March 15th, 2015

00Canova

Лытдыбр: от Кастелло до Наркомфина

Как обычно, прилетел в Москву из Венеции своим любимым ночным рейсом.
Прокатился с ветерком по новой автостраде, которую дотянули уже до платформы Ховрино, а, судя по указателям на обочине, планируют прорубить её до самого Алабяно-Балтийского тоннеля. Интересно, долго ли у них займёт эта стройка, и во что в результате превратится Большая Академическая улица...

В пять утра, то есть через 45 минут после расчётного времени прибытия рейса, я уже входил в свою квартирку в Наркомфине. И с удивлением в очередной раз ощутил, что из всех жилищ, кирпичных, панельных, дореволюционных и сталинских, в которых мне доводилось квартировать за почти полвека жизни в Москве, эта странная, съёмная, малометражная двушка ближе всего приближается к ощущению дома.
Дом Наркомфина, проект реставрации
Что-то такое наколдовал тут Моисей Гинзбург, одержимый завиральными идеями передового советского быта, отчего всякий раз хочется сюда возвращаться, как не хотелось возвращаться ни в одну из московских квартир до сих пор. Я довольно хорошо изучил за эти 9 месяцев его коммунально-бытовые, функциональные замыслы, как он тут экономил пространство на коридорах, играл с высотой потолков, растягивал оконные пространства, чтобы дать каждой квартире максимум света, химичил с фэншуем, садом Шаляпина и схемой водоснабжения — но вот что он такое сделал, чтобы обеспечить мне такой уют и чувство дома, я ума не приложу.
Моя квартира в Наркомфине
Впрочем, я кажется уже знаю, кого об этом спросить...
0casanova

Как венецианцы открыли Америку

Жизнь и удивительные приключения Марко Поло известны далеко за пределами Венеции, благодаря книге, которую он, сидя в генуэзской тюрьме, надиктовал сокамернику. Правда, есть мнение, что легендарный мемуарист никогда до Китая не доехал, а сведения о нравах и событиях Дальнего Востока почерпнул из персидских источников. Но эти позднейшие сомнения не помешали Христофору Колумбу 200 лет спустя зачитываться бестселлером венецианского купца, в котором генуэзец черпал вдохновение для своих собственных открытий.

Меньше повезло другим венецианским мореплавателям — братьям Николо и Антонио Дзен, чьи подвиги, хоть и удостоились отдельной книги, сегодня и забыты, и отвергнуты за пределами Венеции, хотя на набережной fondamenta Zen, о них напоминает мемориальная доска, украшающая стену одного из их палаццо:
Доска в память о братьях Дзен
Дзены принадлежали к большому и славному семейству мореплавателей: их старший брат, адмирал по имени Карло, в 1380 году разбил генуэзцев при Кьодже (о военных победах Генуи в войне с Венецианской республикой я рассказывал тут раньше). Судя по дворцам, которыми семейка Дзенов застроила набережную своего имени на канале Св. Катерины в Каннареджо, в денежных делах они были успешны не меньше, чем в военных.
Дворец семьи Дзен на одноимённой набережной
В 1394 году один из братьев, Николо, даже попал под суд за финансовые злоупотребления на посту губернатора греческих колоний... Но подлинная слава пришла к братьям спустя полтораста лет после смерти, в 1558 году, когда их правнучатый племянник, знаменитый венецианский историк, политик и строитель по имени Николо Дзен, издал сенсационную книгу Dello scoprimento dell’ isole Frislanda, Eslanda, Engrouelanda, Estotilanda e Icaria fatto sotto il Polo artico da’ due fratelli Zeni, M. Nicolo il K. e M. Antonio. В этом сочинении доказывалось, что братья Николо и Антонио Дзены открыли Америку за сто лет до Колумба. К письмам, якобы написанным братьями в XIV веке (и найденным потомком на чердаке одного из семейных палаццо), прилагалась карта северных морей, поныне известная, как карта Дзенов:
Карта Дзенов
Позднейшие географические и архивные исследования показали, что путешествия братьев по северной Атлантике — всего лишь выдумка их патриотически настроенного родственника, желавшего утереть нос генуэзцам в вопросе о приоритетах в покорении мирового океана. Половина островов, посещённых братьями, оказалась вымыслом — одно из названий (Estotiland) даже вошло в Тезаурус Роже в качестве примера вымышленных земель, наряду с Эдемом и Аркадией. Название так понравилось прилежному читателю этого словаря Набокову, что в романе «Ада» он поселил в «Русские Эстоты» предков своих героев. Так что в любом случае правнучатый Дзен трудился не зря.

Что же касается «карты Дзенов», некоторое время величайшие географы той эпохи принимали её за чистую монету: Меркатор в 1569 году и Ортелиус в 1570-м перенесли острова, придуманные Дзеном-младшим, в свои атласы. Десятилетиями венецианская карта сбивала с толку исследователей и мореходов — но она же вдохновляла их на поиски северного пути в Америку. Так, астролог, математик и советник Елизаветы I, ссылаясь на письма Дзенов, уговаривал королеву британскую снарядить экспедицию в Северную Америку. Уговоры подействовали: английский мореплаватель Мартин Фробишер, добравшийся, в отличие от своих венецианских предшественников, до восточных берегов Канады, был отправлен завоёвывать для короны показанную на карте Дзенов Фрисланду (он полагал, что это — побережье Гренландии).

