April 6th, 2015

chemodan new

Путешествие Красной Стрелы

В минувший четверг уехал я в Питер — читать лекцию в Благотворительном университете.
Думал, что еду часов на 20, и вернусь как раз к пасхальному седеру у реба Боруха.
Но, как это обычно бывает в таких случаях, человек предполагает, а решения принимает Всевышний.
Которому захотелось устроить мне самый ошеломительный седер Песах на берегах Невы.
Седера в этой поездке не было практически ну вообще, зато один сплошной и безудержный хаг самеах.
Коллаж из Инстаграма
После лекции в Ленинград-центре, на которую пришло больше 130 слушателей, отправился я с Димой Вернером в «Пургу».
Там были кони, люди, отставные офицеры медслужбы запаса (я не про себя, бывают, оказывается, и настоящие), Маша Алёхина, философ Йоэль Регев, владельцы «Порядка слов», Фредди Меркьюри, Монтсеррат Кабалье, Дед Мороз и хозяйка той-терьера. Фонтанный дом на том берегу был подсвечен синим в честь 2 апреля. Под знаком аутизма прошла значительная часть моей поездки.

Проснулся я в шесть утра в квартире на улице Савушкина. С кухни доносились голоса.
— И где эта ваша революция?! — спрашивал Сергей Александрович Бойков, генеральный директор турфирмы ТМТ.
— Революция — это я, — скромно отвечала Маша Алёхина.
Той-терьер Добби приветливо лизнул меня в глаз.

Я тихо оделся и уехал в гостиницу, досыпать в мирной обстановке.

Дальше события развивались в каком-то совершенно уже безумном ритме. Я проведал Мадонну Владимировну Гордееву в её палаццо на Второй Артиллерийской, посетил Полторы Комнаты и Американский кабинет И.А. Бродского, прошёл по крышам чуть ли не весь канал Грибоедова, сходил на день рождения группы НОМ и на концерт БГ в клубе А2, снялся в видеопроекте «Стихи о любви» (читал Пушкина, но сбивался почему-то всё время на Бродского), посетил Центр «Антон тут рядом» и квартиру Вернера в Русском музее, познакомился с Петром Павленским, пробежался, сломя голову, по Государственному Эрмитажу, побрился наголо, нарушил правила Госдепартамента США о запрете фотосъёмки на Фурштатской и каким-то чудом в 23:55 прошлой ночью успел домчаться с Комендантского аэродрома до «Красной Стрелы». О некоторых других важных встречах, случившихся у меня в Питере, мешает написать джентльменский non-disclosure agreement, но смею вас заверить, что были они не менее увлекательны, чем всё вышеизложенное.


Уезжал я из Питера под бессмертные звуки Рейнгольда Морицевича Глиэра.

А утром на Ленинградском вокзале город Москва встретил «Красную Стрелу» оглушительным молчанием.
То ли Капков под шумок добился на прощанье своего, то ли в ходе трёхмиллиардного распила на ремонт подручные ВИЯ перегрызли кабели, ведущие к динамикам, но Олег Михайлович сегодня с утра был нем, как беломоро-балтийская рыба.

И это, пожалуй, лучшая новость, какой только могла встретить своего блудного сына белокаменная столица в дни праздника Пейсах.

PS. А в ЖЖ я не писал с четверга по той же высшей причине: Господь позаботился, чтобы зарядник от Макинтоша я забыл дома. Вот и отдохнул от трудов праведных. А вы — от меня.

PPS. Как вы догадываетесь, впереди — некоторое количество постов по мотивам путешествия, где многое будет рассказано по порядку.
Giotto di Bondone

Как попадать в Государственный Эрмитаж

Если Вы пришли в Государственный Эрмитаж и увидели очередь, как за туалетной бумагой во времена позднего застоя, не стоит унывать.
Очередь в Эрмитаж
Во-первых, у Эрмитажа, как и у Св. Исаакия есть терминалы самообслуживания, и в них очередь не 300 человек, а около 30.
Почему население до сих пор толпится в очереди к физической кассе, а потом ждёт запуска в музей раз в час, Yahoo его знает. Видимо, это для соотечественников важная часть культурного впечатления — в очереди постоять. У Исаакия вообще весело, там в окошко человек 30-50, а к терминалам — ни души. Хотя цена одинаковая, и налбабло нормально принимается.

