October 17th, 2015

kid with microchip

За что Apple оштрафовали на 234.000.000 долларов?

Удивительная история: присяжные на этой неделе присудили компанию Apple к выплате компенсации в $234 млн за нарушение патента 1998 года, полученного профессором и тремя выпускниками Висконсинского университета. Иск подала Ассоциация выпускников университета, управляющая правами на изобретения, созданные с 1925 года в его стенах.
A7
В иске Ассоциации утверждалось, что запатентованная технология predictor circuit, позволяющая повысить производительность микрочипов, используется в ябловых процессорах A7, A8 и A8X, установленных на iPhone, начиная с версии 5S, а также на некоторых моделях iPad.

Компания Apple обращалась в американское патентное ведомство с предложением отозвать выданное истцу авторское свидетельство, ссылаясь на т.н. prior art, то есть существование более ранних и уже истекших патентов, касающихся технологии predictor circuit. Одновременно корпорация пыталась зарегистрировать в патентном ведомстве своё собственное изобретение по этой теме. Обе попытки были неуспешны. Истца представители Apple уведомили, что любые переговоры со сторонними организациями о лицензировании их изобретений противоречат корпоративной политике.

Хотя истец просил суд присудить ему 400 миллионов долларов компенсации, а получил лишь 234, для американской патентной практики сумма штрафа является аномально высокой. По данным статистического исследования Прайсов, средняя компенсация, присуждаемая судами по патентным делам в США, составляет $4,3 млн. В случаях, когда истцом выступает т.н. «непрактикующая организация» (то есть структура, которая патенты лишь столбит, но сама не запускает их в производство) средняя сумма компенсации выше — порядка $22 млн.

Есть основания опасаться, что окончательная точка в судебной тяжбе ещё не поставлена, потому что истец пока не располагает точными сведениями о том, в каких ещё микросхемах Apple могла быть использована его технология. Не исключено, что по мере выяснения этого вопроса появятся новые иски по поводу других устройств.

Мне в этой истории непонятно одно. Допустим, Apple не лицензирует чужих изобретений, чтобы враг не догадался, какие устройства корпорация планирует выпускать в будущем. Но iPhone 5S с процессором Apple A7 появился на рынке в сентябре 2013 года, так что назвать его сверхсекретной разработкой на момент подачи иска не повернётся язык. Что мешало пойти на внесудебное урегулирование и оплатить лицензию, избежав огласки и полуторагодичной судебной тяжбы? Корпорация Intel, с которой висконсинские выпускники судились в 2008 году по поводу этого же самого патента, именно так и поступила, согласившись на 110 миллионов отступных. Хотя изначально адвокаты Intel заявляли в суде, что висконсинское исследование 1998 года профинансировано двумя грантами их клиента, а также что в основе патента выпускников лежит знакомство с более ранней совместной разработкой Интела и правительства США. Озвучив оба этих аргумента в суде, Интел в итоге отказался от продолжения процесса и подписал мировую — в том же самом суде, где впоследствии проиграла дело корпорация Apple.

Занимает меня в этой истории не психология ответчиков, а сугубо технический аспект. Ни в одном из материалов, посвящённых этому процессу в компьютерной прессе (включая пёстрый ворох сегодняшних публикаций, авторы которых знакомы с решением суда) я не встретил однозначной констатации, что это было: успешный патентный троллинг профессиональных сутяг, или восстановленная справедливость. Что компания Apple нарушила патент и должна уплатить штраф — всего лишь решение присяжных, которых вряд ли отбирали в жюри по признаку высокой технической грамотности. Очевидно, для присяжных, рассматривавших дело в городе Мэдисон, штат Висконсин, родной университет как-то ближе и родней коммерсантов с Западного побережья, присвоивших труд простых учёных, заработав в процессе миллиарды. Трудно себе представить, чтобы Apple не принимала в расчёт этих простых соображений. Если корпорация всё же полезла в это судилище и дошла до конца — вероятно, у неё были какие-то серьёзные основания считать, что патент действительно в чём-то несостоятелен. Как известно, американское патентное бюро не отвечает за экспертизу правомочности присылаемых заявок. При желании там можно зарегистрировать и авторское свидетельство на технологию чесания в затылке. Просто впоследствии, когда на основании такого патента его держатель надумает судиться с каждым, кто чешет голову, то адвокаты ответчика используют защиту prior art, доказав отсутствие уникальности и оригинальности в зарегистрированном авторском свидетельстве. Ровно эту защиту Apple и использовала — как видим, с плохим для себя результатом.

В связи с чем у меня вопрос к владеющим темой. Вот этот самый патент номер 5.781.752, уже обошедшийся к этой минуте в 110 миллионов Интелу и в 234 миллиона Яблу. Можно ли на глазок оценить его уникальность, оригинальность и состоятельность?
01915

Мифы и легенды о российской благотворительности

На каждого человека, активно занимающегося благотворительностью, в России приходится пятеро таких, которые сами никогда не пробовали, зато они очень много могут про это рассказать с учёным видом знатока. А если могут — то непременно и расскажут. В результате под каждым моим постом про благотворительность я читаю ворох таких феерических небылиц и вздора, что дух захватывает. Конечно, всех заблуждений мне в одном посте не развеять, но хочется прокомментировать несколько особенно нажористых глупостей, которые приходится слышать чаще всего.
Притча о Добром Самаритянине
Collapse )