November 13th, 2015

dead cash

Триллион рублей наличными к декабрю

В конце октября заместитель министра российских финансов Моисеев предсказал падение курса рубля в ноябре-декабре. Госчиновник объяснил свой прогноз сезонностью: рубль у нас традиционно дешевеет к концу года. РБК в этой связи напоминало, что в прошлом году именно так оно и вышло: если 1 октября 2014 Банк России оценивал доллар в 39,38 рублей, а к 18 декабря его стоимость подскочила сразу до 67,78 рублей. Главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова прогнозирует, что до конца 2015, при нефтяных ценах на уровне $40 за баррель, курс доллара может установиться на отметке в 75 рублей (сейчас баррель Brent торгуется в районе $44).

Вчера стало известно о планах Центрального банка РФ напечатать к декабрю триллион рублей наличными. Как и замминистра финансов, Центробанк ссылается на «сезонность»: деньги нужны населению и предприятиям на предновогодние траты. Рубли с приходом зимы допечатываются ежегодно: согласно статистике ЦБ, в декабре 2014 года объем наличных денег вырос на 920 млрд рублей, а в декабре 2013-го рост составил 800 млрд рублей. При этом в ЦБ уверяют, что увеличения общей денежной массы (читай: инфляции) дополнительная эмиссия за собой не повлечёт. Просто в наличном обороте денег прибавится, а остатки на банковских счетах и депозитах (как граждан, так и Минфина) симметрично сократятся.

Конечно, при этом стоит помнить про реальный дефицит бюджета, составляющий около того самого триллиона рублей, на покрытие которого Минфину придётся где-то изыскивать средства — например, в Резервном фонде. «В этом случае денежная масса вырастет, что окажет давление на российскую валюту», — предупреждает аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай, слова которого приводит РБК.

Официальный курс доллара на сегодня — ₽65,45, евро — ₽70,34. Последний серьёзный скачок официального курса иностранных валют отмечался 25 августа, когда доллар поднимался до ₽70,7465, а евро — до ₽81,1533. Для обеих валют это был рекордный показатель за весь 2015 год.

Update: Леонид Бершидский, обсуждая новость об эмиссии триллиона рублей в своём Фейсбуке, призвал в комментарии известного экономиста Константина Сонина. Тот был лаконичен:
Невозможно обсуждать одно конкретное действие - надо тупо смотреть на инфляцию.
0levashout

Измени одну жизнь: проблемы внутрироссийского усыновления

В среду благотворительный фонд ChangeOneLife.Ru устроил выездное заседание попечительского совета.
Оно началось в 9 утра и закончилось в 9 вечера.
За это время мы успели объездить 2 детских дома на разных окраинах Москвы и провести встречу с приёмными родителями на родной моей Речнухе, в Монтессори-центре «Солнечный город». Впрочем, расскажу по порядку, зачем мы этот 12-часовой попсовет вообще затеяли.

ChangeOneLife.Ru — это такой проект, работающий на внутрироссийское усыновление. Я о нём неоднократно тут писал. У фонда есть два основных направления деятельности. Во-первых, съёмка видео сирот в детдомах. Три года снимаются ролики, выкладываются на сайт фонда, рассовываются по партнёрским площадкам (например, Mail.Ru Group) — и люди, посмотрев эти видеоанкеты, усыновляют снятых там детей. К этой минуте отснято 21.929 видеоанкет, и 5862 ребёнка по этим анкетам уже усыновлено. Это примерно половина всех сирот, усыновлённых в России за последнюю пару лет.

Во-вторых, фонд занимается поддержкой приёмных родителей. От момента, когда у них только зародилась идея взять детдомовского ребёнка, и далее везде.

