June 1st, 2015

inversia1eye

Церковь вместо больницы

Буквально на днях писал о посте и молитвах как альтернативе современным методам лечения болезней — в диапазоне от ВИЧ-инфекции до внематочной беременности.
А сегодня пришла новость с Алтая (иллюстрация от Лентача):
Лечение энцефалита постом и молитвой
В Турочакском районе Алтайского края ребенка укусил клещ и, как выявилось позже, он оказался переносчиком возбудителя энцефалита. Родители не стали лечить годовалого ребенка в больнице, а отнесли его в церковь. Ребенок чуть не погиб во время недельного курса церковной лечебной терапии.
(отсюда)

В ноябре 2013 года похожая история случилась в Санкт-Петербурге. Там родители грудного ребёнка, получившего черепно-мозговую травму в результате ДТП на проспекте Стачек, вместо больницы повезли его на подворье Валаамского монастыря на Нарвском проспекте. Ребёнок там и умер, не получив медицинской помощи. Следственный комитет сперва обещал возбудить дело по статье «Оставление в опасности», но вскоре разобрался и счёл, что родители поступили правильно. Потому что духовные скрепы важнее жизни каких-то там детей.
0qaddafi

Большой секрет для маленькой компании

Прочитал объяснения МИД РФ о причинах засекречивания санкционного списка лиц, которым запрещён въезд в РФ.

Не нашёл в этом объяснении ни одной осмысленной причины для объявления этих списков «секретными» или «конфиденциальными». Хамства, шуток и прибауток — хоть отбавляй, а причин секретности, доступных пониманию, нет и близко.
Сергей Лавров
От кого шифруемся? От тех, кого объявили персонами non grata? От европейской общественности? От российской публики? А в чём прикол? В чём тот dirty little secret российского МИДа, который европейцы должны были свято хранить от общественности? И почему МИД РФ думал, что европейцы, которые свои собственные списки держат в открытом публичном доступе с 2004 года, аналогичный российский список станут прятать от публики и от упомянутых в нём лиц? Что это за «конфиденциальность» такая, из-за нарушения которой у подчинённых г-на Лаврова так бомбануло пукан?

Честно говоря, мне даже никакое осмысленное объяснение в голову не приходит. А уж когда я читаю в заявлении МИД РФ, что санкции такого рода — «тупиковый путь», и что российский секретный стоп-лист — «зеркальный ответ» на публичный европейский, хочется спросить, включены ли в страховку мидовцев услуги психиатра.

Если у кого-нибудь из читающих эти строки есть объяснение, чем секретный стоп-лист лучше публичного — я хотел бы его услышать.
butts

Антитабачное жульё: отчёт за год

Вчера, оказывается, был «день без табака».
Я, увы, пропустил этот праздник.
Давайте наверстаем сегодня.
Бычки
Антитабачные законы РФ — калька с зарубежных образцов, но не со всех, а только с самых худших и доказавших свою неэффективность на практике.
Запреты курения у нас составлены таким образом, чтобы никому не приходило в голову отнестись к ним серьёзно. В аэропортах Франкфурта, Венеции, Цюриха, Праги и Вены, Амстердама, Парижа и Лондона курильщикам отведены специальные зоны, и им не приходится прятаться от запрета в туалетных кабинках. В российских аэропортах все туалеты прокурены.

На перронах европейских вокзалов установлены пепельницы. Российские перроны, на которых курить будто бы запрещено, засыпаны по щиколотку бычками: когда Сапсан останавливается в Бологом и Твери, покурить из него высыпает покурить вся поездная бригада и половина пассажиров, а окурки выбросить некуда. И где тот федеральный закон, спрашивается.

Вся информация о вреде курения, которая легла в основу российских антиникотиновых законов, основывается на junk science — исследованиях с заранее известным результатом, проплаченных производителями чудо-таблеток и чудо-пластырей для желающих бросить курить. Сведения о том, как запрет курения привёл к снижению заболеваемости теми или иными недугами, в этих отчётах весьма бессовестно сфальсифицированы.

То есть взяты объективные данные о том, как снижалась заболеваемость и смертность по мере развития западной медицины, потом подтёрты даты исследований — и полезный результат выдан за успех антиникотиновых кампаний, хотя на самом деле он был получен до их начала.

В странах, на опыт которых российские власти ссылаются, этот обман общественности давно уже раскрыт, а экспертов, писавших свои заключения под диктовку антитабачного лобби, гонят ссаными тряпками независимые суды, убедившись, что их экспертные мнения были проплачены заинтересованной стороной.

