December 5th, 2014

0jobs

iЛопата 6+: впечатления

Попробую, опираясь на личный опыт, ответить на многих в эти дни заботящий вопрос о трёх одновременно доступных на рынке моделях айФона. Главное между ними различие — конечно же, форм-фактор, потому что все прочие усовершенствования относятся больше к сфере софта и мифологии. Итак, по порядку.

Сначала — картинка:
iPhone5s, iPhone 6, iPhone 6+
Теперь сухие цифры:
 iPhone 5siPhone 6iPhone 6+
Размеры, мм123,8 x 58,6 x 7,6138,1 x 67,0 x 6,9158,1 x 77,8 x 7,1
Вес, г112129172
Экран, разрешение4", 640×11364,7" 1334x7505,5" 1920x1080
Батарея1560 mAh1810 mAh2915 mAh
Цена в РФ (за 16ГБ)29.99039.99046.990

А теперь — впечатления.

iPhone 6+ чудовищно неказист и неудобен в использовании, даже по сравнению с ближайшими своими прототипами из семейства Samsung Note. Мало того, что по нему неудобно разговаривать, им ещё неудобней фотографировать. Пластиковая рамка по бокам экрана тонкая, мякоть пальцев, которыми ты держишь камеру, то и дело прикасается к стеклу, и тут уже нажатия пальцем другой руки на кнопку спуска перестают восприниматься сенсором. Тычешь в экран, а он не реагирует... Покуда сообразишь, перехватишь корпус, нужно заново кадр выстраивать. Плюс непрерывные опасения, что он сейчас выскользнет из рук и разобьётся — а чехлов, позволяющих защитить корпус спереди, пока что в Apple Store не продают. И у лоточников я их не нашёл.

Про долгожительство батарейки на 2915 мАч — слухи несколько преувеличены. Долго она только заряжается, а в режиме эксплуатации вся её мощь уходит на питание экрана и работу коммуникативных модулей (3G, LTE, GPS). Так что если около 8 утра отцепить прибор от питания и в течение дня активно использовать, то к 16:00 приходит пора задуматься о подключении к сети. При этом никаких зарядных чехлов к этой дуре в Apple Store пока не продают. То есть, уходя из дома на целый день, брать с собой заряженную внешнюю батарею хотя бы на 8000 мАч — обязательно.

Что пальцами той руки, в которой ты держишь 6+, практически невозможно дотянуться до половины экрана — думаю, самоочевидно. То есть при любом использовании нужны две руки, как с планшетом, а не одна, как при использовании других смартфонов.

Мораль сей басни не то чтобы совсем негативная, нужно просто понимать, что 6+ — могильщик не для всех смартфонов, а только для 10%-ного сегмента phablets, в котором он уже благополучно отъел 41%-ную долю. И, может быть, для планшета iPad mini, который он вполне может заменить для игр, чтения книг и новостей, просмотра видео. Ну, и камера в нём превосходная, несмотря на всё вышесказанное о неудобствах её наведения. Для нужд пейзажной и панорамной съёмки очень она хороша, и в условиях низкой освещённости снимает очень качественно. А уж макрорежим — это лучше один-два раза увидеть, чем словесные пересказы читать.

Зато простой iPhone 6 с диагональю 4,7" — это, на мой взгляд, самая удобная труба с 2007 года. И по форм-фактору, и по экранным свойствам, и по общему look and feel. Корпус легко и приятно помещается в ладони; одной руки хватает и для фотосъёмки, и для набора номера, и для чата. Но никакой острой практической необходимости мигрировать на шестёрку с предшествующей модели 5s я на эту минуту не вижу. Чисто ради удовольствия. А стоит ли это удовольствие тех 40 тыр, которых просят нынче в России за минимальную конфигурацию — тут уж каждому решать самостоятельно, соотносясь с личными финансовыми возможностями.