Билеты со штрих-кодом, которые продаются в этих терминалах по 600 рублей, дают право внеочередного прохода в Главный музейный комплекс, а также в Главный штаб, Зимний дворец Петра I, Музей Императорского фарфорового завода, реставрационный центр «Старая Деревня» и Дворец Меншикова, в течение рабочего дня покупки.

Если же вам и очередь в 30 человек лениво стоять (самообслуживание в наших краях — удовольствие не быстрое), то есть там бабуля в чёрной курточке, которая приходит к открытию, затаривается кучей билетов из терминала, а потом ими барыжит со смешной наценкой в 400 рублей. Торг уместен, но противоречит исходной задаче экономии времени.

По бабулиному билету вы не только попадаете в Эрмитаж безо всякой очереди, но ещё и местечко в гардеробе она вам может организовать (с вешалками в Эрмитаже нынче напряжёнка; вообще из-за ремонта там сейчас отмечается некоторый чудовищный бардак, добрая половина постоянной экспозиции закрыта для посещения, и из-за перекрытия сквозных залов нарушены все привычные маршруты экскурсий).

Самое время добавить, что можно обойтись и без бабули, и без терминалов и без очереди, просто скачав приложение «Эрмитаж» для Андроида или iOS, внутри которого те же самые билеты продаются вообще онлайн. Но курс доллара там довольно-таки докрымский: минимальная цена единого — $17,95, что на 19 рублей дороже бабулиного предложения и на 419 рублей дороже цены того же билета в терминале самообслуживания. Другой недостаток онлайновых билетов состоит в том, что их нужно самостоятельно распечатывать в специальной будке внутри здания музея.

PS. Отдельно стоит учесть, что входы в Эрмитаж со стороны Дворцовой набережной сейчас перекрыты, и попадают в музей со стороны площади, а не с воды.
0brodsky

Новости про Бродского: музей

Музей Бродского в Доме Мурузи на Литейном («Полторы комнаты») должен открыться 24 мая этого года, в день 75-летия со дня рождения поэта.
Балкон Бродского в доме Мурузи
Административно он будет таким же филиалом Музея Анны Ахматовой, как и Американский кабинет Бродского в Фонтанном доме.

Трудные переговоры с бабулей, занимающей часть площадей, где поэт жил с родителями с 1955 по 1972 год, тянулись 16 лет и закончились в последние месяцы непростым, но рабочим компромиссом. Бабуле будет отдана какая-то часть коммуналки, выкупленная поклонниками поэта и городскими властями, а она за это освободит «полторы комнаты» под музей. Также бабуля получит в своё личное пользование парадный подъезд на улице Пестеля, а посетителям музея придётся попадать в него с чёрного хода во внутреннем дворе, через подворотню на улице Короленко, и подниматься по узкой лестнице, которая при открытии двери квартиры перекрывается чуть более, чем полностью. Но, может быть, сообразят перевесить петли, чтобы дверь открывалась не наружу лестницы, а внутрь прихожей.

На кирпичном брандмауэре Дома Мурузи, возле той самой подворотни на Короленко, появится роспись, посвящённая Бродскому, по аналогии со стеной дома 11 по улице Пестеля, где в 1946 году устроили мемориал защитников полуострова Ханко.

