February 7th, 2015

lemonde

Хроники текущего кризиса

Посмотрел свежий фоторепортаж с Тверской улицы. Там один за другим закрываются дорогие магазины, витрины которых недавно ещё определяли облик этой части столицы. Теперь помещения ждут арендатора, но дураков нет. В немногих оставшихся магазинах — нет покупателей. Видимо, не для всякого этот кризис оказался таким уж лёгким.
Кризис
Ещё на фотографиях видно, что проезжая часть на углу Тверской и Охотного ряда, где в предшествующие 10 лет пробки были разве что не круглосуточны, теперь совершенно пустая, как в августе каком-нибудь.
Потому что шахид-такси закончились в городе, под давлением то ли кризиса, то ли Яндекса с GetTaxi, а местные водители экономят на бензине и парковочных штрафах.

Зато войдёшь во дворы — а там сугробы, потому что на таджикских дворников денег больше нет, а российских желающих занять их место за 200 долларов в месяц тоже не заметно.

От двух предшествующих кризисов нынешний отличается одной существенной деталью. В 1998 и 2008 власть была по одну сторону баррикад с населением: молилась, чтобы ситуация поскорей нормализовалась, и старалась не усугублять экономические проблемы. Сегодня всё иначе. Как мы видели на примере продовольственных санкций и налогового манёвра с повышением цен на бензин при дешевеющей нефти, власть сейчас действует по ленинскому принципу «Чем хуже — тем лучше». В прошлые кризисы ставка делалась на средний класс и его скрытые мобилизационные резервы, и эта ставка сыграла. В нынешнем кризисе ставка власти — на люмпена, которому в принципе нечего терять, поэтому главная его радость — что другим (бизнесменам, москвичам, инвесторам) наконец-то стало так же плохо, как и ему. Хотя они в последние 10 лет горбатились как проклятые, а люмпен всего лишь бухал. Но теперь они в равном положении, #спасибоПутинузаЭто.

Хорошая новость состоит в том, что семейная клика сечиных и якуниных этого кризиса не переживёт.
Плохая новость состоит в том, что никакая другая власть не готова прийти им на смену.
Мы тупо тонем, и мы в итоге тупо потонем.
Не впервой, вспомним хоть Философский пароход.
Но хочется надеяться, что мы тонем в последний раз.
yaorange

Нецензурное про Украину

Есть несколько пунктов по поводу юго-востока Украины, которые довольно глупо отрицать.

1. Там нет никаких ополченцев, добровольцев, партизан. Там воюют регулярные российские войска. Со споротыми нашивками, шевронами, погонами — но это именно военнослужащие на действительной службе, которых туда отправляют по приказу их командиров, а не по «зову сердца». И так было с первого дня. Из 12,5 миллионов украинских избирателей, голосовавших за Януковича, под ружьё можно поставить от силы тысяч пять, и все они в считанные недели перестреляют друг друга, как и случилось при первом же их штурме Донецкого аэропорта.

2. Российская Федерация не в состоянии обеспечить своих граждан современной медициной, социальной помощью, нормальными дорогами. Это классический failed state, с чудовищным уровнем коррупции, бюрократии, очковтирательства, воровства бюджетов. Колосс на глинянных ногах, который чудом до сих пор не рухнул — но лучше от его падения не станет вообще никому.

3. Несмотря на общую неэффективность российской государственной машины, войну на Украине она выигрывает. Не потому, что население России больше украинского: там воюет не всё население, а ограниченный контингент кадровых военных, от 5 до 10 тысяч человек. Россия побеждает Украину потому, что Украина — ещё худший failed state, чем Россия. Страна, где за последние 23 года вообще не происходило ничего, кроме разворовывания советских запасов. Не создано никакой новой экономики, промышленности, социальной модели. Состояние украинской армии — всего лишь капля, в которой отражается общая ситуация этого государства.

