October 16th, 2014

lemonde

Зачем из Москвы выгоняют Театр.док?

Мэрия Москвы выгоняет Театр.док из помещения, которое он занимал с 2002 года.
Вера Полозкова в спектакле Анонимные художники Театра.Док
Об этом рассказала сегодня в Фейсбуке директор театра Елена Гремина.
Театр.док собирает истории мигрантов
Грустно, подло, но, увы, совершенно предсказуемо.
В нынешней суровой реальности каждый казённый суслик обязан отчитаться об успехах в борьбе с национал-предателями, пятой колонной и чуждыми элементами.
ФСО предотвращает покраску слова МОСКВА в неправильный цвет, истринская городская прокуратура заводит дело на фонд «Помощь больным муковисцидозом», министерство юстиции ликвидирует «Мемориал», а Департамент имущества города Москвы выгоняет на улицу неправильный театр. Не удивлюсь, если озарение пришло к сусликам из Департамента имущества при обнаружении в афише театра спектакля с названием «150 причин не защищать Родину». Хотя, может быть, театр был взят на карандаш, когда стал площадкой для показа двух спектаклей, запрещённых на книжном фестивале минувшим летом. Да мало ли могло быть причин. Зато теперь кто-то особо бдительный в мэрии сверлит дырочку на погонах, под новую звёздочку за успешную борьбу с национал-предателями.

Дальше это должно спуститься на уровень ЖЭКов, ДЭЗов, или как они там нынче называются. Каждый чиновник, желающий сохранить место у кормушки, должен будет выполнить норматив по борьбе с врагами народа. Кто не нашёл врага на подведомственном пятачке, должен будет освободить место для более бдительных товарищей. А кто нашёл врага — может рассчитывать на продвижение по службе, когда вышестоящий начальник проявит недостаточное рвение в борьбе с пятой колонной.
lemonde

Запрет на профессию: теперь — официально

Путин во вторник подписал закон, вводящий для иностранцев и россиян с иным гражданством, кроме российского, запрет на владение пакетами более 20% в отечественных СМИ, а также на учреждение таких СМИ, руководство ими и любое «влияние» на их деятельность. На официальном портале правовой информации вчера был размещён полный текст документа в его окончательном виде — правда, вместо подписи президента там стоит печать его канцелярии:

Сам закон вступает в силу с 1 января 2016 года, а изменения в составе акционеров тех СМИ, где в настоящее время иностранцам совокупно принадлежит (или «контролируется» ими) больше 20%, должны быть завершены к 1 февраля 2017.

В первую очередь законодательство призвано создать проблемы для действующих в России СМИ с иностранным участием — эфирных вещателей (СТС, «Домашний», «Перец» и Disney), кабельных телеканалов (Discovery, TV 1000, Eurosport, Cartoon Networks и др.), крупнейших издательских домов (Burda, Hearst Shkulev Media, Sanoma Independent Media, Bauer Media, «Эдипресс-Конлига» и др.). Всем им предложено либо продаваться «правильным» покупателям, либо закрываться.

В потенциале это законодательство должно создать проблемы у любых местных инвесторов в независимые российские СМИ, искусственно ограничив для них возможность привлекать инвестиции и кредиты, выходить на международные IPO, создавать стратегические партнёрства с лидерами индустрии, создавать франшизы, нанимать менеджеров с опытом работы в мировых СМИ...

Проблемы у иностранных инвесторов российского медиарынка отложены до 2017 года. Проблемы у российских инвесторов — в значительной степени теоретические, поскольку речь идёт о сужении круга будущих перспектив, а не о реструктурировании существующих активов. Таким образом, единственная категория юридических и физических лиц, в отношении которых закон начинает действовать уже сегодня — те, кто планировал учреждать в России СМИ, начиная с нынешней осени, если у юрлиц имеется иностранный капитал, а у физлиц — другой паспорт, кроме отечественного. Если, например, я захочу стать главным редактором зарегистрированного российского СМИ, основать редакцию, получить свидетельство о регистрации — я не смогу этого сделать уже сегодня, в силу наличия иного гражданства. То есть я теоретически могу ещё обратиться в Роскомнадзор с ворохом документов, или это может сделать нанимающее меня главредом юрлицо — но, в силу условий 305-ФЗ, в регистрации может быть отказано сразу же, с порога, либо она может быть аннулирована задним числом, с 1 января 2016 года.

De jure это, конечно, запрет на профессию, ничем принципиально не отличающийся от дискриминации по любому другому признаку — пола, расы, вероисповедания, прописки и т.п. К счастью, de facto как раз меня и таких людей, как я, этот закон затрагивает в наименьшей степени. Мы можем, например
— не выступать учредителями российских СМИ при их регистрации в Роскомнадзоре (в 305-ФЗ пока не додумались запретить людям с иным гражданством писать тексты, редактировать и печататься)
— не регистрировать сайты в России в качестве СМИ (без такого свидетельства прекрасно живёт 15 лет проект Рамблер.Новости, хотя у него на протяжении всех этих 15 лет есть и главный редактор, и штат, и контент, проштампованый копирайтом Рамблера на каждой странице)
— учреждать русскоязычное СМИ за пределами юрисдикции Роскомнадзора (например, в вольном городе Минске или свободолюбивой Алма-Ате)

