенные сети — удачное сочетание. Еще Сергей Семенович сносил торговые киоски как мешающие проезду транспорта. Киоски, конечно, создают ужасные пробки — там, бывает, приедет старая четверка с Ахметкой за рулем и начинает разгружаться. Пива три ящика, сигареты, чупа-чупс — ни проехать ни пройти. Чтобы оценить величие замысла, напомню, что ГУМ на Красной площади в Москве — это без малого 75 тысяч квадратных метров площади. Мы собираемся всадить сюда полтора ГУМа в форме айсберга. Это вам не четверку разгрузить, это сотни фур в день на месте пересечения Хорошевки с 4-й Магистральной. Где в обычное время пробки — 5-6 баллов, а в пиковые часы — 8-9. Нормально?

А это еще не все. Киоск, конечно, великое зло как вещь маловысокохудожественная, а торговый центр в форме айсберга, наоборот, отмечен, так сказать, мировым художественным гением. Внутри этих центров приятная атмосфера, красота, свет, радующие глаз фактуры и материалы, а теперь еще принято рассеивать хорошие запахи для увеличения покупательской активности (исследования показывают, что качественный дизайн запахов увеличивает покупательскую активность на 16%). Молодежь там тусуется целыми днями, а могла бы нюхать клей. Торговля вообще генератор хорошего настроения и позитивного состояния — можно не сомневаться, Аркадий Ротенберг думает, что создает все это на радость людям.

Проблема в том, что торговый центр вокруг себя создает выжженную землю. Ни одна торговая точка или косметический салон или аптека или что еще в радиусе пешеходной доступности от торгового центра не выживает, потому что конкуренцию выдержать невозможно. Так что если у вас случайно за 30 лет существования спального района наросла какая-то инфраструктура, появилось что-то свое — магазинчик, кафе, парикмахерская или вот ремонт ногтей — не волнуйтесь, оно умрет. Будет обратно как когда въехали — подъезды, парковки и больше ничего. В любом учебнике написано, что нельзя располагать торговые центры в жилых районах, потому что это убивает район. Среди жилья можно ставить универмаги, но они по-другому делаются и площадь у них в десять раз меньше.


Дальше читайте сами — заодно и новый дизайн Коммерсанта оцените.
0vmetro

В нашем доме пахнет воровством

Следственный комитет России больше не имеет вопросов к Ольге Степановой.
Квартира Ольги Степановой
Если кто забыл, эта дама на протяжении нескольких лет руководства налоговой инспекцией №28 санкционировала кражу примерно двадцати миллиардов бюджетных рублей под видом разнообразных налоговых "возвратов" на счета фирм-однодневок, заявки которых удовлетворялись за считанные часы (в отличие от возврата реально переплаченных российскими бизнесами налогов — там рассмотрение занимает годы, и редко обходится без вмешательства арбитражных судов).

Украсть 5,4 млрд из этой суммы пытался помешать Сергей Магнитский, поскольку это были налоговые выплаты его клиента Hermitage Capital.
Магнитского за эти попытки посадили в тюрьму и заставили замолчать навсегда.
После его смерти хищения бюджетных денег под видом налоговых возвратов продолжались полным ходом.
Когда гибель разоблачителя получила широкую международную огласку, в отношении Степановой началось расследование. Она к тому времени успела, вслед за своим высоким покровителем Сердюковым, перевестись из налоговой службы в Минобороны, и перетащить туда подельниц, помогавших с одобрением фиктивных возмещений на счета однодневок.

Теперь следствие в отношении Ольги Степановой окончательно закрыто. У пана Бастрыкина не осталось вопросов ни про украденные через 28-ю налоговую миллиарды, ни про недвижимость чиновницы в Дубаи, ни про её швейцарские счета. Всё там чисто, говорит пан, который и сам не дурак учреждать в Евросоюзе фиктивные фирмы и обзаводиться зарубежной недвижимостью. Всё под контролем, уверяет Бастрыкин. Санкционируя увод бюджетных денег на счета фирм-однодневок, Ольга Степанова добросовестно заблуждалась. Во всех этих схемах она является потерпевшей. А что после каждой кражи из бюджета на её швейцарских счетах оседали десятки миллионов долларов — так ведь надо ж как-то компенсировать человеку его страдания! Например, квартирами в Эмиратах... или в Праге, тут уж кому что ближе.

