October 5th, 2015

01915

Чудо о трижды спасённом еврейском дедушке

Поразительную историю, очень в духе хрестоматийного стихотворения Маршака, про воскресное наводнение на Лазурном берегу рассказывает сегодняшний Le Parisien.

82-летний французский пенсионер с непроизносимым именем Lebj Pozementier (имя — вероятно, искажённое Лейб, или сокращение от какого-нибудь Леви-Иегуды) за рулём возвращался в воскресенье из прибрежных кварталов Канн к себе домой, на улицу Шекспир в том же городе. Начавшемуся дождю он большого значения не придавал, на Ривьере осенью осадками никого не удивишь. Но в районе вокзала, где город пересечён железнодорожным полотном, дедушка въехал в подземный тоннель — и там его «Рено» оказался в трёхметровой, как сам он рассказывает, толще воды. Машина потеряла управляемость, её подбросило вверх и ударило крышей в свод тоннеля.

— Я закрыл глаза и стал ждать смерти, — вспоминает Поцмантье.

Внезапно он услышал, что кто-то колотит стекло машины сзади и велит ему перебираться на заднее сидение.
Трое молодых французов — две девушки и парень — увидев, как въехавшая в тоннель машина исчезла в воде, бросились за ней следом. Им удалось вытащить водителя из машины и вывести из тоннеля. Потом какие-то местные жители на привокзальном рынке Гамбетта кормили его супом. Позже спасители отвели деда домой (от рынка это 18 минут пешком на север). Ещё через некоторое время эвакуаторы выудили из-под воды его машину.

В строгом соответствии с маршаковским сюжетом, фамилии молодых людей Поцмантье не запомнил. Зато запомнил имена: обеих девушек звали Лаура, а парня — Ромен.

— Надеюсь, — говорит Поцмантье, — что муниципалитет Канн найдёт способ отметить и наградить их героизм.

Удивительная деталь во всей этой истории — биография деда. Потому что это уже третье такое волшебное спасение в его жизни. Во время Второй мировой его — еврейского ребёнка — прятали от нацистов во французских Пиренеях. Второй раз он чудом спасся от смерти во время Алжирской войны. Третье спасение случилось вчера. Кто верит в божественную справедливость — приглашается задуматься, зачем Богу понадобилось в третий раз спасать 82-летнего старика, если после первого спасения он поехал воевать в Алжир, а после второго нанялся шофёром общественного транспорта в Париже.