February 13th, 2014

0lympic

Командный зачёт

В пункте 1 раздела 6 «Олимпийской хартии» сказано прямым текстом:

Олимпийские игры — это соревнования между спортсменами в индивидуальных и групповых дисциплинах, а не между государствами.

«Хартия» — это конституция олимпийского движения. А на практике этим самым движением заправляют чиновники. Которые, как всякие чиновники, в гробу видали Конституцию. Поэтому раздел «Медали» на официальном сайте XXII Зимних Олимпийских Игр (как и на любой другой Олимпиаде) отражает ход того самого соперничества между странами, которым эти игры, согласно Хартии, не являются.
Медали Олимпиады в Сочи
В рейтинге, представленном МОК (где страны сортируются по золоту, а не по общему медальному зачёту), Россия занимает сейчас скромное седьмое место, с двумя золотыми наградами у фигуристов. На первом месте — Германия, нахватавшая за пару дней полдюжины первых мест за горные лыжи, сани и трамплин. На олимпийском сайте NBC учёт медалей ведётся по их общему числу, и там Россия с девятью наградами делит с Америкой 4-е место.

Помнится, лондонская Олимпиада начиналась с сильного и довольно синхронного мандража у болельщиков двух сборных: российской и британской. Потому что в первые дни Игр ни хозяевам, ни россиянам не удалось впечатлить зрителей большими успехами. Штаты и Китай гремели, наши СМИ вспоминали Ванкувер, а британская пресса описывала достижения своих спортсменов в трагических тонах... Потом всё как-то устаканилось: британцы зажгли в гребле, велосипедном спорте и лёгкой атлетике, на Россию посыпались победы борцов, гимнастов и синхронисток — в результате Великобритания вышла третьей по золоту, а Россия — по общему медальному зачёту.

К этой минуте в Сочи разыграно 33 комплекта медалей из 98, так что нынешняя расстановка и в «золотом», и в общем зачёте может ещё перемениться. Впрочем, наши спортивные чиновники надеялись на 4-5 место в командном зачёте, так что формально у них и так уже всё в шоколаде.
0annaturaeva

Чёрные списки по-мексикански: Демьян, Касьян и Yahoo

В северном мексиканском штате Сонора (Estado Libre y Soberano de Sonora) запретили давать детям нетрадиционные имена. В список слов, непригодных для внесения в метрику, по новому закону о регистрации угодили наименования популярных интернет-сервисов, торговых марок, музыкальных групп и киногероев, в том числе Яху (Yahoo), Бургер Кинг, Робокоп, Терминатор, Гитлер, Джеймс Бонд, Леди Ди, Имэйл, Рокки, Крисмас Дэй, Роллинг Стоун, Бэтмен, Шпинат, Фейсбук, Твиттер, Покахонтас, Шайенн, Рэмбо, Обрезание (Circuncisión) и Мошонка (Escroto). До кучи мексиканские законодатели запретили некоторое количество вполне традиционных греческих имён, которые показались им странными: Диодор, Прокопий, Касьян, Демьян и Прокл. Ещё под запрет попали "неблагозвучные" сочетания иностранных имён с мексиканскими фамилиями (такие, как «Владимир Ильич Монтесинос»).

Удивительная история. Народы, населяющие разные уголки земного шара, живут в странах с различным климатом, говорят на разных языках, молятся разным богам, по-разному обустраивают свой быт и государственность. Но идиотизм чиновников от Шпицбергена до Кейптауна и от Урала до Кордильер проявляется одинаково — в стремлении раз и навсегда определить законодательно список запретов, с принятием которых в обществе установится счастье и порядок. В этом бредовом представлении едины усатые потомки майя, заседающие в заксобрании вольного и суверенного штата Сонора, и наши дерьмоголовые упыри с Охотного ряда. На дворе 2014 год, человечество уже 26 лет пользуется коммутируемым доступом в Интернет и 20 лет — графическим вебом, а чиновники по-прежнему верят в спасительную силу процедуры blacklisting — такого набора запретов, который позволял бы предусмотреть и заранее изъять из свободного оборота всё, что им, чиновникам, не нравится. В Мексике додумались составить список запретных имён, в России и Саудовской Аравии — списки запрещённых материалов. И то, и другое — одинаково дебильная затея, попытка заткнуть плотину пальцем. Запретили мексиканцы называть ребёнка Фейсбуком — а завтра там понесут крестить младенцев с именами Инстаграм и вКонтакте. Так же как у нас на каждый один закрытый в судебном порядке веб-адрес приходится десять новых с полностью идентичным содержимым, но с другим доменным именем...

К счастью для авторов «чёрных списков», их зарплата не зависит от осмысленности инициатив.