Текущее состояние «полутора комнат» печально: ремонт ещё только начинается. Помещения находятся в аварийном состоянии, полов нет, ходить внутри нельзя, потому что на соседей снизу сыплется с потолка штукатурка. Как к 24 мая всё это собираются довести до ума, я с трудом себе представляю, особенно если знать, что многонациональная ремонтная бригада свято блюдёт и Трудовой кодекс, и шаббат, и светлое Христово воскресение, а в будние дни, полагаю, у них и без намаза 5 раз в день не обходится. Про Вакха умолчим, хоть в наших широтах намаз ему не всегда помеха.

Меж тем, на Литейном проспекте, в комплексе Музея Ахматовой, находится действующая экспозиция, посвящённая Бродскому — его американский кабинет, вывезенный из South Headley в штате Массачусетс, где Бродский преподавал в колледже Mt Holyoke и написал «Полторы комнаты». Основная экспозиция этого кабинета передана Музею Ахматовой в 2003 году Фондом поэта и его вдовой Марией. Но надо понимать, что даже для того, что было передано 12 лет назад, помещение на Литейном тесновато. А есть ещё немало памятных вещей, которые попали в коллекцию музея в последующие годы — поэтому экспозиция там и меняется, и обновляется. Так что если вы давно туда не захаживали — советую заглянуть.

Через 8 месяцев после юбилея Бродского случится 20-я годовщина его смерти. К этому времени на одном из федеральных каналов (угадайте с трёх раз, на каком) должны выйти сразу три телевизионных проекта, так или иначе посвящённых поэту: два документальных и один игровой. Вся информация об этих проектах носит достаточно предварительный характер, и творческие коллективы тщательно шифруются — но кое-что я уже могу рассказать.

Впрочем, это тема для отдельного поста. Покуда он не написан, предлагаю посмотреть «Полторы комнаты» Андрея Хржановского. Фильм хоть и не новый (2009 года), а в широком прокате не был:

PS. К этому тексту должна прилагаться туева хуча свежих и эксклюзивных фотографий, но из-за гибели моего Макинтоша, залитого дождём из окна в прошлые выходные, у меня нет доступа к Дропбоксу, так что из выковыривание из облака займёт некоторое время.
0brodsky

Про Питер. Гимн Великому городу

Я в принципе понимаю, что вы мне сейчас ответите.
Собор Святого Петропавла, вид с Троицкого моста в пятницу
Что в этом городе больше бомжей, чем во всей остальной России.
Что в нём считается приличным болеть за «Зенит».
Что в нём по ночам с одного берега на другой не добраться.
Что он плоский, как шкала НДФЛ образца 1999 года.
Что в нём дороги с блокады не ремонтировались, и сосули нападают на людей.
Что мусора в нём — как в Риме и Тель-Авиве после года забастовок.
Что воду из крана там пить нельзя, и всегда будет нельзя.
Что фильмы Сокурова, Балабанова, Германа-ст. — хоть и великие шедевры, но все они куда ближе к пропаганде самоубийств в любом возрасте, чем все 5000 сайтов, заблокированных в России с такой формулировкой.
Что истоки этой депрессивности видны невооружённым глазом из любого питерского окна.
Что вместо свай там — людские кости, а вместо фундамента — зловещее болото.
Что из того болота расползлось по всей России чекистское мутноглазие.
Что на градусе местной спеси и гонора этот факт никак не отразился...

Много чего вы мне можете возразить, но я всё равно напишу.
Тот же вид, но вчера. Фото Марины Котенко-Кутатели, по ссылке — оригинал
Из всех городов моей великой и бедной Родины нет ни одного, который хоть отдалённо приближался бы к Питеру и по красоте, и по степени сохранности культурных традиций.
Как тот черчиллевский алкоголь, этот город много больше дал России за первые 300 лет, чем отнял за последние 15.
И я очень хорошо понимаю тех москвичей, пермяков, норильчан, которые переезжают туда — на время или навсегда.
Не понимаю лишь то, как там спасать печень от воздействия естественной среды.
Но надо признать, что самая несусветная дрянь там пьётся легче, чем в Москве single malt.
  • Current Music
    Рейнгольд Морицевич Глиэр — Медный всадник
  • Tags