October 31st, 2015

0marcius

Вот и лето прошло

На современном ирландском языке (он же An Ghaeilge) начинающийся завтра месяц ноябрь называется Samhain. Что, в принципе, лишнее знание для читающих эти строки, поскольку даже сами ирландцы знают этот язык редко, мало и плохо.

Но вот перевод слова Samhain на русский язык — доставляет.
Это слово означает «конец лета».
Ноябрь — конец лета, Карл.
Эх.
NokiaE61

Лёгкий способ угробить новый HTC Desire

Давно и не нами замечено, что женское очарование — помеха нормальному функционированию мужских мозгов.
Давеча полюбил я прекрасную продавщицу из «МегаФона» на Бауманской, и принял от неё добрый совет купить себе HTC Desire 626G — по её мнению это была лучшая модель Андроида, представленная в том магазине (за неимением там вообще какого-либо LG).

Купил я эту трубку, конечно же, не в «МегаФоне», а в Интернете. Не потому, что пожидился (хоть и не без того), а потому, что уважаю общемировой принцип, по которому мобильные операторы должны в своих фирменных салонах продавать телефоны клиентам дешевле, чем они стоят в магазине производителя. А в России происходит всё с точностью до наоборот: за устройство, которое на рынке стоит 12.700, оператор зачем-то требует 14.990. Я совершенно не понимаю этой бизнес-логики, и категорически не готов поддерживать её рублём, при всей большой любви к «МегаФону».

Так вот, купил я себе эту самую трубку, и принялся снимать с неё заднюю панель, чтобы вставить сим-карту и MicroSD. Не тут-то было. Задняя панель у этой замечательной модели зафиксирована к корпусу, и съёму подлежит только в лабораторных условиях. А чтоб потребителю неповадно было её отдирать, она ещё и клеем прикреплена к батарейке. Которая, в свою очередь, тоже не является съёмной и заменной — при попытке её снять, из корпуса телефона с мясом выдираются проволочные контакты... Честно говоря, никогда в жизни не слышал, что под управлением Android существуют такие модели, взявшие всё худшее от компании Apple, и добавившие ещё плюшек от себя.

Пишу этот пост не для того, чтобы пожаловаться на гадких синдяньских тайваньцев (не удивлюсь, если название HTC так и расшифровывается), а просто подумалось, что при нынешнем обилии этих трубок на рынке я не был первым, и не буду последним человеком, которому ремонтировать HTC Desire довелось раньше, чем вставлять в него сим-карту. Так что просто предупреждаю: разъёмы для двух наносимов и одной микроСД находятся у этой трубки под резиновой заглушкой, слева от фронтальной камеры. Там их и нужно искать.
0solovyevorel

Экстремизм Чебурашки

Продолжение позавчерашней истории с поисками экстремизма в московских библиотеках.
На сей раз речь идёт о Первой научно-популярной библиотеке, созданной на базе Центральной детской библиотеки №14.
Тут, к счастью, никого пока не требуют арестовать, судить и посадить.
А просто сперва рассылают из Минюста по библиотекам бумажный список запрещённой литературы на 160 страницах, потом ещё дополнительно звонят и требуют убрать какие-то книги, которых в том списке не значилось.
Подчинился — завтра снова позвонят.
Не подчинился — экстремист, суши сухари.

Рассуждать тут о цензуре, свободе слова, борьбе с инакомыслием — не повернётся язык.
Потому что в основе эпопеи — непроходимая, фееричная тупость системы.
Которая сперва сама себе понапридумывала правил, а потом сама же неспособна им следовать.

Абсолютно во всех запретительных нормах, принятых за последние 13 лет, — одна общая черта: явная, очевидная бессмысленность каждого отдельно взятого действия.
Все тексты, запрещённые за экстремизм со дня создания Федерального списка, поныне находятся в свободном и открытом доступе. Исключение составляют только те материалы и адреса в Интернете, которых изначально не существовало — как не существовало в природе того видеоролика «Россия для русских», из-за которого судья в Комсомольске-на-Амуре запретила в России экстремистский ресурс YouTube (а также Библиотеку Мошкова, Zhurnal.Ru и злополучный web.archive.org, корень всего мирового зла). Просто не было такого ролика — ни по адресу, указанному в решении суда, ни по любому другому адресу. Что-то напутали в районной прокуратуре, когда методом copy/paste лепили новый иск из прошлогодней болванки, и предметом рассмотрения стал несуществующий «экстремистский материал». Но отправлению правосудия эта ошибка прокуроров никак не помешала. В стране, где судьи соглашаются с прокурорами в 99,52% случаев, невозможно представить себе такую Чебурашку или Бхагавад-Гиту, в которой райсуд не мог бы увидеть экстремизм.

