August 25th, 2014

weather

Утро понедельника: санкции

Проснулся от холодрыги и шума дождя за окном.
Выглянул в окно, а там — последние новости:
Утро понедельника
Вслед за бездуховным лососём и русофобским пармезаном под импортные санкции попали солнце и лето.
dead cash

Страсти по накопительной пенсии

Большинству россиян, следящих за новостными заголовками не в телевизоре, история с замораживанием накопительной части пенсий (на 2014, а затем и на 2015 год) запомнилась в основном по яркому выступлению замминистра Сергея Белякова, который в своём Фейсбуке раскритиковал политическое решение — и был в тот же день уволен с государственной службы.

Вот запись Белякова, стоившая ему уютного чиновничьего кресла:

Поскольку я работаю в Минэкономразвития и должен отвечать вместе с другими коллегами за принимаемые решения, сообщаю:
1.мне стыдно за решение о продлении моратория на инвестирование средств НПФ 2.стыдно по следующим причинам:
— оно вредное для экономики (если это вообще аргумент)
— озвученное объяснение означает по сути отказ от использования этих денег в экономике в принципе, а не только в 2015 году
— мы всем обещали, что заморозка распространится только на 2014 год
Я прошу у всех прощения за глупости, которые мы делаем, и за то, что мы не дорожим своим словом


Поскольку других людей с совестью ни в правительстве, ни возле не нашлось, отставка Белякова стала единственным заметным возражением против очередного обмана вкладчиков. Телезрителям о ней не рассказали — так же, как до этого им забыли рассказать о самой заморозке пенсионных накоплений россиян. Мантра из брежневского анекдота «Задёрнем занавески, будем раскачивать вагон, стучать ломом по рельсам и считать, что поезд едет» чем дальше, тем больше у нас приживается.

Скрыть от публики проблему, заставившую замминистра прилюдно просить прощения за политическое решение, было тем легче, что значительная часть россиян вообще не понимает, что такое накопительная часть пенсии, зачем этот институт нужен, и каковы могут быть последствия его упорного разрушения.
Инфографика от газеты Ведомости
Внести ясность в этот вопрос попытались на той неделе старшие коллеги Белякова, успевшие потерять работу в структурах исполнительной власти раньше него. Большую колонку по этому поводу опубликовал в «Коммерсанте» бывший министр финансов Алексей Кудрин. Он довольно простыми словами объяснил, откуда эти самые накопительные пенсии взялись, и какие задачи они решают в национальной экономике:

Накопительная пенсия была введена на основе прогнозов ухудшения демографической ситуации: число работающих, за которых работодатели платят, становится меньше, а пенсионеров — больше. Удержать уровень пенсий к величине зарплаты при выходе на пенсию можно, только повышая пенсионный возраст и откладывая заранее накопления. Без этих мер остается только повышение налогов.
<...>
Другая важная функция этих накоплений в том, что из них формируется долгосрочный инвестиционный ресурс. Сегодня в России уже накопленные взносы составили 2,85 трлн руб., чуть меньше половины из которых управляются негосударственными пенсионными фондами, обслуживающими 22,1 млн человек. Примерно 80% накоплений инвестируется в частную экономику. В результате накопления пенсий становятся важнейшим институтом долгосрочной стабилизации государственных финансов и наращивания инвестиций в стране.


Вслед за Кудриным тему подхватил в эфире «Эха» экономист Сергей Алексашенко, экс-зампред ЦБ РФ, комментируя очередной виток ворожбы правительства над деньгами НПФ:

Главная задача пенсионных фондов: стабильный доход. Там деньги вкладываются на многие десятилетия. И даже если курочка по зернышку, если у вас зарабатывается скромные 5%, то за 20 лет у вас почти все удваивается. Даже больше, чем удваивается. За 30 в 4 раза увеличивается сумма. Для пенсионных фондов главное стабильность и отсутствие потерь... вот уже второй год мы сталкиваемся с ситуацией, когда государство просто берет и конфискует те самые накопления, которые должны были, по замыслу нашего премьера, идти в том числе в венчурный бизнес... Я плохо понимаю, как можно одной рукой конфисковать накопления пенсионных фондов, а другой рукой сказать: ребята, а вы все-таки инвестируйте, да еще в высокорисковые активы. А жить-то на что?