Тут некоторые либеральные экономисты паникуют: что будет с Россией, когда закончится нынешний спрос на нефть и газ?! Не волнуйтесь, граждане. Когда кремлежулики останутся без основного источника доходов, они сбегут с корабля. Благо запасные аэродромы у каждого из них давно готовы. А новой власти придётся разыскивать по всему миру их прикопанные офшорные активы и изымать их в пользу российской казны. Думаю, денег там хватит всем россиянам на 50 лет безбедного существования. Так что это даже хорошо, что бастрыкины и степановы сегодня ведут себя с таким показным бесстыдством: не шифруются, не придумывают сложных объяснений казнокрадству, а тупо констатируют: мы украли миллиарды, потому что нам разрешили их украсть.

По мотивам этих же объяснений и будут в своё время изъяты их уведённые за рубеж активы.
Будь то дубайские аппартаменты Ольги Степановой, или распиханные по офшорам сверхприбыли лихтенштейнской лавочки с говорящим названием gunVOR.
Все эти деньги однажды вернутся в Россию и послужат её гражданам.

Отдельное спасибо пану Бастрыкину за подсказку, где их искать.
bluetrain

Лермонтовская

В Москве открылась станция метрополитена «Лермонтовский проспект».
Это отдельно смешно потому, что Михаил Юрьевич Лермонтов был первым большевистским идолом, чью память в России посчитали необходимым стереть после падения советской власти.
Станция метро «Лермонтовская» пала первой жертвой постсоветских переименований. До Дзержинского, Ленина и Свердлова.
«Лермонтовскую», как известно, назвали «Красными воротами».
Теперь Михаил Юрьевич реабилитирован, и московское метро снова готово иметь станцию его имени.
Глядишь, и Пушкина с Чеховым однажды реабилитируют...

Это, кстати, не специфический для Москвы дебилизм. В Праге, например, тоже отменили Пушкинову и Лермонтову (Michaila Jurjeviče Lermontova) улицы в Праге 6 — за 10 лет до того, как в Нусле (квартал Праги 2) переименовали Сталинову.
probka_nl

Впереди планеты всей

Нынешней осенью московскую прессу пучит и колбасит от победных реляций собянинского транспортного министра Максима Ликсутова. Вот он очаровывает Собчак и Соколову в октябрьском «Снобе», вот докладывает о «высоких достижениях» в ноябрьском МК, а вот — даёт онлайновое интервью читателям Газеты.Ру. Удивляться бурной медийной активности чиновника-миллиардера не приходится: весь пар его департамента явно ушёл в гудок. А ресурс там осваивается такой, что ни одной европейской столице не снился. Бюджет московского транспортного ведомства в текущем году превысил 311 миллиардов рублей, при этом ничего даже отдалённо похожего на перемены, которых за сравнимое количество денег удалось добиться в Шанхае, Лондоне или Нью-Йорке, мы не видим. По сути дела, кроме платной парковки в центре города, никаких ощутимых изменений мы за эти сотни миллиардов не получили. Штрафы, эвакуаторы, запреты стоянки — этого добра действительно хватает, но в отсутствие разумных мер по развитию общественного транспорта и строительству публичных парковок все эти припарки мёртвого не спасают. Зато в астрономических бюджетах ведомства нашлись деньги на пиар господина министра. Вот он и пиарится почём зря. Хотя рассказать-то особо и нечего: из интервью в интервью кочуют всё те же похвальбы о введённой нынешним летом платной парковке в пределах Бульварного кольца и о планах ввести такие же поборы в границах Садового. Вся суть этой великой «реформы» умещается в одной формуле Хуснуллина-Казинца: Москва — город для богатеньких буратин, а учителям, студентам и врачам тут делать нечего. Кто не может платить по новорусским тарифам — пусть не мозолит глаза хозяевам жизни. Сидите дома и ждите, пока в Бирюлёво метро проведут. Всего ничего ждать осталось: семь лет и два триллиона бюджетных рублей. Если, конечно, освоив эти деньги, хозяева жизни не передумают тянуть ветку в ваши ебеня.
Пробка на Садовом кольце, лето 2013 года. Фото: Алексей Ничукин, РИА «Новости»
Меж тем, голландская компания ТомТом, которую явно забыли охватить московскими PR-бюджетами, на днях опубликовала свой очередной рейтинг транспортной загруженности разных городов мира, и там чёрным по белому сказано: через два с половиной года после прихода молодого миллиардера в правительство Москвы наша белокаменная столица продолжает удерживать мировое лидерство по количеству и протяжённости дорожных пробок. По всем показателям дорожно-транспортного неблагополучия мы с большим отрывом опережаем и Стамбул, и Рио-де-Жанейро, и Йоханнесбург. К сожалению, в исследовании ТомТома не оценивалось количество денег, украденных и просранных под флагом борьбы с дорожными пробками. А то б мы и в этом рейтинге заняли прочное первое место — как в абсолютном исчислении, так и в пересчёте на душу населения.
probka_nl

