September 10th, 2015

palestinian by grisha

Дарья Асламова c'est moi

Очень своевременно появился (и был перепечатан в ЖЖ Рустема) замечательный текст профессора Зубова о христианском отношении Европы к беженцам из Сирии. Будь автор журналистом и репортёром, я мог бы очень подробно разобрать весь набор использованных в этом тексте пропагандистских клише, штампов, речевых оборотов и фигур умолчания, работающих на то, чтобы исказить реальное положение дел с теми самыми беженцами, создав у читателя картину, полностью вырванную из социально-политического и исторического контекста. В смысле зашкаливающей тенденциозности текст Зубова — зеркальное отражение репортажа Дарьи Асламовой из КП на ровно ту же самую тему. Только у Асламовой все беженцы — заклятые враги европейской цивилизации, тайные боевики ИГИЛ или просто алчные паразиты, мечтающие разграбить континент (репортаж так и озаглавлен: «Европу захлестнули полчища алчных мигрантов»). А у Зубова все беженцы — сплошь Бунины, Ходасевичи и матери Марии. Художественный приём в обоих случаях используется один и тот же: вместо того, чтобы рассказать читателю правдивые сведения о большом историческом явлении, по которому за последние полвека накоплен внушительный фактический материал, оба автора делятся личными зарисовками из жизни, пересказывают разговоры со случайными людьми, которые чудесным образом на 100% соответствуют исходным стереотипам автора. В случае Асламовой этот стереотип — чёрная ксенофобия, поэтому все её собеседники, как на подбор, доказывают свою враждебность Европе, агрессивность, звериную дикость, алчность, неуважение к женщинам в целом и к собеседнице в частности. Стереотип Зубова — безграничная христианская любовь к ближнему, в котором профессор видит образ Спасителя, и все его собеседники-беженцы звучат соответственно, стараясь вписаться в Образ. В обоих случаях из пары-тройки бесед со случайными людьми делается тот самый обобщённый вывод (о дьявольской или ангельской сущности вновь прибывших), который искушённый читатель мог бы сам сформулировать за автора, примерно с первых строк повествования, а в случае Асламовой — прямо с заголовка.
Сирийские беженцы на севере Ирака отнимают продукты у курдских беженцев. Фото Линдси Аддарио для New York Times
При этом принципиальная разница между Зубовым и Асламовой очень простая. Асламова — пропагандон на зарплате, она служит по одному ведомству с Ульяной Скойбедой, и её профессиональная деятельность сродни той, за которую 70 лет назад ответил перед Нюрнбергским терминалом их общий коллега Юлиус Штрайхер. А профессор Зубов — частное лицо христианского вероисповедания, он пишет с греческого курорта заметки об отдыхе в своём частном дневнике. Эти заметки отражают его сугубо личные взгляды, и абсолютно не претендуют на то, чтобы объективно представить массовому читателю сложные процессы, происходящие сегодня на границах Халифата с Европой. Никто не давал Зубову редакционного задания выяснить ситуацию с беженцами из Сирии и написать об этом для СМИ текст определённой направленности. Он по собственной инициативе пообщался на отдыхе с некими людьми, глядя на них сквозь призму собственных житейских и религиозных взглядов, и впечатления изложил в Фейсбуке. Да, конечно, он дальше сделал выводы, которые, на мой взгляд, по уровню притянутости за уши с потолка ничуть не уступают асламовским ксенофобным обобщениям. Однако эти выводы в случае Зубова являются его личной верой и добросовестным заблуждением, а не продуктом целенаправленной подтасовки известных фактов с целью дезинформации читателя, как у пропагандонши из КП.

Как я написал во первых строках сего поста, текст Зубова появился чрезвычайно своевременно. Потому что именно сегодня проект «Открытая библиотека» анонсировал Сентябрьские диалоги, которые случатся в субботу 26го числа, через две с небольшим недели, в городе Санкт-Петербурге, в Библиотеке имени Маяковского, что на Фонтанке. В 13:00 там будут беседовать белорусская писательница Светлана Алексиевич с питерским режиссёром Александром Сокуровым, тема их диалога уточняется. А спустя ещё 2 часа, в 15:00, мы с Юрой Сапрыкиным в том же зале проведём горячую дискуссию, которую организаторы озаглавили «В ожидании варваров». И темой её будут как раз те самые беженцы, про которых я недавно написал скандальный, хоть и краткий, пост в этом ЖЖ.

