October 20th, 2015

01915

Скоро ли в Штатах запретят квадрокоптеры

Американский Минтранс объявил в понедельник о предстоящем введении обязательной госрегистрации беспилотных управляемых аппаратов, численность которых в США за один только последний год удвоилась. Комиссия профильных экспертов, представляющих несколько заинтересованных групп — в том числе и пилотов, и производителей дронов, и транспортных чиновников — должна представить свои рекомендации по этому поводу к 20 ноября. Очевидно, процедура регистрации не предполагается запретительно сложной, но она призвана подсказать владельцам этих устройств простую мысль о возможной ответственности за неудачные последствия их эксплуатации.

Честно вам сказать, я никогда в жизни не задумывался о приобретении квадрокоптера именно потому, что во всех отчётах моих френдов об их вождении постоянно натыкаюсь на рассказы о различных неполадках и сбоях при управлении этими устройствами: то связь забарахлила, то ветром унесло... Неуютной мысли о том, что мой собственный дрон, потеряв по какой-то причине управляемость, может сверзиться с большой высоты кому-нибудь на голову, для меня достаточно, чтобы не рассматривать всерьёз перспективу покупки такой игрушки. Прекрасно понимаю своих друзей, блоггеров и/или фотографов, которые благодаря этой технике наснимали уже огромную кучу захватывающих панорам и пейзажей. Но сам я лучше чьи-нибудь чужие снимки посмотрю, чем так заморачиваться. Благо в узкой группе френдов, которую я постоянно читаю в ЖЖ, снимки с квадрокоптеров публикуют человек 6.

Как эти устройства могут регистрироваться и учитываться, мне в принципе понятно. Для создания национального реестра и введения в него уникальных идентификаторов всех продаваемых устройств никаких специальных хитростей не требуется. Но довольно очевидно, что за госрегистрацией последует введение разными странами строгих правил для их полётов, а там, глядишь, и экзамены введут на знание этих правил. Причём подстёгиваться эти процессы будут всё новыми историями о несчастных случаях с участием дронов.

Собственно, правила эти уже готовятся: американское Федеральное управление авиации опубликовало свои предложения ещё в феврале. Там нет требования об обязательном получении прав на пилотирование, но уже сказано, что человек, управляющий дроном, обязан поддерживать со своим устройством постоянный визуальный контакт. А это заранее отсекает многие способы использования беспилотников, вроде доставки пиццы или сим-карт, о которых на заре этой отрасли было столько разговоров. Также в правилах FAA высота полётов ограничивается отметкой в 150 метров — и эта норма тоже отсекает некоторые виды использования беспилотников — например, для дистанционного осмотра инженерами-эксплуатационщиками небоскрёбов или высоких мостов.

Хотя любители квадрокоптеров в США критикуют подобные строгости, довольно скоро этих регуляций может оказаться недостаточно. Вполне допускаю, что в определённый момент, когда в небе над нашими головами скопится критическая масса таких устройств, как в «Пятом элементе», и самой частой аварией станут столкновения между ними в воздухе, законодатели вообще могут задуматься об ограничении любых полётов в городской зоне — или о маркировке специальных участков, где дозволяются их запуски. Тут уж любителям и производителям дронов придётся совсем туго. Но такие истории, как инцидент с пьяным сотрудником Минобороны США, который в начале этого года разбил свой Phantom прямо на лужайке Белого дома, наводят на мысль, что рано или поздно подобный запрет может прийти в голову и законодателям, и силовикам, и чиновникам регулирующих ведомств. Особенно в США, где, помимо всех прочих проблем с дронами, отдельную озабоченность публики вызывают угрозы их использования для вторжения в частную жизнь граждан, слежки и незаконного проникновения в жилища. Тут вообще юридический ящик Пандоры: может ли владелец загородного дома или земельного участка распоряжаться небом над этим участком? А если да, то до какой высоты? Может ли владелец квартиры требовать, чтобы дрон не пялился ему в окна спальни? И к кому он должен эти требования предъявлять?
lentadlo

Чрезвычайный посол, полномочный посол, пряный посол и посол нах

Люблю такие случаи — когда какой-нибудь анекдот из детства вдруг становится былью, и рассказывается на полном серьёзе, скажем, в выпуске новостей.

Например, на заре кооперативного движения (но за пару лет до отмены выездных виз для граждан СССР) был такой анекдот:
Кооператив «Воля» возьмёт в аренду один метр государственной границы СССР

Спустя 10 лет я прилетел в Шереметьево-2 и обнаружил, что Б.А. Березовский сделал там буквально это: оборудовал коммерческий зал вылета, с полностью отдельной таможней, погранслужбой и предполётным досмотром. То есть буквально взял в аренду участок государственной границы шириной примерно в один метр. Там даже пограничник ставил выездные штампы без доступа к компьютеру. Впрочем, уже к 2001 году Березовский уехал, а компьютер, наоборот, подключили, и вся лафа закончилась.

