October 19th, 2015

hands

Британка подарила миллион

Британская библиотека оцифровала и выложила на своём аккаунте во flickr больше миллиона книжных иллюстраций XVII, XVIII и XIX веков. Копирайт на все эти изображения, к счастью, давно истёк, так что скачиванию доступны не только рисунки, но и сами книги — в форматах PDF и оцифрованного текста. За отдельные деньги можно заказать скан любой страницы в максимально доступном разрешении.
Songs for Little People. With illustrations by H. Stratton
Из-за большого веса и числа картинок, а также из-за особенностей фликровой вёрстки грузятся иллюстрации довольно туго и неспешно. Но там в любом случае собрание на очень много часов, дней и лет разглядывания. Фантастический подарок всем любителям книг, а особенно — родителям детей, изучающих английский язык.
01915

Вопрос на засыпку: охраняется ли Кремль?

Удивительнейшую историю про Большой Москворецкий мост раскопал Дмитрий Гудков.
Оказывается, территория моста, соединяющего Кремль с Балчугом, находится вне зоны наблюдения и охраны со стороны ФСО.
По крайней мере, так сказано в официальном ответе ведомства на запрос видеосъёмок с места убийства Немцова.
Камеры Федеральной службы охраны смотрят на Кремль и не фиксируют происходящего за его пределами, объяснили представители ФСО адвокату, представляющему семью Немцова.

И вот куда тут сунешься с бритвой Хэнлона?!
С одной стороны, в голове не укладывается, что любой желающий может выехать на мост у Василия Блаженного и шмальнуть по Кремлю из гранатомёта (как мы помним по недавним событиям, военторги забиты подобным добром).
Силён соблазн поверить, что ФСО просто врёт семье Немцова — чтобы, например, не светить периметр своей наружки, или ещё по каким-то своим мотивам.

С другой стороны, жить в России и не допускать существования бардака в работе строго засекреченной, то есть не поддающейся внешнему аудиту силовой структуры — тоже как-то запредельно наивно.
А если ещё вспомнить, как младший лейтенант Ильин, действуя в одиночку, расстрелял в 1969 году кортеж Леонида Ильича, то уж и вовсе легко поверить, что там может быть не всё в порядке с охраной.
01915

Спасибо за тренажёр

Три дня назад назад я писал тут про Анатолия.
Которому я пообещал, что мы с вами быстро и без усилия соберём ему 30.000 рублей на рекомендованный врачами эллиптический тренажёр.

Честно говоря, я думал, что мы эти деньги соберём за пару часов, и в этом я ошибся.
С другой стороны, знание некоторых принципов... — и далее по Гельвецию.
Так что ошибся я не критично.
31.050 рублей мы к этой минуте уже собрали, из них 6100 дал я, остальное — читатели.
Как ни удивительно (с учётом прошлых опытов), примерно 3000 прислали читатели ЖЖ за три дня, и 22.000 — подписчики Фейсбука за три часа. Удивительная и непривычная динамика.
Спасибо всем, кто принял участие. Надеюсь, тренажёр сослужит владельцу хорошую службу.

В эти три дня я переписывался с Анатолием, и открыл для себя его ЖЖ.
Чтение, конечно, невесёлое, но весьма поучительное.

Сколько ни занимайся чужими медицинскими проблемами, сколько ни зубри азбуку человеческого страдания, а всё равно мы с вами, физически здоровые люди, не в состоянии до конца понять этот мир, существующий рядом с нами. Там вообще всё по-другому, начиная с пробуждения по утрам. Мы просыпаемся и бодро спрашиваем себя «Что я хочу сегодня сделать?». А они с тревогой спрашивают, прислушиваясь к своему организму: «Что я сегодня могу?». И они умеют ценить это сужающееся от недели к неделе окно своих возможностей так, как мы не ценим роскошь собственного здоровья.

При этом они, как правило, не хотят, чтоб мы их жалели. Наша помощь им иногда пригождается, а жалость — никогда. И не потому, что жалость может быть унизительна — это пустопорожний стереотип. Жалость к человеку с ограниченными возможностями — чувство совершенно естественное. Просто его незачем каждый раз выражать и обсуждать: страданию ближнего мы этим никак не поможем, а по любому поводу напоминать ему о его болезни и нашем здоровье не нужно ни ему, ни нам. Если он сам захочет нам на своё состояние пожаловаться, что-то объяснить или попросить о помощи — это его право и его выбор. Если не захочет — тоже его право. Очень важно помнить: за вычетом редких счастливцев, умирающих во сне или гибнущих в катастрофе, у всех здоровых людей впереди — те или иные формы немощи, болезнь и смерть. Если с кем-то это случилось уже сейчас, а с нами — ещё нет, то это, быть может, повод нам чему-то у этих людей поучиться. Тому, как они преодолевают свой недуг, как рассчитывают свои ограниченные возможности, как умеют быть благодарны за помощь и понимание окружающих.

Все знают, что занятие благотворительностью не меньше нужно самому жертвователю, чем получателям его помощи. Сознание того, что ты сделал хорошее дело, что день твой прошёл не зря — это очень важное и полезное чувство, добавляющее душевного комфорта. Но иногда стоит задуматься и о том, что когда-то эти люди, быть может, были здоровей и сильней тебя. А то, что происходит с ними сегодня — может завтра ждать любого из нас. Думать об этом, конечно, неприятно, и подготовиться к этому толком нельзя, но всё же лучше правильно осознавать свои перспективы.