Как может догадаться читатель, не вчера приступивший к чтению моих записей, я в той дискуссии буду выступать Дарьей Асламовой, Юлиусом Штрайхером и Ульяной Скойбедой в одном лице. То есть я стану говорить, что беженцев этих ни в коем случае не следует пускать в Европу без предварительной тщательнейшей фильтрации, ибо ценой близорукости стран Запада, пускавших к себе моджахедов без разбора, стали и 11 сентября 2001, и взрывы в Лондоне, и парижские теракты, и бойня в Брюсселе, и расстрел в Тулузе, и Бостонский марафон, и унесший 191 испанскую жизнь подрыв мадридской электрички, и даже реэкспорт шахидов на Ближний Восток (как будто их там своих не хватало). Мне представляется, что все эти страшные события — прямой результат безответственной визовой политики западных властей, и наивной веры в то, что выходцы из племени людоедов перестанут есть людей, как только получат доступ к европейским благам, образованию, медицине и социалке. Я и сам хотел бы в это верить, и восхищаться открытостью европейских дверей перед сирийскими беженцами. Но я оперирую фактами, а они, увы, опровергают прекраснодушную аналогию профессора Зубова между беженцами из исламских стран и пассажирами философского парохода. Да, среди русских эмигрантов тоже случались и террористы, вроде Шабельского-Борка с Таборицким, и будущие агенты НКВД, вроде Эфрона, а не одни только Набоковы с Ходасевичами. Но такую цену, которую Европа уже заплатила к сегодняшнему дню за неразборчивость в приёме иммигрантов из арабских стран, за русскую эмиграцию ей платить никогда не приходилось. Даже самые отъявленные головорезы из России, вроде Камо или Сосо, в Европе старались вести себя прилично: Камо сосредоточенно поедал экскременты в германских клиниках, покуда Сосо звонил с колокольни монастыря Св. Лазаря. Ничего похожего на кровавый разбой в Тифлисе они в Старом Свете не учудили, и не потому, что в Европе в ту пору было мало банков. Просто на беглецов из Российской Империи матушка Европа действовала именно так благотворно, как она, увы, не действует в последние полвека на иммигрантов из стран Ислама. Никогда и ни в одной стране мира выходцы из бывшей Российской Империи не создали таких гетто, куда боялась бы сунуть нос местная полиция, где молодых девушек забивали бы насмерть палками за неудачный выбор жениха, а в храмах изготовляли бы боевые отравляющие вещества в промышленных количествах. Такова моя сугубо личная точка зрения — и её я буду отстаивать в полемике с Юрием Геннадьевичем, который, надеюсь, даст мне достойный отпор, как и положено истинному европейскому интеллигенту и гуманисту.

Короче, приходите: будет весело. И, если кому неохота всё время диалогов выстаивать на ногах, приходите заранее: в культурной столице подобные мероприятия собирают обычно аншлаги, в отличие от их аналогов в Белокаменной.
0jobs

Про вчерашний обвал NASDAQ и крутость AppleTV

Написал вчера днём в ЖЖ, за несколько часов до начала презентации Apple:

Я хорошо помню, как презентация iPhone 5, обманувшая надежды биржевых спекулянтов, в 2012 году отправила AAPL в глубокую яму, чуть не уполовинив капитализацию компании. Возврат к прежней отметке ($100 сегодняшними деньгами) занял тогда пару лет. Но в ту пору понятно было, что разочарование касалось конкретного продукта Apple и его перспектив на рынке. А если эта история повторится сегодня вечером, при нынешнем нервном рынке, то AAPL может утянуть за собой в яму немало партнёров, контрагентов и конкурентов, американских и дальневосточных.

И ровно всё так произошло, как я предвидел.
Ябло презентовало новые продукты, на которые при нынешнем настроении бирже естественней было ответить гримаской разочарования, чем чепчиками в воздух. Биржа, замечу я вам, в своих оценках инноваций стабильно демонстрирует некую придурошность. Легко проследить за судьбой тех новых устройств и технологий, которые «разочаровывали» NASDAQ в момент анонса — как правило, они довольно скоро, выйдя на рынок, доказывали свою большую востребованность и успешность (как тот же iPhone 5, обрушивший акции Apple, оказался самым популярным смартфоном в истории компании). Наоборот, новинки, встречаемые биржей с большим воодушевлением, вроде Siri и iCloud, в среднесрочной перспективе оказываются пустышками и никакого существенного влияния на бизнес компании не оказывают.

О том, что бумаги Apple утащат за собой и другие фишки хай-тека, в самом широком диапазоне от MSFT и GOOG до GoPro (эта акция просела в среду аж на 10,6%), тоже несложно было догадаться.