В «Ведомостях» можно прочитать подробный репортаж о последствиях изъятия денег из НПФ — в том случае, если двухлетняя «заморозка» этих средств закончится их национализацией. Если Кудрин ещё говорил о тех долгих деньгах и стабилизирующих эффектах, которые будут российской экономикой недополучены за счёт остановившегося притока пенсионных средств, то собеседники «Ведомостей» пытаются оценить последствия изъятия из экономики тех денег (1,1 трлн рублей, см. инфографику выше), которые в данный момент размещены. Если начать сейчас в срочном порядке вытаскивать накопительные пенсионные деньги с банковских депозитов и счетов (порядка 440 млрд рублей), и сбрасывать корпоративные бонды (ещё около 400 млрд), то у всех предприятий, которые профинансированы, возникнет вопрос о замещении этих денег. На российском рынке альтернативных кредиторов, готовых разместить «в долгую» временно свободный триллион, как-то не заметно, а доступ к внешним рынкам кредитования ограничен по известным причинам — вспомним бедственное положение, в котором из-за этого оказалась «Роснефть» и другие крупные госбанки и госкорпорации. Так что выход пенсионных фондов приведёт к неизбежному обрушению стоимости всех активов, куда они сегодня вложены. Собеседники «Ведомостей» прогнозируют, что такая распродажа позволит сохранить не больше 30-40% текущей стоимости активов.
Народ безмолвствует
Похоже, что на данный момент окончательное решение о ликвидации в России института накопительных пенсий не принято. В кабинетах правительства по этому поводу продолжается подковёрное сражение между «социальным блоком» (лоббирующим идею срочно отнять и поделить накопления) и «экономистами», пытающимися избежать катастрофических долгосрочных последствий этой меры. Понятно, что окончательное решение не будут принимать ни те, ни другие: оно будем им спущено сверху. Но самое обидное в этой истории — что именно тот самый народ, интересы которого это решение напрямую затрагивает, по обыкновению своему безмолвствует.
lemonde

Об отставке Аркадия Воложа

Бесконечно задают мне вопросы про отставку Воложа.
А что тут, собственно говоря, комментировать?

Статью-донос «Сетевая омерта России» в журнале «Эксперт», надеюсь, все читали пару месяцев назад.

Эта статья — не частное мнение какого-то невежественного в Интернете писаки и его анонимных собеседников, а доступное изложение вполне себе сложившихся взглядов определённой властной группировки на цели и задачи государственного регулирования Сети. Нетрудно догадаться, что такие же взгляды излагаются и обосновываются в пресловутых «папочках», которые курсируют по высоким начальственным кабинетам. Все мы помним ошеломительные заявления о том, что Интернет является спецпроектом ЦРУ США, а Яндекс подконтролен враждебным России силам, которые формируют его руководство. Эти выдающиеся открытия взялись не из воздуха, они вычитаны из тех самых папочек-досье. Вычитаны человеком, у которого, увы, не было способа проверить эти утверждения самостоятельно.

Смена высшего руководства Яндекса, как и обрушение его капитализации — такое же неизбежное следствие текущей госполитики в области Интернета, как и выдавливание Павла Дурова из вКонтакте, и обесценение бумаг @Mail.Ru Group. Не предвидеть, что давление на компанию будет возрастать, и что создатели Яндекса так или иначе будут отстранены от непосредственного руководства в ближайшие месяцы, мог лишь самый наивный наблюдатель.

Другой вопрос, что Яндекс ведь пока не закрыли, не зафильтровали, и даже не обязали регистрироваться в качестве СМИ. И, поскольку эта компания является коммерческой, можно понять желание её топ-менеджмента (они же акционеры) сыграть на опережение, как они это уже однажды успешно сделали, когда в ответ на домогательства околовластных рэкетиров очень изящно подарили родному Государству «золотую акцию».