4. Все люди, живущие в Украине, прекрасно знают, почему она проигрывает эту войну. Они все эти 23 года разворовывания и развала всех государственных институтов видели собственными глазами, с близкого расстояния. Националистический угар, в который они сейчас впадают — это всего лишь судорожная симуляция слабоумия, от боязни признать действительное положение дел.

5. Россия никаким чудом не может позволить себе оккупировать Украину, или сколько-нибудь значительную её часть. Участие в этой войне Россию никак не укрепляет. Денег в казне на осталось на своих же собственных бюджетников и пенсионеров — куда уж Донецк с Луганском на баланс брать. Стратегическая цель России в этой войне — причинить необратимые разрушения проекту украинской государственности, превратить соседнее государство в европейский аналог Сомали. Делается это всё с единственной целью: отвлечь своё собственное население от проблем коррупции, клептократии, бездорожья и безнадёги. Напугать, воодушевить, сбить с толку — главное, отвлечь от вопроса, почему электрички перестали ходить.

6. Отвлечь население России от насущных проблем не удастся. Когда в кошельке не осталось денег на буханку хлеба, речами Киселёва в магазине не расплатишься. Игра в войнушку поможет властям не больше, чем она помогла Николаю II в 1905 и 1914 году. А вот удастся ли превратить Украину в европейское Сомали — зависит исключительно от самих жителей Украины. Выбор перед ними очень простой. Можно продолжать гордиться своим failed state, от чего бедственное положение с каждым годом будет усугубляться, можно всеми правдами и неправдами пробиваться в Европу на заработки, а можно заняться государственным строительством — и гражданским, и армейским — с чистого листа.

Последний путь — самый трудный и неочевидный. К тому же неизвестно, стоит ли игра свеч, и за что там бороться. Потому что, например, самая, на мой взгляд, благополучная страна во всём постсоциалистическом Евросоюзе — Чешская Республика — чтобы достичь своего нынешнего процветания, для начала уполовинилась, мирно распустив искусственный союз под названием «Чехословакия» по той же схеме, по которой годом раньше распался СССР. А все те молодые украинцы, которых к этой минуте перемолола мясорубка АТО, погибли за химеру под названием «неделимость Украины в границах от 24 августа 1991 года». Львовяне, киевляне, черниговцы, никогда в жизни не бывавшие в Донецке, не имеющие в этом городе ни друзей, ни родни, сложили головы за то, чтобы сохранить его в составе своего государства. Я — плохой патриот Украины, я б предпочёл, чтобы они все остались живы, завели семьи, наплодили детей... пусть даже в стране, в составе которой нет ни Донбабве, ни Луганды. Как нет этих регионов в составе никакой благополучной и процветающей страны мира.

Если б выпало мне родиться на территории нынешней Украины (где жили в черте оседлости мои прадеды и прабабки, по отцовской и материнской линии), то нипочём бы я не стал сегодня вписываться в её национально-политический проект. А тихо собрал бы манатки и уехал, сдав бойцам Петлюры свою жилплощадь. Не исключая при этом возможности впоследствии вернуться — но не раньше, чем установится там власть, ценящая жизнь своих граждан превыше неделимости государственных границ.
lemonde

Сталин и Гитлер, однояйцевые близнецы

Сегодня у Акунина — пост о советско-нацистской дружбе.
В рамках которой Советский Союз сдавал Гитлеру всех антифашистов, которые с его приходом к власти бежали в СССР.
Очень полезное чтение.

