September 28th, 2014

00Canova

Онанизм вместо уроков

В обсуждении недавнего поста об «ордынском» томе акунинской Истории мой френд lev_dmitrich очень кстати напомнил о десятилетней давности статье Тамары Эйдельман «Как мы разбили Хазарский каганат» в «Отечественных записках» за 2004 год.
Куликово поле, предмет нескончаемого онанизма
В этой статье заслуженный учитель России, преподаватель истории московской гимназии № 1567, рассуждает о том, как средствами современной педагогики можно было бы выработать у школьника правильный взгляд на «своё родство и скучное соседство». Цитировать оттуда хочется экранами, но ограничусь парой абзацев:

Рассказывая о любой войне, в которой принимала участие Россия, ребята почти всегда употребляют местоимение «мы»: мы разбили немцев под Сталинградом, мы победили Наполеона, мы разбили шведов под Полтавой… Это, во всяком случае, хоть как-то можно объяснить, а вот что означают слова «мы победили Шамиля», «мы присоединили Казань», «мы разбили татар на Куликовом поле»? И уж совсем поразительно: «мы разбили хазарский каганат», «мы торговали с варягами»… Замятин, да и только.

В воображении ребят по просторам России-матушки во все времена и эпохи маршируют эти загадочные «мы». В разные времена «мы» — то поляне, то подданные Московского княжества, то жители нынешней Центральной России — в отличие от жителей Поволжья… И вот что интересно — в учебниках, которые главным образом и формируют такое восприятие, так никогда не пишут. Там все изложено аккуратно: не «мы» воюем, а восточные славяне, или князь Святослав, или московское войско, или армия Петра Первого. Но почему-то мои ученики абсолютно уверены, что все эти сражающиеся люди, многие из которых при ближайшем знакомстве показались бы им не просто странными, но совершенно чужими, на самом деле все равно — мы.


Очень важное здесь уточнение — что учебники ни разу не виноваты. И в советское время тоже ведь никто не учил ненавидеть татаро-монголов. Так что проблема тут вообще не в педагогике. Проблема — в том, что когда в обществе нет никаких объединительных нравственных принципов, то по умолчанию их место занимает первобытный культ силы. Кто победил — тот и прав. А кто проиграл — виноват. И совершенно уже не важно, кто на кого напал, и почему. Главное — кто победил. Именно ему мы и хотим наследовать. Его победы становятся «нашими». А его поражения исключаются из школьной программы сами собой. Не по злому умыслу авторов учебника, а потому, что мы сами ничего не хотим об этом знать. Победы — наши, а о поражениях просто не надо вспоминать. Учебники, где не имевшая никаких исторических последствий битва на Куликовом поле оказывается важней битвы при Калке, ввергшей русских в 250-летний колониальный статус — всего лишь отражение общественного заказа. Мы не хотим знать про поражения, нам неинтересно на них учиться. Расскажите нам про победы, мы будем на них дрочить.

Трудно поспорить, мастурбация приносит приятный результат много быстрее, чем учёба. Увы, в долгосрочной перспективе учащийся добивается лучших результатов, чем дрочила. Но у дрочилы всегда остаётся дешёвый способ об этом раньше времени не задумываться.
00Canova

Старость и секс

Прекраснейшая, обожаемая Яна Франк пишет про страх возраста.

Как человек, давно достигший того самого возраста, которого страшатся читательницы Яны Франк, имею сообщить следующее.
Сусанна и старцы
Результатом всякой человеческой жизни является смерть с последующими похоронами, и париться по этому поводу довольно глупо. На пути к смерти есть ещё такая интересная фаза как старость, и это тоже любому представителю Homo sapiens известно с детства — просто из опыта общения с собственными дедушками и бабушками.

Кончается ли на этой фазе ебля — зависит исключительно от собственных преференций стареющего.

Если ему перестало быть интересно — значит, кончается.
Если ему по-прежнему интересно — значит, продолжается.
Так что это в любом случае свободный выбор того, кто решил дожить до старости.

Пять лет назад я был уверен, что мой выбор — ебаться до упора.
Сегодня мне кажется, что иногда ценнее просто выспаться.
В любом случае, это мой свободный выбор. И, если я завтра передумаю, то не стану заглядывать в паспорт, чтобы проверить, сколько мне лет.