Повторю то, что уже много раз писал ранее. Я был бы рад, если б в России научились помогать курильщикам избавиться от вредной привычки. И если б результатом этой инициативы стало снижение заболеваемости/смертности от болезней, связанных с курением. Но та антиникотиновая кампания, которая ведётся в России с подачи главного лоббиста интересов фармы, во всём мире давно провалилась. Если кто-то думал, что она почему-нибудь не провалится у нас — самое время оценить результаты эксперимента длиной в год. Они — такие же, как и везде, где хлопотали об интересах фармы, а не о здоровье общества.

То есть пшик для здоровья населения и профит для тех, кто занёс.

PS. Понимаю, что сейчас понабежит стадо кликуш, которых восторгает их прописанный в законе статус «пассивных курильщиков» (основанный на ещё одном проплаченном исследовании о «вреде пассивного курения») и будет одобрять лоббистские успехи GlaxoSmithKline/Pfizer в продвижении пастилок и пластыря. Но, друзья мои, не забывайте, пожалуйста: я-то курю. Вам хотелось бы видеть меня в гробу? Ваше право, но я не обязан раньше времени доставить вам такое удовольствие. Вам хотелось бы, чтобы я чувствовал себя человеком второго сорта? Извините, тоже не помогу.
teddy bear

Спасти Машу Дееву

Дорогие читатели, вы можете вспомнить, что я очень редко обращаюсь к вам за помощью.
Но сегодня она мне реально нужна.

16 дней назад ко мне обратились друзья из группы «АукцЫон» — рассказать о несчастье, постигшем их помощницу, 31-летнюю москвичку Машу Дееву.
Маша Деева
В Онкоцентре им. Блохина ей был в начале года поставлен диагноз: рак щитовидки. Диагноз был ошибочный (на современную диагностику никто из докторов не решился), но достаточный для вынесения смертного приговора. Не из-за собственно опухоли, а из-за её неудачного расположения. Новообразование в области горла — помеха и пищеварению, и дыханию. То есть с одной стороны кахексия (истощение организма без пищи), с другой — рано или поздно, дыхательная недостаточность. Зачем ещё обследовать и лечить, когда и так умрёт.

С Каширки Машу перевели в Первую градскую, где её тоже не готовы были ни толком обследовать, ни лечить. Просто выделили койку, где ей предписывалось лежать и ждать смерти. Либо от истощения, либо от удушья.

В этот момент подключились Машины друзья — в первую очередь, те музыканты и коллективы, концерты которых она в Москве организовывала (АукцЫон, Opus Posth, хор «Сирин», Александр Маноцков, фестиваль Мамакабо). Они собрали деньги и оплатили медицинскую транспортировку Маши в Израиль. В клинике «Ассута» ей, наконец, проведя надлежащее обследование, поставили правильный диагноз (плоскоклеточный рак пищевода) и назначили схему лечения, дающую от 80 до 90% вероятности не только выживания, но и выздоровления (ремиссии). Но «Ассута» — частная клиника, и её услуги для не застрахованных пациентов стоят чудовищных денег. Машин курс был оценён в $175.000. Путём переговоров удалось уломать их финансовую службу на оплату лечения в рассрочку и в кредит. Маша начала получать назначенный врачами курс радиотерапии. При этом из-за кахексии (на момент госпитализации Маша весила 32 кг), пареза гортани и других осложений врачам пришлось поместить её в реанимацию и погрузить в искусственную кому. В которой она сейчас и находится.

Когда Машины друзья 16 дней назад пришли ко мне с просьбой о помощи, я был уверен (по десятилетнему опыту Pomogi.Org), что денежный вопрос — самая простая из всех медицинских проблем, какие только бывают. Главное — обойтись без партизанщины. Не собирать деньги на частные счета разных физлиц. Потому что во-первых, это неправильно. По деньгам, собранным на частные счета, в общем случае невозможно получить нормальный человеческий отчёт ни о сборе, ни о расходовании. Во-вторых, в данном конкретном случае это совершенно нереально. Никакой счёт физлица, будь то в банке или в платёжной системе, такого притока средств не выдержит, его тупо заблокируют после первых 10 тысяч долларов, и передадут ведомствам финансового мониторинга, которые могут взять и год, и два на проверку законности переводов (вся суть «проверки» состоит в том, что скучающий налоговый клерк, ковыряя в носу, придумывает, каких бы новых бумажек потребовать от владельца счёта — а получив эти бумажки, подшивает их в папку в отчётностью, не читая, и через месяц требует новых). До иностранной клиники таким путём деньги никогда не дойдут. Нужен благотворительный фонд, который имеет опыт и привлечения рублёвых средств, и их перевода на счёт зарубежных клиник по выставленным счетам за лечение.

Друзья Маши меня услышали, и сбор на частные кошельки/счета приостановили. А я пошёл искать фонд, который согласится стать оператором по этой кампании. Я был уверен — по опыту прошлых лет — что это банальная задача. Но я ошибался. Всё оказалось страшно сложно, на грани невозможности.