Пару лет назад работа фонда была проста и комфортна. Снимали видео, выкладывали его в Интернете, партнёры раскидывали ссылки, и ребёнок довольно быстро усыновлялся. Но те времена, похоже, прошли. Сегодня в российских детдомах остались только больные дети, с тяжёлыми диагнозами, и достаточно взрослые, которых никто не хочет усыновлять, да и сами дети в основном уже перегорели, больше думают о предстоящей жизни в собственной, предоставленной государством, квартире, чем о семейном устройстве...

В этой связи фонду нужно думать, как модифицировать дальнейшую работу, приспособляясь к новым реалиям.
В поисках ответов на этот вопрос мы вчера посетили детдом для малолетних, детдом для взрослых детей, затем встретились с приёмным родителями в центре «Солнечный город». Услышали массу человеческих историй и взаимоисключающих мнений про усыновление, вникли в особенности текущей реорганизации детских учреждений, чему-то порадовались, чему-то огорчились... Ближе к ночи составились наброски, которые мы, надеюсь, доработаем в ближайшие недели до полноценного плана работы на 2016 год. Когда эти решения будут приняты, я о них тут непременно напишу. А пока — значимое из услышанного.

После принятия «закона подлецов» в России реально начались какие-то подвижки в сфере внутреннего усыновления. В частности — экономические стимулы. В деревнях они сразу протранслировались в простую хитрованскую схему: мать сдаёт ребёнка в детдом, её родственники тут же этого ребёнка забирают обратно, и получают до 18 лет на него пособие как усыновители, при том, что жить он может с той же матерью. Государственные деньги в таком случае просто пилятся и пропиваются. Но и в городах материальные стимулы зачастую играют чрезмерно большую роль в решении взять ребёнка из детского учреждения. До 70% приёмных родителей теряют связь с приёмными детьми после прекращения финансирования. Если речь идёт об инвалидах — их просто возвращают государству при достижении совершеннолетия. И государство привычным движением засылает их в ПНИ.

Чем серьёзней у ребёнка диагнозы, тем больше пособие для усыновителей от государства. Раньше бизнес медкомиссий состоял в том, чтобы здоровому ребёнку нарисовать какой-нибудь ВИЧ для нужд международного усыновления, а теперь и для внутреннего тоже есть мотивация рисовать диагнозы, с которыми больше платят.

Детдомам (которые теперь называются «Центрами содействия семейному устройству») спускается в последнее время разнарядка: раздавать детей по приёмным семьям. Идея о приоритете семейного устройства перед государственным содержанием стала, по сути дела, доминирующей. При этом в последнее время самоцелью, по американскому примеру, объявлено сохранение биологической семьи.

В теории это, конечно же, хорошо и правильно, а на практике реализуется в духе пресловутой палочной системы. Биологических родителей уговаривают не отказываться от детей окончательно — можно ведь их сдать государству «по заявлению», и навещать в детдоме (он же «Центр содействия») раз в полгода, сохраняя родительские права. Одно из практических следствий — такие дети, всю жизнь содержащиеся в госучреждениях, не могут быть никем усыновлены. Хотя de facto их биологические родители никакой заботы о них не проявляют, и семьи как таковой у этих детей нет.

О тех детских учреждениях, в которых мы побывали, могу сказать, что очень сильно впечатлён — и оборудованием, и, прежде всего, персоналом. Там работают очень разумные, грамотные и душевные люди, большие энтузиасты своего дела. Жизнь у них, конечно, непростая: реорганизации идут одна за одной, чиновничество неутомимо изобретает всё новые правила, взамен едва вступивших в силу вчерашних новаций. И всё это происходит на фоне пресловутой московской «реформы здравоохранения», которая, по сути, сводится к тупому урезанию штатов. В детских учреждениях упраздняются медицинские блоки, изоляторы, ставки медиков и медсестёр. С учётом того, что дети там остались в основном с серьёзными патологиями, эти сокращения воспринимаются сотрудниками с ужасом. Когда к шести детям-инвалидам на ночь без права сна прикрепляется одна санитарка, то не очень понятно, как она сможет их утром всех поднять, одеть, умыть и накормить.