Того же и вам желаю.
00Canova

Армянам и казахам не закроют въезд в Россию

Голосование на сайте РОИ по федеральной инициативе №77Ф5336 (О введении визового (разрешительного) порядка въезда граждан стран Центральной Азии и Закавказья на территорию Российской Федерации) благополучно завершилось в эти выходные.
Мигранты. Фото: Русский курьер
Законопроект, предусматривающий одностороннее введение Россией виз для граждан Армении и Казахстана, стоял на голосовании ровно год, и за это время он не набрал и 75.000 голосов в 143-миллионной стране, где Интернетом охвачено порядка 60% всего взрослого населения.

И слава Богу, что не собрал. Потому что это плохой закон, не решающий ни одной из проблем, связанных с трудовой миграцией, легальной и нелегальной. А плохие законы у нас взбесившийся принтер и сам успешно штампует каждый будний день, безо всяких подсказок со стороны интернет-общественности.

Что введение виз не решает никакой проблемы, можно видеть на примере тех же США, где число нелегальных иммигрантов и членов их семей оценивается в 14.000.000 человек, и (за анекдотическим исключением примерно 70.000 нелегалов из Канады) все они — граждане стран, с которыми у США установлен достаточно строгий и неформальный визовый режим. Единственное, чего можно добиться введением в России виз для жителей постсоветского пространства — это создания на ровном месте гигантской коррупционной кормушки для чиновников и силовиков всех уровней. А объективные экономические причины, по которым граждане Средней Азии к нам ехали и едут, никуда при этом не денутся. Рабский труд бесправных гастарбайтеров останется всё так же дёшев, как и до введения коррупционной мзды за въездную «рабочую» визу. С этого рабства одинаково успешно кормятся российские и таджикские чиновники и силовики — только поэтому оно так и процветает.

А что отсутствие виз не создаёт решительно никакой проблемы даже для стран с небольшим, по нашим меркам, населением, можно видеть на примере крохотного Израиля, который в 2008 году отменил визы для россиян, в 2011 — для украинцев, а 10 дней назад — ещё и для белорусов. Надеюсь, никому не нужно объяснять, что ВВП на душу населения в Израиле выше российского и белорусского вдвое, а украинского — вчетверо. А трудовое законодательство, мягко говоря, не самое либеральное по отношению к нанимателю. Тем не менее, никакие нелегальные трудовые мигранты с постсоветского пространства Израиль с отменой виз не наводнили. Хоть это государство и является одним из крупнейших импортёров дешёвой рабсилы в регионе — в силу возникшей с недавних пор необходимости кем-нибудь заменить палестинцев на стройках, фабриках и сельскохозяйственных работах. Нелегальных трудовых мигрантов в Израиле тоже хватает, но почему-то в основном из тех стран (Китай, Филиппины), откуда их без визы не впускают. Нелегалами они становятся не потому, что их не заметили на въезде в страну, а потому, что остаются работать после истечения срока своей изначально легальной и официальной визы. Полученной в консульском учреждении безо всякой взятки, но впоследствии не продлённой и просроченной. Помогает ли от такой напасти строгий и требовательный визовый режим? Как показывает и американский, и израильский опыт — не помогает ни капельки. Если же речь идёт просто о компьютерном учёте въезжающих в страну, с последующим отслеживанием сроков пребывания, то виза для этого не нужна ни разу. Достаточно самого банального паспортного контроля, фиксирующего факт пересечения границы.

Неуспех федеральной инициативы №77Ф5336 на сайте РОИ — событие само по себе не слишком значительное. Потому что сам этот сайт — позор и посмешище. Инициативы, набравшие там 100.000 и более голосов, никем всерьёз не рассматриваются, не говоря уже о воплощении их в жизнь. Обещание «электронной демократии», данное Путиным в известной коммерсантовской статье, давно и прочно позабыто.

Проблемы трудовой миграции, меж тем, остаются с нами, и решать их по-прежнему необходимо. Жаль, что ни нынешней власти, ни оппозиции их решение оказалось не под силу. Но всё равно хорошо, что мертворожденный популистский выхлоп «накажем армян с казахами за то, что в России коррупция» сдан в архив за явной неликвидностью на российском рынке идей.