А самый свежий такой случай был буквально вчера.
Исходный анекдот звучал так:
Леонид Ильич Брежнев принял французского посла за швейцарского и имел с ним долгую, продолжительную беседу.

Ровно в такой маразм ударился вчера МИД РФ, только вместо продолжительной беседы послу Франции заявили протест по поводу присутствия у швейцарской границы швейцарского же военного самолёта. «Было подчеркнуто, что подобные действия Парижа подрывают возможность использования Франции в качестве места проведения многосторонних встреч и переговоров», — рассказали об этой дивной встрече в официальном сообщении на сайте МИД РФ.

Не знаю, было ли французскому послу так же смешно, как мне, когда из МИДа пришли разъяснения, и страница с угрозами в адрес Парижа спешно исчезла с сайта ведомства.

Сегодня ждём таких же угроз в адрес Швейцарии. Вдруг хоть там испугаются, что Валентина Ивановна больше не приедет к ним на переговоры.
inversia1eye

Странная история про смертную казнь

С 1999 года в американском штате Огайо казнено 53 осуждённых.

На сегодняшний день в тюрьмах этого штата дожидаются казни 145 человек. Среди них — например, 60-летний Энтони Апанович, смертный приговор которому был вынесен больше 30 лет назад — по обвинению в убийстве и изнасиловании молодой женщины, в доме которой он до этого некоторое время проработал маляром. В феврале нынешнего года местный апелляционный суд внезапно отменил его приговор, основываясь на аргументах защиты о том, что улики, предъявленные прокуратурой в 1984 году, были впоследствии поставлены под сомнение на основании анализа ДНК. Судья даже распорядился выпустить Апановича из тюрьмы под залог в 100.000 долларов, в ожидании нового суда, но это решение прокуратура успешно обжаловала, и Апанович продолжает сидеть.

Или Дженезиз Хилл, который, поссорившись со своей девушкой по поводу алиментов в 1991 году, ночью выкрал у неё из дома их общую шестимесячную дочь, убил её, а тело выкинул в мусорный бак позади дома. Хилл тоже обжалует свой приговор — но не потому, что заявляет о невиновности, а потому, что просит признать его умственно отсталым и не казнить. В том же штате дожидается казни пакистанец Наваз Ахмед, который в 1999 году убил свою жену, её отца, сестру и двухлетнюю дочь, перерезав всем им горло. В его апелляциях сказано, что в момент убийства он испытывал головокружение и был дезориентирован. Суд с этим объяснением не согласился, зато в 2013 году Управление наказаний штата оплатило 57-летнему смертнику операцию на открытом сердце, стоимостью порядка 100.000 долларов.

Если до последнего времени единственным способом остаться в живых для всех этих парней была подача бесконечных апелляций (Апановичу один раз перенесли смертельную инъекцию за 5 суток до даты назначенной казни), то теперь вообще неизвестно стало, когда кого-либо из них смогли бы казнить. Потому что в аптеках штата Огайо закончились препараты для смертельных инъекций, а европейские фармкомпании, которые их раньше поставляли, из гуманных соображений отказываются теперь зарабатывать на таких поставках. Управление наказаний штата Огайо попыталось заняться импортозамещением — для последней проведённой там казни в январе 2014 года использовалась смесь седативного препарата мидазолам и обезболивающего средства гидроморфон, но на свидетелей этот эксперимент произвёл тягостное впечатление: осуждённый насильник и убийца беременной женщины умирал 25 минут, из которых 15 минут он очень страдал. Так что новаторской смесью больше решили не пользоваться, и вернуться к старым проверенным средствам, вроде пентобарбитала и тиопентала натрия. Однако в аптеках их нет, и до 2017 года не предвидится. В поисках замены власти Огайо приняли даже специальный закон, по которому состав смертельной инъекции подлежит засекречиванию, чтобы фармкомпании могли продавать штату препараты, не догадываясь, для каких нужд они закупаются. Но на этот закон, естественно, тут же посыпались судебные апелляции от всех осуждённых.

Всё-таки поразительная страна Америка. Уже в 1959 в научном журнале, посвящённом уголовному праву, доктор Джек Кеворкян внёс свои экспертные предложения по эвтаназии осуждённых именно к смертной казни. Он этой темой занялся ещё раньше, чем эвтаназией неизлечимо больных. И всю свою долгую медицинскую карьеру (продлившуюся с тех пор 40 лет) он посвятил в той или иной форме борьбе за право людей уходить из жизни добровольно и безболезненно. Его за это четырежды судили в одних только 1990-х, но осудить так ни разу не смогли, потому что во всех 130 случаях эвтаназии, которую он выполнял, смертельная инъекция или подача газа в маску осуществлялась нажатием кнопки, которое выполнял сам пациент. Так что технически смерть больных была следствием их собственных добровольных и осознанных действий.