Хуснутов и Ликсуллин

Предыдущий пост о транспортной политике Москвы спровоцировал вполне предсказуемый шквал отповедей.

Если оставить без внимания штатные набросы о "происках конкурентов Ликсутова" и о "грязной клевете" на безудержно успешного министра, то в сухом остатке — три аргумента по существу.

Первый: при Ликсутове в московском транспортном хозяйстве сделано больше, чем за предшествующие 20 лет
Второй: основные бабки из транспортного бюджета осваивает не Ликсутов, а его коллега Хуснуллин
Третий: главная беда Москвы — несознательные граждане-автомобилисты. Чем им хуже, тем городу лучше

Первый и второй аргументы могут казаться убедительными инсайдеру московской мэрии, я тут даже спорить не возьмусь. Действительно, закулисные разногласия между Хуснуллиным и Ликсутовым неплохо распиарены путём регулярных вбросов в дружественные СМИ, но в реальности оба чиновника-гастарбайтера озвучивают одни и те же взгляды, что всё зло в Москве — от москвичей, а путь к решению всех проблем лежит в создании максимальных неудобств для несознательного населения (а в первую очередь — для его наименее платежеспособной части). Может, за бюджеты два министра собянинской команды и дерутся под ковром не на жизнь, а на смерть, но на практике программа у них одна: штрафовать, эвакуировать, выдавливать из города тех, у кого нет лишнего килобакса в месяц на транспортные поборы. То есть главным камнем преткновения остаётся третий пункт — о плохих москвичах. На нём и сосредоточимся.

Суровая правда состоит в том, что никаких таких прирождённых автомобилистов ни в одном мегаполисе мира не существует.

В любом мегаполисе есть просто жители. Которые при плохом развитии общественного транспорта вынуждены сами себя возить. А при хорошем развитии общественного транспорта совершенно счастливо обходятся без всего того гемороя, который сопряжён с автовладением в большом городе.