Изменения в лучшую сторону тоже есть: разукрупняются группы, вводятся новые нормативы, по которым количество детей, проживающих в детдоме совместно, сокращается. К сожалению, гладко было на бумаге: само по себе появление нормативов не влечёт за собой автоматической перепланировки жилых помещений. Для этого нужен ремонт, а он подразумевает внеплановые расходы. Без ремонта остаётся старая планировка, а общее количество детей в учреждении не поменялось — то есть жить они будут там же, где и до принятия нормативов, расселить их некуда.

Одна из искромётных чиновничьих новаций — запрет детским учреждениям тратить деньги на срочные нужды. Недавно ещё существовала квота в 100.000 рублей, на которые детдом мог самостоятельно закупить детям предметы первой необходимости. То есть ехал воспитатель с группой детей в магазин, там выбирали и примеряли одежду и обувь по своему вкусу. Теперь стало нельзя: деньги нужно занести на счёт учреждения и объявить тендер в соответствии с 44-ФЗ. Побеждают в этих тендерах на заочную поставку одежды и обуви правильно обученные юрлица, а потом присланные ими вещи пылятся на складе детского учреждения: воспитанники не хотят это носить, да и размеры у детей меняются быстрей, чем государственная бюрократия успевает выполнить все свои ритуальные танцы с бубном. Хотели как лучше...

Очень интересно было услышать о том, как детские учреждения справляются со свалившейся на них миссией «содействия семейному устройству». Если для ChangeOneLife.Ru такая работа профильная, то для вчерашних детдомов она в новинку. Тем не менее, там быстро додумались до эффективных механизмов «маркетинга» своих сирот на опеку/усыновление. Агитацию за внутрироссийское усыновление ведут на государственных предприятиях, в церквях, в структурах МВД и других силовых ведомств. Госпредприятия хороши тем, что там можно сразу окучить много потенциальных усыновителей. Церкви — тем, что люди, туда приходящие, как правило, пытаются решить свои экзистенциальные проблемы, или искупить грехи. В обоих случаях усыновление может стать решением...

Отдельный круг проблем связан с поддержкой приёмных родителей. История в основном не о деньгах, а о том, что усыновители, забравшие ребёнка из детского дома, оказываются один на один со множеством проблем, о которых они заранее не были предупреждены — медико-социальных, административных, бытовых. Какова б ни была тут вина государства, решение этой проблемы, очевидно, по плечу гражданскому обществу, на чиновников особенной надежды нет. То есть, с одной стороны, необходима самоорганизация сообщества приёмных родителей, с другой — должны подставить плечо фонды, поддержав создание эффективных схем помощи, поддержки, консультаций и ухода за приёмными детьми.

Прямым следствием проблем, возникающих у приёмных родителей, является неуклонно возрастающий процент возврата детей в госучреждения. Отчасти это связано с увеличением числа взятых оттуда детей: решение об опеке/усыновлении сегодня всё чаще принимается под влиянием сиюминутного импульса, без трезвого учёта возможностей приёмной семьи. Импульс проходит — детей возвращают. При этом их шансы найти новую приёмную семью сокращаются. Но во многих случаях решение взять ребёнка было не импульсивным, а вполне взвешенным и продуманным. Просто потом выяснилось, что возможности ограничены, и помощи извне ждать не приходится. А тут проблема как раз в поддержке, профессиональной и социальной. О которой мы будем думать. И, надеюсь, что-нибудь придумаем.
0qaddafi

ИГИЛ как жалкий эпигон православия

Ролик ИГИЛ на русском языке — редкой отвратительности зрелище.
Попробовал выложить на YouTube — тут же его и забанили, так что качайте оригинал.

Хочется, чтобы эту сволоту разбомбили основательно и поскорей, закатали в асфальт и растёрли в пыль. Америка, Россия, коалиция — лишь бы в прах, и основательно, чтобы если кто-то захочет продолжить начатое, чтоб его тоже в топку, не дожидаясь.

