September 11th, 2014

lemonde

Что б им ещё такого налогообложить...

Российские регионы смогут взимать плату за въезд в отдельные районы, гласит законопроект, предложенный к обсуждению Министерством транспорта.

Ликсутов от имени Москвы и Полтавченко от имени Питера уже выразили горячую поддержку идее. Не остался в стороне и Лентач:
Плакат Лентача о платном въезде в регионы РФ
dead cash

Налог с продаж, или Третье восхождение на грабли

Первый раз в наших широтах налог с продаж вводился на моей памяти в 1990-91 годах, в правление незабвенного свиноёжика и будущего гэкачеписта Павлова.
В его арсенале была ещё куча интересных мер по спасению уже обанкротившейся к тому моменту советской экономики: и прямой подъём розничных цен, и обмен всех 50-рублёвых и сторублёвых купюр в трёхдневный срок, и изъятие амортизационных отчислений предприятий... В этой ситуации налог с продаж был уже просто вишенкой на торте, и экономику советскую он, разумеется, не спас. По итогам 1991 г. сборы НСП составили 0,34% ВВП в союзном бюджете и 1,3% ВВП в бюджете РСФСР. А со следующего года перестал существовать СССР, и налог с продаж — вместе с ним.
Сборщики налогов
В следующий раз идея ввести налог с продаж посетила наши власти в 1998 году, на фоне понятно каких событий. Он-таки был введён, с максимальной ставкой в 5% — и, естественно, все регионы, которые его ввели, именно такую ставку и установили.

Собираемость налога во второй раз вышла ещё хуже, чем на закате СССР: сразу после введения, в 1998 г., поступления от налога составили менее 0,01% ВВП. В 2000-2002 гг., доходы составляли не больше 0,5% ВВП. Путём нехитрых расчётов можно выяснить, что по сделкам, подлежащим налогообложению, налог платился в среднем в одном случае из трёх, в двух других случаях розничные продажи оставались в тени.

Дальше выяснилась ещё одна забавная подробность про этот налог: его полнейшая абсурдность, с точки зрения изначально поставленной задачи. Цель НСП — поддержать экономику слабых регионов, у которых проблемы с наполняемостью местных бюджетов стоят наиболее остро. При этом в 2002 году из всех собранных от Калининграда до Владивостока поступлений от НСП 36% получил мэр Лужков, 10% — губернатор Громов, и ещё 8% — питерский губер Яковлев. То есть главы трёх самых небедных субъектов Федерации попилили 54% собранных денег, а восемь десятков других регионов, кряхтя поделили между собой оставшиеся 46%. Так что декларируемая поддержка бедных в очередной раз обернулась лишними десятками миллиардов в год на нужды Рублёвки и Константиновского дворца.

Вряд ли это кого-нибудь смутило б, но тут вдруг в дело вмешался Конституционный суд. Его попросили дать оценку тому обстоятельству, что в розничных сетях закупаются не только физлица. А у юрлиц, которые эти закупки осуществляют для ведения своей хозяйственной деятельности, ставка налогообложения должна быть другая в принципе.

Эта норма противоречит природе налога с продаж как налога на потребление, поскольку позволяет относить к физическим лицам, имеющим статус потребителя, индивидуальных предпринимателей, приобретающих за наличный расчет товары (работы, услуги) в предпринимательских, а не потребительских целях; кроме того, она нарушает конституционные принципы равенства и справедливости, поскольку индивидуальный предприниматель, приобретая товары за наличный расчет, уплачивает налог с продаж, а юридическое лицо - нет, т.е. равные по статусу субъекты находятся в неравном положении в зависимости от организационно-правовой формы их хозяйственной деятельности, — услышал КС, и согласился с этим доводом в своём определении от 14 января 2003 года. На чём вся история с взиманием НСП в постсоветской России благополучно и закончилась.

Но сегодня, когда обострившаяся потребность в Lebensraum требует практически ежедневного введения в России новых налогов — на производство, потребление, сбережения, передвижение и вообще дыхание — о налоге с продаж, разумеется, вспомнили снова. Минэкономразвития, Минфин и Минпромторг высказались против его введения, но мнение экономического блока никого не интересует, когда принято политическое решение. И, похоже, с 2015 года этот налог в России снова введут. Без оглядки на решение Конституционного суда, потому что Конституция у нас давно уже ни в какой своей части не действует, и вообще без учёта тех граблей, на которых так весело плясалось в ходе двух предшествующих экспериментов. То есть могут начать вообще с Москвы и Питера в 2015 году — как с наиболее нуждающихся регионов России. Остальному населению скажут, что это налог на зажравшихся креаклов, москвичей и питерцев. Ожидается, что остальное население так этому возрадуется, что не заметят сборов, которые ему придётся платить при всякой поездке в Москву и Питер за муляжами микояновской колбасы...

...Всякий раз, когда мне кажется, что франшиза «Тупой и ещё тупее» себя исчерпала, я открываю газету «Ведомости», чтобы убедиться в ограниченности своей фантазии.
lemonde

Возвращение Железного Феликса

Сегодня на постамент в центре Лубянской площади вернули статую Железного Феликса.
Снос памятника Дзержинскому, 22 августа 1991 года, фото AFP
Пока что на тумбу водрузили не того 11-тонного истукана, работы Сперанского и Вучетича, которого от стен КГБ свезли в августе 1991 года на Крымский вал и свалили там на задворках, а всего лишь муляж, контрафактную копию, наспех вылепленную коммунистами к 137-й годовщине людоеда. Говорят, коммунисты свой контрафакт скоро с постамента заберут в какое-то капище, и будут там дальше ему поклоняться в узком партийном кругу.

А вот на восстановление оригинального бронзового упыря на том же месте правительство Москвы ещё в 2013 году без лишней шумихи выделило не то 25.125.000, не то 28.000.000 рублей. Когда какой-то излишне любознательный журналист обнаружил эти сведения на официальном сайте Мэрии, начался наноскандал, после которого городские власти суетливо прикинулись шлангом, пробормотали невнятные опровержения, и тут же потёрли реставрационную смету со своего сайта без объяснения причин. Но ёжику ясно, что при нынешнем начальстве никаких шансов на рубцевание этого ментального гнойника не существует: каждый год его будут заново расчёсывать. Я, кстати, готов поверить, что лично Путину на памятник Дзержинскому покласть с прибором — и, кстати, он сам в этом смысле тоже намекал. Но одно дело — Путин, другое — трепетные холуи, чьё аппаратное выживание в любую минуту зависит от угадывания высочайшей воли. Даже когда им велено выйти к микрофону и побожиться, что никакой реставрации не будет, они всё равно за спиной скрещивают пальцы и норовят что-нибудь такое двусмысленное проблеять — на случай, если к утру линия партии вдруг переменится...

Так что хрен его знает, дорогие читатели, вернётся ли Железный Феликс обратно на свой лубянский столп, и скоро ли он туда вернётся. Главное — что дело его живёт.