Выяснилось, что одни благотворительные фонды не помогают лицам старше 25 лет (а Маше — 31). Другие помогают, но лишь в том случае, если их медицинский board сам отправил пациента на лечение за границей. У третьих вообще в уставе прописан запрет на оплату лечения за пределами РФ. У четвёртых запрета нет, но нет и валютного счёта, с которого можно было бы переводить в «Ассуту» платежи. Пятые всё могут — и принять деньги, и перечислить в Израиль — но им для этого нужно собрать для российской налоговой 8 документов, из которых половина нуждается в собственноручной Машиной подписи, заверенной российским нотариусом. Учитывая, что Маша лежит в искусственной коме в Израиле, такое требование — по сути, вежливый отказ. Шестые согласились и собирать деньги, и переводить их, но оказалось, что они до сих пор никогда не работали с Яндекс.Деньгами и другими российскими платёжными системами. А где ещё собирать, скажите на милость.

Не буду утомлять вас подробностями, но за последние 16 дней я как-то все эти проблемы решил. Нашёл фонд «Территория совести», готовый выступать оператором, помог ему подключить недостающие платёжные инструменты (отдельное спасибо Ильяне Ааман и Маше Форманюк из Яндекса за быструю и эффективную помощь в этом вопросе). Теперь дело за малым: осталось собрать те самые $175.000. И тут мне нужна вся ваша помощь. Потому что сумма, как я выше уже написал, чудовищна (это 9,25 млн рублей сегодняшими деньгами). Времени мало: те сеансы радиотерапии, на которые хватило первого взноса друзей Маши, уже закончились. С сегодняшнего дня её облучают и держат в реанимации в буквальном смысле в кредит. Клиника готова выставлять счета и принимать платежи по частям, но этих частей у нас сегодня нет. А нужны они, как водится, вчера.

Такова, вкратце, ситуация. Нужно спасти жизнь молодой девушки, которой никто, кроме нас, помочь не в состоянии. Ориентировочная цена вопроса — 9,25 млн рублей, то есть очень много. Нужен любой финансовый, медийный и креативный ресурс, который мы можем мобилизовать за ближайшие недели. Я очень прошу вас отнестись к этой просьбе серьёзно. Нужны площадки, каналы сбора, нужны люди, готовые рисовать и размещать баннеры. Нужны выходы на любых потенциальных доноров, частных и корпоративных. Благотворительные организации, готовые участвовать в сборе своими ресурсами, нужны тоже.

На эту минуту существует ровно два надёжных инструмента для сбора средств на лечение Маши Деевой.
Во-первых, страница на Яндексе, где принимаются Яндекс.Деньги, пластиковые карты (кроме американских банков), WebMoney — и доступна кнопка для генерации реквизитов, позволяющих внести наличный платёж до 15.000 рублей в терминалах разных сетей (Сбербанк, Связной, МКБ, Мобил Элемент, Евросеть, Dixis и т.д.).

Во-вторых, есть реквизиты фонда «Территория совести», выступающего партнёром и оператором сбора денег, для рублёвых и валютных переводов. Квитанцию для рублёвых переводов можно сгенерировать, заполнив форму вот здесь. Не забываем написать «Благотворительное пожертвование на лечение Маши Деевой» в платежах.

Для переводов из-за границы реквизиты таковы:

Название банка: OJSC NORDEA BANK MOSCOW RUSSIA 125040, MOSCOW,
3 YAMSKOGO POLE, DOM 19, STROENIE 1
SWIFT: NDEARUMM
Счёт (рубли): 40703810152000000005
Счёт (доллары): 40703840352000100005
Счёт (евро): 40703978952000100005
Получатель платежа: Charity fund Territoriya Sovesti
Адрес получателя: 5 Donskoy proezd, 23, pom. VIII. 38. 119334 Moscow, Russia
Назначение платежа: charity donation for the treatment of Maria Deeva

С завтрашнего дня должен заработать короткий номер, на который можно отправить СМС.
Если удастся подключить к сбору радиостанции и телеканалы, это будет важный инструмент сбора.
Покуда мы собираем в Интернете, он не так важен: комиссии там выше, чем в любой онлайновой платёжной системе.

Кто готов переводить деньги — прошу приступать.
Кто готов делиться ссылками, прошу кросспоста, ретвита, рассказа своими словами для Ваших подписчиков.
Кто готов помогать ресурсом (медийным, организационным, креативным) — прошу со мной связываться. Можно по телефону или почте, проще всего — сообщениями на Фейсбуке.

Почему-то я ни разу не сомневаюсь, что всё у нас получится.
Просто нужно напрячься в ближайшую пару недель.