Не удивлюсь, если через год iPhone 6 станет самой распространённой моделью на тех рынках, где основную стоимость апгрейда покрывают операторы связи. А в странах, где трубу принято покупать за полную стоимость, самой ходовой моделью станет подешевевший 5s. Что же касается лопаты 6+, её перспективы кажутся, прямо сказать, туманными. И очень сильно зависящими от того, какие к ней придумаются аксессуары.
кровожадный жид

Как тавроскифы Корсунь цивилизовали

Так сегодня выглядит наша древняя Корсунь, она же Херсонес Таврический:
Херсонес Таврический
Когда я там последний раз был (году в 1979, если не путаю), она выглядела в точности так же.
Только не имела того огромного цивилизационного и сакрального значения, которое получила со вчерашнего дня и навсегда.
Многие туда просто ездили купаться из соседнего Севастополя:
Дикий пляж в Херсонесе
А чем занимался в Корсуни князь Владимир, есть разные мнения. Несомненно одно: когда взятая измором и подкошенная предательством крепость сдалась на милость победителю, будущий святой некоторое время грабил, убивал и насиловал местных жителей, прозрачно намекая византийским правителям, что вскоре и Константинополь постигнет такая же участь:

А князя корсунсково и со княгинею поимал, а дщер их к себе взял в шатер, а князя и княгиню привяза у шатерныя сохи, и с их дщерию предними безаконство сотвори. И по трех днех повеле князя и княгиню убити, а дщерь их за боярина Ижберна дал со многим имением, а в Корсуне наместником постави его. И не распусти от себя полков, и посла воевод своих Олга да Ижберна в Царьград к царю Констянтину да к Василию прошяти за себя сестры их Анны. Аще рече: «Не дадите за мя, то сотворю граду вашему аки и Корсуню»
Осада Корсуни, рисунок из Радзивилловой летописи XV века
Угроза возымела действие, и император Василий всё же вынудил свою багрянородную сестру пополнить внушительный гарем побеждённого похотью вождя «тавроскифов» (как называли воинственных соседей византийские авторы). Покидая Крым, Владимир возвратил то, что осталось от Корсуни, обратно грекам. Про огромное цивилизационное и сакральное значение разграбленного города он, видимо, не догадывался. Но возвращение в состав Византии городу не слишком помогло, как свидетельствуют позднейшие археологические находки. Предвидя грабежи в случае падения Корсуни, её жители успели закопать в землю монеты и золото — а после ухода сакральных цивилизаторов откапывать эти клады стало уже некому. Так они и пролежали в земле восемь с половиной веков, до раскопок, начатых в XIX столетии.

Кстати, примечательно сложилась после корсунского похода судьба одного из главных героев той осады, местного священника Анастаса (позднейшие источники называют его даже епископом Корсуни, но это явное преувеличение). Именно Анастас Корсунянин, согласно Повести временных лет, прислал осаждавшему город князю Владимиру записку с советом перекрыть водопровод и точным указанием, где он находится. Осаждающие нашли водопровод, разрушили его, и через несколько дней измученные жаждой защитники Корсуни сдались. В «Повести» утверждается даже, что Владимир воспринял этот военный успех как «чудо», и именно оно сподвигло его креститься (хотя в более ранней «Молитве Князя Володимера» киевского монаха Иакова Черноризца сказано, что корсунский поход случился на третий год после крещения Руси). Как бы то ни было, из разграбленной Корсуни Анастас отправился с завоевателями в Киев, где возглавил строительство Десятинной церкви и стал её настоятелем. Украшениями для той церкви (впоследствии разрушенной дважды — сперва Батыем, затем большевиками) стали награбленные в храмах Корсуни сокровища. Когда же после смерти Владимира его сыновья принялись убивать друг друга, а Киев был захвачен поляками, Анастас Корсунянин тут же перешёл на службу к их королю, и был переназначен хранителем княжеской казны. Поляки в городе продержались недолго, а когда ушли — Анастас отправился с ними в Польшу, не забыв прихватить и казну. За заслуги перед новым Отечеством польский король Болеслав Храбрый пожаловал Анастаса имением. Жаль, что летописи умалчивают о том, в какой части Польши оно находилось — тоже ведь сакральное и цивилизационное наследие, если вдуматься.