Но в смысле эстетики и месседжа, эти креативные юноши от ИГИЛ — жалкие эпигоны Жанны Бичевской, которая все в точности такие же кровожадные слоганы пропела 14 лет назад от имени совершенно другой тоталитарной секты, столь же охуевшей и людоедской.

Важно понимать, что шлягер Жанны Бичевской, со всеми его призывами к убийству неправославных, не признан у нас экстремистским никаким даже самым заштатным райсудом. То есть людоедские методы ИГИЛ никаких возражений у нашей правоохранительной системы не вызывают. Кто не с нами — те «будут казнены». Главное — чтобы бантустан был православным, а не исламским.

Только и остаётся, что запретить полёты в Египет, Тунис и Турцию. А наш православный ИГИЛ пусть процветает, на зависть народам.
кровожадный жид

Дешёвый способ оттоптаться по Войкову

Вероятно, Пётр Войков был омерзительный людоед, как многие его соратники.
И если имя его будет стёрто со всех московских карт, по зову протоиерея Чаплина, я не буду скучать до конца дней.

Но всё же хотелось бы отметить для протокола, что Николай II был ничуть не менее омерзительный людоед.
Расстрел его семьи — безусловно, трагедия и варварство, но последний российский царь в этой истории легко отделался.
Расстрела он не заслужил: место его было на виселице. В 1914 году этот ублюдок кинул миллионы русских жизней в топку войны, погубившей Российскую Империю. А до начала войны он пытался спасти свою подлую, растленную, коррумпированную власть, натравливая одну часть населения России на другую. Кровавое воскресенье, погромы, дело Бейлиса, отказ от поиска заказчиков убийства Столыпина — всё это преступления Николая II, о которых всякому в России надлежит помнить.

Что же касается людоеда Войкова, то тут тоже не надо делать вид, что он своё преступление совершил в одиночку, по наитию, без приказа или против воли вождей Октябрьской революции. Решение об убийстве всей царской семьи, включая женщин и детей, принималось на самом верху. Хотите стереть память убийц с карты Москвы — давайте начнём с главного людоеда, а не с шестёрки-исполнителя. Давайте переименуем Ленинский проспект, площадь Ильича, Ленинградский проспект, вокзал и шоссе. Давайте вынесем трупешник из Мавзолея, обольём его бензином и сожжём, а пепел свезём на свалку, как поступили с Гитлером.

Но когда одни и те же люди требуют предать анафеме шестёрку-Войкова, а Николая II прославляют как страстотерпца и/или мученика, и свято оберегают от посягательств мумию Ленина на главной площади страны, то это ни разу не восстановление исторической справедливости. Это всего лишь дешёвый пропагандонский наброс и неуклюжий пиар виртуального московского народовластия.
01915

О выездных визах в России

Если в России введут выездные визы для собственных граждан — это будет значить ровно одно.
Что мы вернулись в 1984 год, и Государство снова рассматривает население как своих крепостных.

Конечно, вероятность подобной реформы не выглядит сегодня слишком реальной.
Честь озвучивания инициативы пока доверена клоунам от компартии, которые пока не давали нам повода относиться к их идеям серьёзно.

Но в принципе хотелки Государства в последний год развиваются именно в этом направлении.
Оно хочет указывать гражданам, что им дозволено есть, смотреть, слушать, и в каких магазинах закупаться потребительскими товарами.

Рано или поздно свобода выезда станет помехой для этих амбиций — и её захотят отменить тем же явочным порядком, как отменили все другие существенные положения Конституции: о свободе слова, собраний, совести, введя примат «чувств верующих» над правом не исповедовать никакой религии.

Лично для меня введение любых ограничений на выезд из СССР будет означать, что проект построения в России общества несоветского типа закрыт и отменяется. Я в таком случае просто отсюда уеду (если раньше не посадят). И вам советую задуматься над сроком годности своих загранпаспортов.

Предупреждён — значит вооружён.