March 12th, 2015

lemonde

Путин жил, Путин жив, Путин будет жить

Не понимаю, откуда такое повышенное внимание к новостям о (не)здоровье Путина.

По-моему, довольно очевидно, что Путин послан нам за грехи.
И, покуда мы их не искупим, Господь будет сохранять его в добром здравии.
Путин
А рассчитывать на то, что Путин вот так вот возьмёт, да и заболеет, и жизнь в России от этого сразу вернётся в какие-нибудь менее осатанелые времена — совершеннейшее ребячество и самообман.

Испытания посылаются Небом не для того, чтобы мы от них откосили.
Если вдруг у Бога изменятся планы в отношении Путина — то это будет означать всего лишь, что Он придумал для нас испытание пострашней.
lemonde

Год без Ленты.Ру

12 марта 2014 года проснулся я часов в 9 утра, выпил чашку эспрессо. Потом насыпал льда в стакан, налил туда 2 части «Апероля», 3 части просекко и 1 часть San Pellegrino. Вставил гигантскую оливку на палочке, чуть помешал лёд, вышел на балкон и посмотрел через перила вниз — на двух гондольеров, не без труда разъезжавшихся в узком месте канала Rio del Paradiso o del Pestrin (Райский канал, он же канал Молочника). Подумалось: жить надо в Венеции. Ибо хуй с ним с Pestrin, когда кругом одно сплошное Paradiso. Только не очень понятно, как тут со школами — вроде бы, не очень хорошо. Надо выяснить, как с этим обстоит дело в Местре...

...А накануне мы до трёх часов утра спорили на альтане у Глеба Смирнова — про Россию, цензуру, закручивание гаек. И я говорил: да ладно вам, кого волнует цензура на телевидении, кто его смотрит вообще. Для осмысленных людей есть Лента.Ру, живёт уже без малого 15 лет, никто её не трогает...

И вот, стою я на балконе, думаю, где мне тут школу для Лёвы найти, но тут вдруг звонит телефон.
Коммерсант ФМ, услужливо сообщает трубка.
Обычно я так все важные отраслевые новости узнаю — когда мне звонят с просьбой их прокомментировать.
Смотрю я на вибрирующий в руке дисплей, и чую неладное.
Но подхожу.

— Антон Борисович, как Вы можете прокомментировать увольнение Галины Тимченко из Ленты.Ру?
Как, как... Пиздец моей Венеции, вот как.
Возвращаюсь в кабинет, сажусь искать билет до Москвы.

Дальше были бесконечные прощания редакции, расставания, слёзы, поминки.
И, конечно же, планы на будущее — которые, увы, не учитывали войну на Украине, крушение цен на нефть, девальвацию рубля, запрет иностранцам «влиять» на СМИ в России (то есть не только учреждать и владеть, но также и кредитовать, и занимать ответственные должности).
Так что с планами вышло не очень. Но что сделано — то сделано.
С бывшими сотрудниками Ленты я запустил агентство «Мохнатый сыр» (в котором все сотрудники являются акционерами, и нет Карабаса-Барабаса, который мог бы прийти и всех по домам распустить), на его базе создался «Образовач» — сообщество научных новостей, перевалившее на этой неделе за 200.000 участников. Три других проекта — «ИзоЛента», телеканал и агентство странных новостей — пришлось отложить из-за недостатка финансирования.

Галя Тимченко с частью редакции уехала в Ригу, и запустила там прекраснейшую Медузу. Это в чистом виде retry той Ленты.Ру, которую мы создавали летом 1999 года, с поправкой на изменившиеся реалии: мобильность, соцсети, цензуру, общий медиапейзаж. За февраль 2015 у них 2,4 млн уникальных посетителей только на вебе, 11 миллионов показов на мобильных устройствах, до 1,2 млн недельных читателей на Фейсбуке... Это безо всякой поддержки со стороны Рамблера, без brand awareness, с рекламным бюджетом в 3000 рублей. То есть всё правильно сделали ребята, и всё у них получилось. Теперь них есть 7 месяцев, чтоб научиться зарабатывать больше истраченного в текущем периоде — и можно будет прогнозировать, что эта музыка будет вечной.