Хорошая новость состоит в том, что на сегодняшних торгах основная масса вчерашних убытков оказалась вдруг отыграна. Конечно, в Америке ещё не вечер, и сессия, открывшаяся в зелёной зоне, может закончиться обвалом любой степени крутизны, так что следим за котировками и ждём закрытия. Но в целом пока что пессимистический сценарий из 2012 года не воспроизводится. Если нас какой-то глобальный кризис и ждёт, то вчерашняя презентация, заставив рынки поелозить, всё же не стала соломинкой, доламывающей быку хребет.
Apple TV
Ну, и, конечно же, ошибся я, не предвидя интересных новостей вчера из Bill Graham. Потому что AppleTV — это изначально грандиозная задумка, с сумасшедшим потенциалом. Все мои продвинутые в техническом отношении друзья ею пользуются активно. Я себе первую модель ещё в 2007 году из Штатов припёр, и даже специально купил под неё ранее отсутствовавший в моём доме телевизор. За последующие 8 лет я смотрел по нему телепередачи ровно три вечера — когда на НТВ проходила премьера фильма Кати Гордеевой «Победить рак». Зато по AppleTV вся моя семья смотрит кино очень активно, если верить счетам из iTunes Store.

Самая большая проблема с развитием AppleTV как устройства — это как раз его маргинальность в большой продуктовой семье, где все другие направления имеют более высокий приоритет, чем приставка к телевизору. На вчерашней презентации создалось впечатление, что мачеха Кук полюбила свою телевизионную падчерицу, и внезапно готова двигать её ближе к потребителю. Это интересная и важная новость, в отличие от iPad со стайлусом, про который я вполне соглашусь со Стивом Джобсом. Даже лучший в мире стайлус — тот, что в Samsung Note, производства Wacom — всё равно больше пригоден для ковыряния в физиологических отверстиях организма, чем для управления гаджетами. Билив ми. Стайлусы для iPad вышли в продажу от 5 долларов за штуку через считанные месяцы после дебюта самих ябловых планшетов, довольно скоро их приняли на реализацию даже в Apple Store, и все любопытные с ними 5 лет назад уже досыта наигрались. Ничего там нового не изобрести. А вот AppleTV — это очень интересный задел, если его серьёзно развивать. На этой платформе масса всего интересного могла бы вырасти, при наличии политической воли вкладывать туда силы и фантазию. Понятно, что какие бы то ни было прибыли, достойные включения в тезисы квартального отчёта, на этом направлении в ближайшую пару лет не появятся. Но точно так же понятно, что место будущего телевизора — именно в такой аккуратной шайбочке размером с коробку леденцов. Не в ноутбуке и не в СмартТВ, а именно в приставке с мозгами.

Кстати, как услужливо подсказал мне Google, в России сегодня из-за девальвации текущая версия AppleTV стоит дешевле, чем в Штатах, процентов эдак на 15-20. Другой вопрос, кому она теперь нужна, если вышла новая.
tibet

Турчак распорядился удовлетворить нахрен

Александра Горбунова, который, согласно показаниям арестованных киллеров, выступал заказчиком покушения на Олега Кашина, вчера не удалось вытащить из СИЗО, несмотря на все хлопоты Следственного комитета по этому поводу. Калининский райсуд Санкт-Петербурга оставил управляющего семейным холдингом Турчаков под стражей до середины ноября.

В связи с этим конфузом понятна потребность лиц, обеспечивающих информационное сопровождение псковского губернатора Турчака, показать широкой публике, что дела у их начальника окей, и всё идёт по плану, несмотря на некоторые сложности с забалтыванием общеизвестных фактов из криминальной хроники. В советской партийной печати, когда надо было рассказать, что в стране всё хорошо, давали сюжеты об урожаях, надоях и ходе посевной. Когда надо было предъявить народу товарища Брежнева (чьё здоровье внушало в последние годы серьёзные опасения, хоть никто и не догадывался про героин), тоже в основном рассказывали о его хлопотах по реализации продовольственной программы. Ну, и с легендарно молодым Турчаком вчера проделали такой же фокус. Вот такая прекрасная заметка вышла в Газете.Ру:
Заметка о том, что у Турчака всё хорошо
Как видим, всё у губернатора хорошо, и фермеру помог, и гранты раздал, только неурожай хрена слегка волнует псковитян в эти жаркие дни осенней страды, нереста и опороса. Но Турчак всех удовлетворит.

Интересно, это мне одному кажется, что последний пробел в заголовке новости — лишний?