Пройдя через четыре суда, Кеворкян убедился, что скамья подсудимых — лучшая трибуна, которую он может получить в США. Поэтому дальше он уже сам форсировал события, передав телекомпании CBS видеоролик, на котором он, а не пациент, выполняет смертельную инъекцию. Тут уж руки у американской Фемиды оказались развязаны, 71-летнего доктора взялись судить в пятый раз, и за убийство второй степени впаяли ему от 10 до 25 лет тюрьмы. Из которых он отбыл за решёткой больше восьми, и был отпущен по УДО. Через пару лет после освобождения он стал героем художественного телефильма режиссёра Барри Левинсона «Вы не знаете Джека», где его роль сыграл Аль Пачино.

Деятельность доктора Кеворкяна разными американскими медицинскими, юридическими и религиозными авторитетами оценивается неоднозначно. Но, например, судья Томас Джексон, председательствовавший на первом суде над Кеворкяном в 1994 году, так оценил опыт его уголовного преследования: «Это дело было заведено на основании скверно написанного лично против него закона, но я постарался, чтобы в суде оно было честно рассмотрено».

Я не хочу тут вдаваться в полемику по поводу допустимости эвтаназии и/или смертной казни, но об одном странно было б не сказать. Весь штат Огайо, а также Арканзас и Оклахома, со всеми их ресурсами и бюджетами, с их казёнными медиками и фармацевтами, на протяжении многих лет оказываются не в состоянии решить одну единственную задачу — гуманной отправки в лучший мир людей, которых и судебная, и исполнительная власть однозначно постановила туда отправить. А доктор Кеворкян такую же задачу успешно решал — не юридически, а именно с точки зрения гуманности процесса, и охотно этим опытом делился. Вместо того, чтобы у него поучиться, власти затаскали его по судам и много лет гноили в тюрьме.

Я к тому, что любое государство, сколь угодно продвинутое и компьютеризованное, — это всё-таки прежде всего очень тупая сила подавления. И очевидная тупость его косных процедур, защиту которых всегда можно списать на высшие соображения безопасности или морали — пожалуй, главное свойство государственной машины. Даже независимо от того, ведёт ли она свою родословную от Батыя, или от просветителей XVIII века.
всюду жизнь

За что травят Олега Навального

Прекрасный текст Олега Навального в The New Times — о жизни на образцово-показательной зоне в Орловской области — привёл автора в штрафной изолятор на 15 суток. Алексей Навальный недоумевает: колонка вышла довольно безобидной, пишет он. Почему такая реакция?

Увы, объяснение — на поверхности.
Именно то их и взбесило, что текст лёгкий, веселый, абсолютно беззлобный, без проклятий и призывания кар на головы палачей и сатрапов. К жёсткой риторике подобного рода они давно привыкли, им её легко не замечать, потому что она сама себя девальвирует — несоответствием между весом угроз и скромными возможностями угрожающего.

А вот такой разговор, убийственная и публичная насмешка, от человека, которого они предполагали сломить, запугать, заставить каяться или просто молча забиться под шконку, — это выдерживать превыше их сил. Ответить на такое оскорбление они могут лишь одним способом: ещё сильней давить, травить, запугивать, запихнуть в холодный карцер, отобрать линзы, лишить свиданий, перевести на усиленный режим содержания, не пускать адвоката... Других аргументов в их арсенале нет. Не могут же они апеллировать к сознательности человека, который сидит на зоне безо всякой вины, просто за то, что его брата зовут Алексей Навальный? Как они могут заставить его раскаиваться? И в чём? В том, что он три года по коммерческому контракту грузы из Ярославля доставлял? Или в том, что его брат много лишнего написал про шубохранилища и другие закрома Родины?!

Смеха они боятся. Так и запишем.
smi.ru drawing

Мои поздравления Медузе

Медузе сегодня исполняется год.

Всем, кто её делает, хочется 365 раз сказать за этот год спасибо.

Издание, которое нельзя закрыть по звонку из Кремля, запретить за экстремизм или принудить к смене руководства по какому-нибудь новому дурному закону, — история на нашем сегодняшнем рынке и так достаточно уникальная. А если это издание ещё и качественное, и не ангажированное, и не провинциальное — то это вообще фейерверк. Но понятно, что там, где нет политических проблем — есть обычно какие-нибудь другие. Например, коммерческие: как отбивать валютные затраты при рублёвом рекламном рынке, к тому же падающем?! Или аудиторные: публика, уставшая от жутких новостей и страшно довольная возможности поменьше за ними следить, как только поостыло украинское пекло... Со всеми такими сложностями тоже нужно как-то справляться. И ребята, как видим, справляются. Теми же способами, как любое молодое и динамичное интернет-издание: непрерывно выдумывая новые форматы, новые способы приучать читателя к интересностям, полезностям, красивостям и способам доставки (а рекламодателя — к умным спецпроектам, далеко опережающим возможности традиционной медийки).

Давно на нашем рынке не случалось такого живого, динамичного и бодрого издания.

Дарите нам дальше эту радость.
И ещё раз — спасибо вам.