Разгон Ленты.Ру, случившийся год назад, был, как мы теперь понимаем, совершенно закономерным событием. Задача всего прошедшего года состояла в том, чтобы создать ещё одну закономерность. Цензура сосёт. Люди, желающие получать информацию, её получат. Это не функция денег, не функция связей, не продукт GR и не заговор олигархов. Это некие объективные, неотменяемые законы рынка информации в середине 2010-х. С ними можно как угодно бороться — например, запретив в России Интернет, или создав на его месте «чебурашку». Но в России живёт достаточное количество людей, у которых сегодня на календаре 12 марта 2015 года. И на все цензурные рогатки, придуманные Госдумой шестого созыва, им плевать с высокой колокольни. Хотя, конечно же, мы вспомним всё это законотворчество, когда придёт пора судить его заказчиков и исполнителей.
00Canova

Оскорбление чувств

На самом деле, вся эта невообразимая свистопляска с «оскорблением чувств верующих» довольно легко приводится в согласие с реалиями XXI века. Нужно просто очень чётко и внятно прописать вводные.

Вводная номер 1. В любом большом обществе, возникшем на обломках империи, обречены сосуществовать представители очень разных религий, конфессий, мировоззрений. Сосуществовать они могут ровно двумя способами: либо взаимное уважение, либо гражданская война.

Вводная номер 2. Никакая религия не допускает уважения к взглядам инаковерующих. Любая религия делит человечество на «правоверных» (они же «единоверцы») и неверных (они же «иноверцы»). Первые разговаривают с Богом и обретут Его царствие, вторые — заблудшие овцы, идолопоклонники, поганые, безбожники, их можно либо «спасти», обратив в свою веру, либо они обречены, и сами в этом виноваты. Впереди их ждёт вечный Ад, в связи с чем и на этой Земле с ними не стоит особенно церемониться. Таковы основы взгляда любой религии и конфессии на тех, кто к ней не принадлежит.

То есть вообще любой христианин, иудей и мусульманин считает себя собеседником Бога, а любого иноверца — человеком, которого этот самый Бог отверг и забраковал, обрёк на вечные муки Ада.

Как эта проблема решается в теократическом государстве, мы видим на примере ИГИЛ. Сожжение книг и библитотек, разрушение древних памятников, убийство иноверцев. Так было всегда, и своим широким распространением крупнейшие мировые религии обязаны весьма кровавым завоевательным войнам.

Но наш вопрос — как эту проблему решать в условиях государства демократического. Для которого христиане, мусульмане, иудеи, буддисты — в одинаковой степени граждане и субъекты права. Включая и те права, что гарантированы им Конституцией — исповедовать любую религию, или не исповедовать никакой.

Ответ, на самом деле, до смешного прост.

Чувства любых верующих должны быть защищены в тех пределах, которые этим верующим выделены на законных основаниях. То есть никто не должен глумиться над православием в ХХС, над исламом в Московской соборной мечети, и над иудаизмом в Большой хоральной синагоге. Таковое глумление квалифицируется как оскорбление чувств верующих и наказуемо по применимой статье УК.

А вот когда мы вышли из церкви, синагоги, мечети — тут уже кончается зона охраны чувств, и начинается сфера действия Конституции РФ. Которая признаёт за мной право не умиляться договорной женитьбе 80-летнего старика на шестилетней девочке. Ну вот не нравятся мне педофилы, и всё. Даже если один из них считается Пророком. Я в своём праве. Педофилам это может не нравиться, но у них есть своя заветная территория, где их религиозное чувство охраняется законом, без оглядки на статью 134 УК РФ. Называется «мечеть». И я к ним туда со своими ценностями не лезу. Но я при этом рассчитываю, что и они ко мне не полезут.

Невозможно начать «уважать чувства верующих», предварительно не оградив высокими заборами те участки, где такое уважение имеет приоритет перед Конституцией страны, перед Уголовным кодексом и иными светскими законами. Так что сначала нужно определить границы, а потом очень жёстко обозначить, что за этими пределами никакая «единственно правильная» религия не признаётся таковой.

Без этого разделения будем иметь гражданскую войну «правоверных» против «неверных» на всех улицах и площадях России.
Собственно, версия о том, что Немцова убили «за Charlie Hebdo» — лишнее тому подтверждение.
Даже если сам я в эту версию не верю — весьма симптоматично, что нам её подсовывают.
Желающих убивать за Charlie Hebdo светское государство просто обязано держать за высоким забором.
Иначе ИГИЛ придёт к нам в дом — а тут и без него проблем хватает.