October 21st, 2015

01915

21 октября 2015 года: ни слова о «Будущем-2»

Хотите верьте, а хотите — нет, но я не смотрел «Назад в будущее-2».
Просто в своё время, в 1989, когда фильм вышел, у меня было много других забот, кроме того, чтобы следить за новинками американского кинорынка. Посмотреть этот фильм позже по телевизору я не мог, потому что у меня никогда не было телевизора. Ну, и в итоге никто мне так и не рассказал, почему этот фильм надо смотреть. Так что увы.

Поэтому вы сегодня ничего не прочтёте в этом ЖЖ про правильность и неправильность догадок сценариста Боба Гейла относительно 21 октября 2015 года. Слава Богу, сегодня в блогах и соцсетях этим разборам не предаётся только совсем ленивый, или отсталый, вроде меня.

Но раз уж я об этой дате вспомнил (а попробуй не вспомнить, когда все ленты ею засраны, включая ленты CNN, BBC и Wired), то напишу то, о чём все сегодня наверняка забудут. У того же Боба Гейла есть прекрасный фильм 2002 года, который полностью называется Interstate 60: Episodes of The Road (в русском недопрокате — Трасса 60) и это реально изумительная, добрая, смешная, странная фэнтези, о которой очень мало кто слышал, а зря, потому что это без малого 2 часа чистого удовольствия. Поскольку там есть немножко секса, насилия, наркотиков и очень много мата, не рискну рекомендовать её для семейного просмотра. Но всем поклонникам «Млечного пути» Бунюэля и «Рассказов» Сегала я эту картину настоятельно рекомендую. А если Вы и этих двух фильмов не видели — now is the fucking time, как говаривал доктор Ватсон в его бытность японской принцессой.
dead cash

Таможня хочет стать второй налоговой службой. Почему у неё не получится

«Российская газета», устами чиновника таможни, сообщает сегодня о новой инициативе властей по контролю за имуществом граждан. В законодательство предложено ввести пункт, по которому любую «крупную сумму», пересекающую границы РФ в ту или иную сторону, гражданам предложено будет не только декларировать, но и документально объяснять.

Какая сумма для нужд этой реформы будет объявлена «крупной», пока что решения нет. Навскидку называется цифра в $10.000, потому что таков сейчас порог суммы для обязательного таможенного декларирования, но это всего лишь случайная догадка. Каков должен быть алгоритм «объяснения» — тоже не ясно. Допустим, скажет человек, что он эти деньги выручил, продав ценную вещицу. И представит белый, нотаризованный договор купли/продажи на своё имя. Или, хуже того, он скажет, что это коммерческий займ, который он получил на личные нужды — и представит ссудный договор. Что должно случиться дальше? Его спокойно пропустят, но возьмут на карандаш? Или у него изымут деньги и потребуют новых бумажек (например, по уплате налогов и пошлин с полученного дохода)? Или прямо в аэропорту таможня научится проверять подлинность предоставляемых документов? Звонить в кредитное учреждение, и голосом спрашивать, давали ли они такому-то займ, и с какой целью?

Немало вопросов — но их неизбежно порождает любая инициатива, когда силовой структуре присваиваются новые, непривычные и ранее не свойственные ей функции. Иногда решить эти вопросы на практике оказывается много сложней, чем внести и утвердить любой законопроект. Как, например, приняли закон, по которому ФМС обязана проверять у граждан России все их иные гражданства и долгосрочные визы. Прописали крупные денежные штрафы и даже уголовную статью с тюремным сроком для граждан, «уклоняющихся» от этого контроля. Ещё в марте 2014 года Вы могли прочитать в этом ЖЖ, чёрным по белому:

Я не думаю, что новый закон будет как-то работать.

С тех пор прошло 20 месяцев. И он-таки не работает. Какие-то люди (процентов 10%) с перепугу прислали в августе 2014 рукописные уведомления, которые с тех пор пылятся в мешках в подвалах районных УФМС, и разобрать их некому. А 31 декабря 2014, через 4 месяца после вступления закона в силу, Путин вынужден был даже подписать отдельные поправки, приостановившие действие 142-ФЗ для основной массы тех людей, которых он затрагивал: для граждан и российских резидентов всех стран, куда россияне ездят без визы. А мог бы, кстати, и не подписывать: если ФМС уже в марте 2014 года, ещё до обвала рубля и цен на нефть, не имела технической возможности принимать и обрабатывать все эти самодоносы — то уж когда там начался массовый разгон сотрудников из-за финансового кризиса, стало совсем уж не о чем говорить.

С идеей о придании Федеральной таможне функций контроля за имуществом физлиц предвижу очень похожую петрушку. Тем не менее, счёл уместным обратить внимание читателя на эту неактуальную новацию, потому что есть в ней один нюанс, важный чисто в юридическом и конституционном смысле. Совершенно независимо от того, захочет ли когда-нибудь таможенник сунуть нос в вашу или мою декларацию о доходах.

Помните инициативу Навального о ратификации 20-й статьи Конвенции ООН — против незаконного обогащения госчиновников? Она без труда собрала 100.000 подписей на сайте РОИ, от зарегистрированных пользователей портала госуслуг, став одним из популярнейших законопроектов во всей истории этого потёмкинского института народовластия. А помните, с какими формулировками правительство её потом хоронило? «Презумпция невиновности», видите ли, мешает проверять чиновников, состояние которых на несколько порядков превышает их же задекларированный доход. Если у чиновника, официально получающего 1000 долларов в месяц, в кармане вдруг обнаружился миллион или миллиард — это не повод задавать ему лишние вопросы. Конституция РФ, понимаете ли, запрещает. Её сорок девятая, блядь, статья. А также статья 14 УПК РФ и статья 1.5 КоАП РФ.

Аргументы, прямо сказать, весомые. И хочется тут же спросить: а почему ж никто не вспомнил о всех этих прекрасных статьях, когда речь зашла об обычных гражданах РФ, пересекающих границы нашей великой Родины? Где-то в Конституции, УПК или КоАП есть ли такая норма, при которой их положения избирательно распространяются на одни социальные группы и не распространяются на другие?

Статью противоположного толка я вам сразу же напомню, безо всякого труда. Она фигурирует в действующей Конституции РФ за номером 19, и гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от имущественного и должностного положения. То есть там прямо исключается ситуация, когда обычного гражданина можно заставить отчитываться, а чиновника нужно от такой проверки освободить со ссылкой на «презумпцию».

В рамках конституционного поля вариантов тут ровно два. Либо поправить Основной закон так, чтобы исключительные права человека закреплялись за отдельными категориями госслужащих (например, при условии, что они исправно заносят наверх и делятся с начальством). Либо, раз уж вы не считаете проверки имущества нарушением 49-й, то ратифицировать уже, наконец, Конвенцию ООН о борьбе с коррупцией. И перестать использовать Конституцию как фиговый листок для прикрытия срама самых вороватых сограждан.