Теперешняя хрень с библиотеками — ещё одна нелепица такого же рода. Сперва придумали адски сложный многоходовый механизм, по которому материалы признаются экстремистскими (через вступившие в силу приговоры райсудов и Федсписок), а потом сами же на него положили с прибором. И ладно бы в первый раз. Ленте.Ру в марте 2014 года вынесли предупреждение Роскомнадзора за гиперссылку на некое «экстремистское» интервью — не за публикацию интервью, а только за ссылку на внешний источник — и при этом, спустя полтора года, это самое интервью ни в каких списках запрещённых в России материалов не значится. Соблюдать процедуры товарищам лениво, менять — тоже лениво. На выходе имеем практику правоприменения «от балды». То есть никто принципиально не может знать, в какой день и каких собак на него захотят повесить.
istanbul

На окраине Ада: репортаж про Сирию

В «Медузе» — поразительный репортаж Даниила Туровского «Окраина ада» — о жизни в турецких районах, пограничных с сирийскими территориями под контролем разных группировок боевиков (в основном — Исламского государства).

Журналист побывал в Газиантепе, Килисе, Каркамыше, на окраине сирийского Джераблуса, захваченного ИГ в январе 2014 года, встречался с беженцами и джихадистами, изучал их быт и планы на жизнь — а в итоге написал, без преувеличения, один из лучших репортажей на эту тему, какой мне только доводилось читать. Хотя читать про Сирию в последние месяцы приходится, увы, много больше, чем хотелось бы.

Туровский (вместе с Ильёй Азаром, Андреем Козенко и Светланой Рейтер) принадлежит к той редкой ныне породе упёртых репортёров, которые, даже если и занимают какую-то позицию по отношению к описываемым войнам и конфликтам, не испытывают никакой потребности её изложить или разъяснить читателю — ни словом, ни намёком. А хотят просто дать нам столько фактуры про увиденное и услышанное, сколько они за время поездки успели собрать. Поработать нашими глазами и ушами в том районе, куда сами мы добраться не рискнём. В государственных и государственнических СМИ подобные репортажи — вообще харам: объяснял же Мацкявичюс, что у них там 1942 год на дворе, информационная война против зрителя и читателя по заветам Йозефа Пауля Геббельса. Но и в той прессе, которую мы полагаем свободной, независимой, коммерческой, оппозиционной, в последние годы таких репортажей всё меньше. Отчасти из-за того, что журналистам свободного жанра интересно говорить на темы, по которым у них уже сформировались твёрдые и однозначные убеждения — а в этом случае, сколько ни пытайся себя принудить к внешнему нейтралитету, сам по себе выбор темы, собеседников и фактов работает на исходную установку автора. А отчасти — из-за тренда вполне коммерческого. Основными заказчиками длинных репортажей сегодня являются не новостные СМИ, а глянцы, которые отродясь не видели своей задачи в том, чтобы вывалить на читателя ворох сухих фактов для самостоятельного анализа и оценки. Их миссия — развлекать, и тут ангажированность репортажа становится его очевидным достоинством. Потому что после прочтения читатель остаётся не с ворохом разрозненных фактов и точек зрения, а с однозначным оценочным выводом, который он может взять на вооружение, чтобы затем сверкнуть эрудицией в разговоре с друзьями и сослуживцами. Я в данном случае говорю не про российский тренд, а про общемировой, охвативший в последние десятилетия как журналы американского Конде-Наста, так и инфлайтовые издания самых бюджетных иностранных авиакомпаний, типа EasyJet или RyanAir. Всюду главреды требуют от репортёров, чтобы было поучительно, назидательно, и чтобы вывод укладывался в однозначную формулу: «надо же, какие молодцы», или «вот же ж суки».

Кстати, репортажи нравоучительного жанра зачастую получаются ничуть не хуже нейтральных. При определённой склонности к анализу читатель может вынести из них достаточно фактологии, чтобы прийти к выводам, противоположным взгляду автора статьи — и комфортно обосновать эти выводы с помощью фактов, самим репортёром приведенных. Тем не менее, я читаю Туровского и радуюсь, что не перевелись ещё в России журналисты, готовые за фактами отправиться на окраину Ада, и факты эти добросовестно до нас донести, не пытаясь подогнать их под удобную для восприятия схему.