Понятно, что с точки зрения перспектив российского Интернета, отставка Воложа — событие знаковое. Но, с точки зрения интересов самой компании, это, безусловно, попытка спасти то, что можно в такой ситуации спасти, и на какое-то время отсрочить эскалацию давления на ведущий российский портал.

Тут ведь важно понимать, что застрельщики кампании травли против ведущих российских интернет-бизнесов — политруки, а не эксперты отрасли. Они руководствуются лозунгами. И, по большому счёту, они сами не понимают, чего конкретно хотят, кроме отставки ярких, самостоятельных и независимых менеджеров. Если про вКонтакте они ещё могут что-то такое детское пролепетать в смысле требований — например, насчёт закрытия оппозиционных групп и выемки данных украинских пользователей, то с Яндексом задача превыше их разумения совершенно.

Вот, отшелестели их нелепые обвинения — сперва про поиск в блогах, потом про Яндекс.Новости — что там какие-то враги химичат с заголовками в угоду вашингтонскому обкому и ЦРУ. В ответ на эти обвинения Яндекс просто убирал рейтинги заголовков с концами, и тема для наезда закрывалась. А теперь ведь у политруков должна откуда-то взяться своя, позитивная программа: как именно манипулировать общественным мнением десятков миллионов пользователей в «правильную» сторону. И откуда ж ей взяться, если вся «манипуляция с помощью заголовков» была изначально жупелом, плодом их же воспалённого воображения? Робот Яндекса 14 лет учился различать первоисточники от ретрансляторов, склеивать новости в сюжеты, подбирать наиболее релевантный заголовок... А вот отличать «правильные новости» от «политически вредных» его никто никогда не учил. Ну нет там такой кнопки. Можно приоритизировать в выдаче государственные СМИ, назначив им высокий весовой коэффициент — но это, если верить даже данным из экспертовской статьи-доноса, само по себе благополучно случилось.

лидирующих позиций лишились сайты РБК, «Ленты» и «Эха Москвы». Сегодня в топе — новостные агентства «ИТАР-ТАСС», «РИА Новости» и «Интерфакс», и это — тенденция лишь последнего полугодия, ранее эти источники имели мизерные показатели в новостной выдаче, — констатирует автор доноса, забыв уточнить, сколько миллиардов рублей на пропаганду в Интернете государство дополнительно вкачало в свой медиахолдинг за тот же период.

Можно сделать вид, что не замечаешь прямой связи между ростом онлайн-присутствия госСМИ и ростом их присутствия в новостях Яндекса. Можно продолжать набрасывать, что рост связан с закулисными договорённостями, манипуляцией — не буду спорить с конспирологом на зарплате. В любом случае, всё там уже произошло, эта кнопка уже благополучно нажата. ГосСМИ выросли, независимые — потеряли долю. А где же следующая кнопка?! Как заставить робот Яндекса выдавать по любому ключевому слову (и не только в новостях) материалы только одной политической направленности? Для этого, думаю, движок Яндекса придётся переписывать с нуля. Кто этим займётся? Володин с Костиным? Матрас-партизан из Госдуры? Или, может быть, Ашманову поручат — как автору основной массы тех страшилок, по мотивам которых писались доносы на Яндекс? Ну, поручить-то, может, и поручат. Но дальше или ишак, или падишах. А Яндекс на это время получит хоть какую, но передышку.

Я не хочу гадать, как дальше будут развиваться события вокруг Яндекса. Надеюсь, в какой-то форме компании удастся сохранить свой бизнес благодаря сегодняшнему маневру с отставкой Воложа. Но логика эскалации понятна: рано или поздно комиссары поймут, что с Интернетом, даже с китайским, им в принципе не по пути. Он мешает им по той же причине, по которой он не мог бы случиться в СССР, и не работает сегодня в Северной Корее. Под контролем, или без контроля, любой Интернет (даже китайский) — это свободный обмен информацией. В конечном итоге и Яндекс, и вКонтакте им проще будет закрыть, чем пытаться эффективно контролировать, переписав движки в направлении автоматизированной политической цензуры.

Но по-прежнему есть надежда, что они просто не успеют.