Но в XIX веке появились сведения о том, что в годы своих предполагаемых странствий братья Дзены находились весьма далеко от северных морей: Николо, как выше уже сказано, в начале 1390-х губернаторствовал в греческих колониях, затем попал под суд за растрату, а в 1400 году, находясь в Венеции, составил завещание (по версии правнучатого племянника он всё это время провёл где-то между Оркнейскими, Фарерскими и Шетландскими островами, где и умер). Всплыли и первоисточники, по мотивам которых Дзен-младший рисовал свои карты: труды датского географа Клаудиуса Клавуса и шведского архиепископа Олафа Магнуса. Так что сегодня большинство учёных сходится во мнении, что «карта Дзенов», как и книга, в которой она была опубликована — одна из крупнейших мистификаций в истории мировой картографии и мореплавания.

Впрочем, так думают далеко не все. Хоть Светлейшая Республика Венеция и приказала долго жить в 1798 году, венецианские патриоты на берегах Лагуны не перевелись по сей день. Они по-прежнему считают генуэзцев жалкими выскочками и самозванцами, а своих предков — первооткрывателями Америки. Например, живёт на два дома между Римом и Венецией журналист по имени Андреа де Робилант, потомок патрицианской семьи Мочениго, опубликовавший уже четыре книги о славном прошлом Светлейшей. Третья из его книг посвящена как раз путешествиям братьев Дзен «от Венеции до Гренландии».
Книга де Робиланта о братьях Дзен
Де Робилант в своей книге рассказывает и о путешествиях братьев-мореплавателей, и об их потомке-публикаторе, и об обстоятельствах последующего разоблачения его книги. Так что если хотите заново убедиться, что, кроме Китая, биржи, галеона, жалюзи и патентного права, венецианцы открыли ещё и Америку — не пожалейте 11 уёв за ебуку.
ommagendavid

Оскорбление чувств педофильского лобби

Стоило родиться в Москве и дожить тут до 48 с половиной лет, чтобы выяснить, что я, оказывается, «инородное тело» в гостях у гражданина Милонова, а женитьбу на шестилетнем (варианты: 9-летнем, 11-летнем) ребёнке каждый гражданин России обязан трепетно уважать, что б там ни было по этому поводу сказано в действующем российском УК.
Виталий Милонов, фото: РБК
Одно меня в этой истории несказанно забавляет. Своими взглядами на религию и «чувства верующих» я делюсь с читателями ЖЖ не первый десяток лет, в строгом соответствии со ст. 29 Конституции РФ. А столь развёрнутой отповеди от Милонова удостоился впервые. Да и близкий к ХАМАСу «Палестинский центр» не был раньше замечен в повышенном внимании к этим запискам, а тут вдруг джихад мне объявляет, как будто у них в Газе без моего ЖЖ проблем не хватало.

Оказывается, всё, что нужно было сделать, чтоб вызвать столь бурную реакцию от Петербурга до Рафиаха — задеть педофилов.
Век живи — век учись.
gandhi

Как отомстить родному отцу

Наткнулся в топах ЖЖ на какой-то адский ад кромешный.
Пост рассказывает про мужика, бросившего жену с тремя детьми когда-то в 90-х.
Теперь он состарился и рвётся с этими самыми брошенными (теперь уж выросшими) детьми общаться.
И тут же — опрос читателей: нужно ли такого, с позволения сказать, отца прощать.
Вот он, собственно:

А вы бы его простили?

да
806(32.5%)
нет
1674(67.5%)

Там на эту минуту больше 90% голосуют за то, что нет ему прощения.
Это просто какой-то полный привет.
Круче, чем любой крымнаш, чувства верующих/педофилов и 5,3% населения со знанием иностранных языков.
Это ж надо уметь — собрать аудиторию, где 90% не понимают смысл слова «прощение», даже по отношению к родному отцу, которого, вообще-то, и судить — идея, на мой взгляд диковатая.
Слабые не способны прощать. Прощать — свойство сильного. Махатма Ганди
Я тут ничего не хочу писать про религию, хотя уверен, что многие фанаты идеи мщения родному отцу до гробовой доски считают себя верующими. Религия — дело тонкое, как Восток и Петруха.

Но просто вот головой неужели ж трудно понять, что культивируя 20 лет обиду, ты сам в себе отраву носишь?!
Что прощение и примирение — это освобождение себя самого от копимого внутри зла?
Что повинную голову меч не сечёт?
Что, отказываясь простить родного отца, ты подаёшь некоторый пример своим же детям — и однажды этот выбор тебе же самому аукнется?

Мне кажется, что всё это такие прописи, стыдно даже предположить, что кому-то они не понятны.

А вот поди ж ты — 90% добровольно записавшихся в партию Павлика Морозова.
Хотя, казалось бы, нормальный совершенно блог «за жизнь», без признаков кровожадности.
Но вот такой вот интересный электорат подобрался у её историй.

Если б у меня были такие читатели, я б, наверное, просто закрыл ЖЖ.

Update: слава Богу, у меня не такие читатели. В первый же час после публикации в этом ЖЖ доля голосующих за «прощение» в опросе удвоилась и составила 20,7% против первоначальных десяти. Надеюсь, к понедельнику число сделавших нравственный выбор превысит количество моральных уродов.