Оригинал взят у borisakunin в В нашем городе, на окраине

     Сам не очень понимаю, почему эта история, далеко не самое страшное преступление сталинизма, так меня пронимает. Есть в ней что-то совершенно невыносимое.
     И ведь не то чтоб я испытывал хоть какую-то симпатию к коммунистам 30-х годов. Если сравнивать их с фашистами, последние, конечно, хуже, но это вовсе не означает, что первые лучше.
     23 августа 1939 года немецкие фашисты с советскими коммунистами решили  (и справедливо), что у них  друг с другом общего больше, чем с западными демократиями. Подписание Пакта Молотова-Риббентропа дало старт мировой войне и начался кошмар, по сравнению с которым происшествие в Брест-Литовске 2 мая 1940 года должно было бы казаться пустяком. Но не кажется.
     Как известно, Сталин был ужасно собой доволен. Всех перехитрил. Заполучит Прибалтику, кусок Польши, Румынии и Финляндии (что Финляндия окажется крепким орешком, он еще не догадывался); стравит европейцев между собой и они  опять, как в 1914-1918,  истощат себя нескончаемой войной, а он будет третьим радующимся.

1
Ай, голова!      

     Так был счастлив, что прямо изъюлился весь перед своим новым другом Гитлером. Тот, надо сказать, тоже ликовал (и имел для того более существенные основания). Фюрер даже щедро предложил выпустить в СССР коммунистического вождя Тельмана. Сталин деликатно отказался: ну что вы, что вы, стоит ли утруждаться, мы и так всем довольны. (Потом он точно так же откажется спасти Рихарда Зорге).
В качестве некоей дополнительной любезности Сталин предложил выдать Берлину политэмигрантов из Германии  и Австрии – своих товарищей-коммунистов, которым повезло вовремя унести ноги и не попасть в фашистские концлагеря.
     Правда, большинство из них в 1937-38 годах (тогда  мели всех иностранцев без разбора) вместо этого попали в ГУЛАГ, а то и под расстрел. Но пятьсот коммунистов собрали-таки, и Гитлер с благодарностью принял этот дар доброй воли.
     История эта, в общем, хорошо известна, и новостью для меня не являлась. Просто на днях я случайно наткнулся на одном европейском телеканале на интервью с очень старой дамой и послушал, как всё это происходило. Ну и от некоторых подробностей меня заколотило.
     Даму зовут (то есть звали - она давно умерла, интервью было старое)  Барбарой Нойманн. Она - вдова одного из лидеров германской компартии, казненного Сталиным. Конечно, сидела где-то как жена врага народа. Всё по полной программе: голод, побои, унижения. И вдруг ее срочно увозят из карагандинского лагеря – и не на допросы, а в санаторий. Там много старых знакомых, все коммунисты. Условия – райские. Лечат, кормят. Больше всего Барбару, отвыкшую от человеческого обращения, тронула заботливость врачей и персонала. Прямо как с родной обращались.
     В общем, подкормили, подлечили, приодели – женщинам чуть ли не шубки меховые выдали. Посадили в поезд, повезли на запад. Прошел слух, что в Литву или Латвию, а оттуда – на все четыре стороны.
     Но нет. Поезд прибыл в Брест-Литовск. И на той стороне моста ждали люди в эсэсовских мундирах…

2
Эти провожали…

3
…а эти встретили.


     Почти никто из того поезда живым из концлагерей не вернулся. Барбара – одна из очень немногих, кому повезло.
4
Барбара тогда была вот такой

     Что здесь отвратительнее всего? Конечно, «санаторий». И ведь нам-то, в отличие от западной аудитории, не нужно объяснять этот странный и вроде бы ненужный перерыв между одним концлагерем и другим. А чтоб «за державу не было обидно»! Чтоб не  ударить лицом в грязь перед иностранцами, да еще из такой почтенной организации как Гестапо. У советских собственная гордость. У нас и зэки, слава тебе господи, откормленные и нарядные. Потому что у нас всё полной чашей.
     Слушал я рассказ везучей старушки и всё гнал от себя выплывшую из какого-то пионерлагерного прошлого идиотскую песню «сиротского» жанра:

В нашем городе, на окраине
На помойке ребенка нашли.
Ручки вымыли, ножки вымыли,
И опять на помойку снесли.

     А на прощанье вот вам. Любуйтесь