Разумеется, все эти прорехи в Тришкином кафтане 305-ФЗ будут со временем пытаться как-то залатать. Попробуют ввести запрет для российских юрлиц размещать рекламу на сайтах, не зарегистрированных как СМИ в «Роскомнадзоре». Могут ещё придумать для таких сайтов какой-нибудь новый, пятый по счёту, запретительный реестр, и блокировать их на уровне операторов связи. Ну, и вообще укрепятся лишний раз во мнении, что единственной действенной формой контроля является тотальный запрет, с перерубанием кабеля. Потому что любые другие фильтры лишь повышают грамотность населения в деле их обхода.
всюду жизнь

Перевёрнутый мир: как судье не посадить невиновного

В сегодняшнем приговоре Чертановского суда по делу Даниила Константинова (националиста, обвинённого в убийстве, которого он не совершал) практически дословно воспроизведён известный анекдот про разговор двух российских судей:

— Скажи, а ты бы смог бы отправить за решётку стопроцентно невиновного?
— Ни в коем случае. Я дал бы ему условный срок.

Даниил Константинов, фото: Русский Репортёр
Чертановский суд полностью отверг версию гособвинения, согласно которой Константинов в драке у метро убил ножом прохожего. То есть суд постановил, что вся аргументация, на которой прокуратура основывала требование 10 лет лагерей для обвиняемого — липа, фуфло и домысел. Собственно, аргументации там никакой и не было, а только сбивчивые показания одного-единственного рецидивиста, который в деталях постоянно путался, но очень уверенно клялся и божился, что именно Константинов убил его приятеля. Защита Константинова строилась на том, что в момент той самой драки, в которой погиб потерпевший, обвиняемый находился в ресторане на дне рождения матери. Об этом защита представила суду показания пяти свидетелей, присутствовавших на том же торжестве, фотографии из ресторана и чек с отметкой о времени оплаты стола. Свидетели защиты прошли исследование на детекторе лжи, подтвердившем правдивость их показаний. С первого раза суд даже не смог вынести никакого решения, в силу столь очевидной сфабрикованности дела — и вынужден был в конце 2013 года вернуть дело в прокуратуру (при этом, разумеется, оставив Константинова сидеть в тюрьме, несмотря на очевидную несостоятельность обвинения и все те положительные характеристики, которые потом вошли в сегодняшний приговор). При повторном рассмотрении дела никаких новых доказательств виновности Константинова прокуратура так и не представила, и подтверждения алиби подсудимого никуда волшебным образом не рассосались. Пришлось суду работать с тем, что есть. И вынести Соломоново решение, в строгом соответствии с анекдотом.

Суд постановил, что Константинов никого не убивал, то есть единственный свидетель обвинения врёт в центральном пункте своих показаний. Но вместе с тем, драка всё же была. Просто в ней участвовал какой-то неустановленный круг лиц, выяснение списка которых выходит за рамки задач судебного следствия. Кто-то из этих неустановленных участников и убил потерпевшего ножом. А раз какая-то драка была, и кто-то (но точно не Константинов) в ней кого-то зарезал, то Константинову можно со спокойной душой дать три года колонии за хулиганство. И тут же подтянуть за уши амнистию в честь 20-летия Конституции РФ, по которой освободить осуждённого из-под стражи в зале суда и отпустить его домой. Чтобы и парню зря не сидеть за преступление, которого он явно не совершал, и прокуратуре не портить статистику проигранным делом.
cash

Солидный Господь для солидных господ

Стоял в пробке на Садовом кольце, краем уха слушал городские новости по радио.
Есть на FM-радиостанциях такой модный формат джинсы, под видом ценной информации для горожан.
Рассказывали о важном: один девелопер всё никак не распродаст квартиры в элитном жилом комплексе в Хамовниках. Квартиры — одна другой краше: и дуплексы, и пентхаусы, и с камином, и площадь от 80 до 250 квадратов, и цены привлекательнейшие: всего от полумиллиона целковых за метр. Спасибо Центробанку, это у нас теперь даже не десятка евро. Итого однушка от 800.000 евро, если платить сегодня. А пентхаус — от 2,5 миллионов, фигня война.
Жилой комплекс в Хамовниках
И чего-то главного не хватало мне в этом рассказе, чтобы немедленно ломануться в офис продаж. Но тут вдруг бодрым голосом девушка-диктор известила о самом важном. Жилой комплекс располагается в шаговой доступности... как бы вы думали, от чего?

От ближайшей станции метро? От Садового кольца? От Кремля?
Ну да, в официальном проспекте на сайте застройщика приводятся именно такие ориентиры.
Но на радио прозвучала совершенно другая замануха. Куда более духоподъёмная, на мой вкус.

Оказывается, жилой комплекс расположен в шаговой доступности сразу от двух московских монастырей.
Новодевичьего и Зачатьевского (он же Стародевичий).
Оба, заметим, действующие, и оба — женские.
Человеку, прикупившему по случаю пентхаус-дуплекс в Хамовниках с камином за 3 с небольшим миллиона долларов, самая прямая туда дорога.
Какое метро, какое Садовое кольцо.
Даёшь скрепы в шаговой доступности!