Я это знаю не из теории, а из собственного богатого опыта путешествий по разным странам и континентам. Есть множество городов, в которых я никогда в жизни не стану арендовать машину и ездить за рулём. И не только потому, что своя машина в Нью-Йорке, Сан-Франциско, Лондоне, Париже, Бомбее, Шанхае или Каире — адский геморой, в чём я даже готов согласиться с двуглавым министром Хуснутовым, великим экспертом по созданию проблем для горожан. Но в Москве мне на этот геморой идти приходится, потому что тут нет общественного транспорта в современном понимании этого термина. А в Цюрихе, где даже никаких таких особенных препятствий к автовладению нет (дороги широкие и гладкие, водилы вежливые и дисциплинированные, пробки очень умеренные, публичных парковок полно, и даже в пешеходной зоне старого города гостиницы оборудованы подземными стоянками с автолифтом), мне в страшном сне не приснится ездить за рулём. Потому что в Цюрихе отлично работает общественный транспорт, пользоваться которым — отдельное для меня наслаждение, способное посоперничать с визитами в тамошний Гугл. На кой хер мне нужны парковки, штрафы, заправки, дорожные знаки и тонкости местного ПДД, если я там до любого Бельвю и Рюшликона могу за считанные минуты доехать из аэропорта на поезде, автобусе или трамвае?! Когда мне приспичит попутешествовать по горам и деревням Швейцарии в свободном режиме — я наведаюсь в рентакар, возьму машину и с удовольствием на ней покатаюсь день-другой. Но если цель моего визита — город Цюрих, то хрен кто меня заставит сесть там за баранку. Потому что автомобиль — это всего лишь средство передвижения, одно из многих возможных. Самое хлопотное, неудобное и, кстати, дорогостоящее при прочих равных: одна его обязательная страховка стоит дороже годового проездного на все средства общественного транспорта, а это мы ещё не учли бензин, масло и неизбежные дорожные штрафы. Если можно обойтись без этих хлопот, то я радостно обойдусь.

Конечно, Цюрих — это экстремальный пример. Такого общественного транспорта, как в этом кантоне Швейцарии, нет не только в Париже/Лондоне/Нью-Йорке/Берлине, но даже и в Женеве, хотя, казалось бы, Конфедерация одна и та же. Но Цюрих — это чистый эксперимент. Доказывающий лично мне превыше сомнения, что никакой врождённой противоестественной страсти к самостоятельному рулению я не питаю. Машина мне нужна не для пафоса, не для гордости и не для адреналина, а только для того, чтобы в нужное время доехать до нужного места. Если общественный транспорт справляется с этой задачей быстрей и дешевле, то да здравствует общественный транспорт. И незачем мне рассказывать, что в Москве я им пренебрегаю из статусных соображений. Потому что вот она Москва, вотчина транспортного министра Ликсуллина:
Скриншот Яндекс-Карт
Возьмите линейку и измерьте сами: расстояние между ближайшими к моему дому станциями метро «Ручной факзал» и «Бибирево» —больше восьми с половиной километров (то есть весь Цюрих туда бы уместился). Посередине этой дистанции — полотно Октябрьской железной дороги, переехать через которое общественным транспортом можно либо у МКАДа в Бусиново, либо на 6,4 км к юго-востоку оттуда, у Тимирязевского рынка. Хуснутов обещает, что через ещё пару лет и триллион рублей зелёная ветка продолжится станциями «Улица Дыбенко» и «Беломорская», но только этим в общей сложности покроется ещё три автобусных остановки от нынешней конечной станции. Люди, которые раньше добирались до метро полчаса на автобусе, смогут с 2015 года доезжать за 25 минут, и эти сэкономленные 5 минут тратить на две лишних станции в подземке. А те, кому в предшествующие полвека удавалось поспать до «Белорусской», сев в метро на «Речном», с 2015 года лишатся этой роскоши, потому что все сидячие места будут заняты пассажирами с двух предыдущих станций.

Если это кому-то кажется удобным, то флаг ему в руки, пусть так в город и добирается. Но мне кажется удобным, когда маршруты до центра города находятся для жителей пригорода в шаговой доступности. И за 311 миллиардов рублей в год такую доступность ничего бы не стоило обеспечить. Для этого нужно ровно две вещи:
— поменьше воровать
— перестать видеть в жителях города врагов

Поскольку обе этих задачи оказались для Ликсуллина непосильны, я вынужен констатировать: никаких перемен к лучшему в московской транспортной ситуации от собянинской команды ждать не приходится. Как их не видно сегодня, так мы их не увидим и через триллион освоенных бюджетных рублей. А что уж там эти деятели вменят себе в заслугу, и кого обвинят в отсутствии видимых глазу перемен — это, как говорил один мой коллега и старший товарищ, мелкие брызги и узоры на говне.