November 2nd, 2015

0makovsky

Почему не надо подписывать петиции на Change.Org

В последние дни заваливают меня ворохом призывов подписывать разнообразные петиции на сервере Change.Org. Только сегодня с утра получил в личку на Фейсбуке два таких призыва на совершенно разные темы.

Отвечаю всем сразу.
Я никогда не подпишу никакую российскую петицию на этом сервере.

По двум очень простым причинам.

Во-первых, ни одно российское ведомство, учреждение или должностное лицо по закону вообще не обязано обращать внимание на подписи, размещённые неустановленными лицами на частном коммерческом сервере, расположенном в штате Делавэр, США. Точно так же, как никакое американское должностное лицо не обязано реагировать на петиции, поданные китайцами на китайском голосовательном сервисе.

Это соображение (про юрисдикцию) можно было бы оспаривать, называть казуистическим или несущественным, если б речь шла о реально влиятельных в России зарубежных площадках — таких, как Фейсбук, например, или Твиттер. По факту мы можем вспомнить немало примеров, когда информация, опубликованная в этих соцсетях, вызывала те или иные реакции со стороны российских госорганов. В практике Change.org подобных примеров за 8 лет существования площадки не наблюдалось. То есть этот инструмент — ровно такой неэффективный, каким он и должен быть, с учётом статуса платформы (и отсутствия на ней любых инструментов идентификации пользователей-подписантов).

Во-вторых, сам по себе Change.Org — проект в высшей степени отстойный, спаммерский и корявый.
В одной только Википедии список претензий к нему американских пользователей насчитывает 5 разделов. Для меня наиболее существенной проблемой является в высшей степени некорректное обращение владельцев сервиса с персональными данными людей, доверивших ему свою персональную информацию. Мало того, что они её продают налево, и могут от Вашего имени заспамить Вашу же фейсбучную ленту — так они ещё и используют контакты зарегистрированного пользователя для присылки собственной непрошенной рекламы.

Проект, действующий до такой степени за рамками элементарных понятий о сетевой этике, ни в коем случае нельзя использовать для публичной общественной деятельности. Когда человека, который по Вашему призыву подписал письмо в защиту угнетённых, сразу начинают заваливать коммерческим спамом из США — это может дискредитировать в его глазах любую правозащитную деятельность.

Если Вас, как и меня, не устраивает сервер «Российской общественной инициативы», имеющий два бесспорных достоинства (он официальный, так что власть обязана реагировать, и все подписи под петициями там подтверждаются государством), то в России также существует немало других значимых площадок для сбора подписей — без спама, без подстав, но с той или иной степенью верификации подписантов. Например, есть известный механизм сбора подписей на площадке «Новой газеты». На платформах социальных медиа тоже существует возможность мобилизовать пользователей в поддержку той или иной инициативы — куда успешней, чем на площадке какого-то мутного делавэрского стартапа.

Я твёрдо убеждён, что любая публичная деятельность должна быть эффективной и ответственной.
Сбор подписей на Change.Org не отвечает ни одному из этих требований.
tibet

Фига в кармане против штыка

20 лет назад газета «Аргументы и факты» сообщала, что Минюст отказал в регистрации движению «Прогресс и законность. Демократический единый центр» из-за неблагозвучности её сокращённого названия

Вполне допускаю, что это была такая шутка юмора. Но в Венеции 150 лет назад к подобным ребусам относились с жутчайшей серьёзностью.

Взгляните на решётку моста Борголоко, соединяющего берега канала del Paradiso o del Pestrin в венецианском квартале Кастелло.

Видите ли вы в этих довольно нелепых чугунных сердечках с завитушками признаки политической пропаганды и агитации, направленной на свержение существующего строя и освобождение Италии от австрийских захватчиков? Скорее всего, не видите — а, меж тем, это ровно оно и есть. В сердечках надлежит видеть две буквы V, а в завитушках — букву E. И всё вместе это расшифровывается как «Viva Vittorio Emmanuele» — «Слава Виктору Эммануилу II Савойскому». В 1861 году он принял титул короля объединённой Италии — и во всех частях Апеннинского полуострова, которые на тот момент контролировались австрийцами, его прославление (в том числе и зашифрованное) было главным способом выразить политический протест.

Скажу вам больше. Итальянцы, как известно, обожают музыку, и в частности — оперу, главным сочинителем которой 150 лет назад был у них Джузеппе Верди. На первый взгляд, неудивительно, что лозунгом «Viva VERDI» оглашались театральные залы в дни представлений «Трубадура» в венецианском «Фениче» и «Бала-маскарада» в римском театре «Аполло». А также расписывались стены домов на улицах Милана и Венеции.

Только прославлял этот лозунг отнюдь не композитора. А всё того же Виктора Эммануила II Савойского.
VERDI в данном случае — не фамилия творца бессмертных опер, но сокращение, расшифровываемое как Vittorio Emanuele Re D'Italia.

И, если кому-то кажется, что подобные фиги в кармане не могли создать никакого реального противовеса австрийским штыкам, он приглашается изучить историю вопроса. Через 10 лет после того, как Виктор Эммануил II провозгласил себя королём вполне виртуальной на тот момент «Объединённой Италии» (не включавшей в ту пору ни Милана с Венецией, ни Рима с Флоренцией), с территории Апеннинского полуострова убрались уже и австрийские, и французские войска, а Папа Римский распустил свою армию и обязался никогда уже больше не лезть со своим духовным авторитетом в гражданские военно-политические разборки в качестве воюющей стороны. Объединённая Италия стала реальностью, которой и остаётся по сей день (хоть она и сменила форму правления с монархии на республику). А могущественные империи, которым показывалась эта самая фига в кармане, в итоге развалились как карточный домик.

Потому что в долгосрочной исторической перспективе мозги всегда оказываются сильнее штыков.
Даже если нынешняя российская власть видит свою историческую миссию в доказательстве обратного.